• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:56 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Еще был четырехлетний мужчина Дмитрий, который первым делом увел с кухни женщину Соню (оставив меня с темя мужиками доделывать пряничный домик) и заставил ее вырезать рельсы для поезда.

Или чатик до пяти утра (в какой-то момент ставший "Арзамасом га-га-га"), где мы писали стихи про гусей в каких попало характерных стилях.
Одинокий гусь
Апелляцию пишет
Последним пером.

И "нас всех должны были бы сжечь".
Ну и все, чего я как обычно не запоминаю)



01:43 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я не буду про Ту-154, я буду про Рождество.


На самом деле я не помню, когда и как мне пришла в голову эта мысль про рождественского гуся - универсальный повод, который одинаково легко созывает моих дорогих друзей, независимо от их отношения к новогодним праздникам и религии. Я явно потеряла тот момент, когда из странного эксперимента это превратилось в устойчивую традицию. Я и сама не замечала, как от года к году это становится все важнее для меня, как я готовлюсь все дольше и разнообразнее, и в какой момент вообще это все стало любимее, чем Новый год.
И с каждым годом Рождество удается все лучше.

Два гуся, пряничный домик, акварельные открытки (сколько лет я не брала в руки кисточку с красками), апельсиновые кружочки на елку, рождественские венки и гирлянды с живыми ветками, еще много-много мелочей.
Дорогие друзья, которые подхватывают, помогают, шутят, благодарят, играют на гитаре и поют, и еще шутят, и так с ними хорошо и легко.
Этот год - первый за долгое время, когда я не поехала на мессу. Из-за прошлого года в Катарине, и еще по каким-то мелким ощущениям - и остались после двенадцати малым составом и не пошли гулять, а запивали песни имбирным чаем и радовались. И ночь, которой две тысячи лет, и все эти две тысячи лет люди смотрели через нее на свет, смыкалась над нашими головами.
И потом, когда последние гости ушли, так славно и мирно сидеть с родителями, и отец вдруг тоже берет гитару, и играет The house of the rising sun, он играет, а я пою. Я впервые, понимаете, впервые за всю жизнь слышу, как отец играет на гитаре - такое вот рождественское чудо. И вдруг оказывается, что те самые группы, для которых он писал песни и в которых играл когда-то - это не ноу неймы, это про них рассказывает Артемий Троицкий в Back in the USSR.

Я не то чтобы была молодцом в этом году. Но это во всяком случае было местами неплохо.

Хочешь волшебства - делай его).

18:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Это довольно странно, но рабочие тексты никогда не писались так легко, как сейчас, после полугодового перерыва, за который я, кажется, вообще ни одного материала не сделала. Слова ладно и емко складываются друг с другом, тексты структурируются практически сами собой, ну а главное - я, кажется, ни разу не была довольна результатом. А тут смотришь - а славно, кажется, вышло.

Барклай-де-Толли освещен так, что его тень резко вычерчивается прямо на стене Казанского собора, между колонн. Никогда не трогали классические памятники, но тень пробирает до дрожи своей реальностью, властностью и силой. Слишком живая. Будто и не памятник ее отбрасывает, а она прикрывается памятником.

На остановке ждет автобуса красивая женщина с длинными волосами, в бежевой короткой дубленке с почти кельтскими узорами, без сумки, но с аккуратной бежевой метлой в руках.

Новогодним украшением города хочу многословно восхищаться, но только сворачиваюсь клубком на заднем сидении такси и не отрываю взгляд от сияющих парусников у Адмиралтейства, эльфийских деревьев вдоль Невского, теплых звезд на деревьях Новой Голландии. Весь центр - в моих любимых крошечных белых, голубоватых и золотистых огоньках. Когда я была маленькой, любила такие больше всего на свете, представляя, что это стайки летучих светлячков, фей из Питера Пена, или просто живых огоньков - особенно когда они спрятаны в еловых ветках. Впрочем, как будто что-то поменялось.

23:23 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
На самом деле, ворох всего - славный Блинком, первая и третья часть режиссерок ВК в Авроре в оригинале, внезапная поездка в Волхов (делать документы, как большая - десять лет каждый раз удивляюсь), временные привычные будни в родной редакции - Наташа попросила помочь до Нового года, неожиданно приятный УФАС и смущенная судья Невского округа, и так далее, и так далее. Смешное и трогательное, грустное и нелепое.
Иногда хочется про все писать и рассказывать, но потом думаю, что самые важные люди все равно скорее всего не прочитают, и как-то сникаю.

Впрочем, все временно. Наверное, поучусь здесь лаконичности - чтобы рассказывать, но не миллионом слов, как я люблю.
Чуть больше недели до Рождества, чуть больше двух - до Нового года, придумываю подарки и украшения, закрываю кармические долги и снова пишу морских детей - немного боязно, но очень хочется.

Вот пусть будет радостные фоточки с Блинкома, с чудесных The Darts и Оргии Праведников.
Радостные фоточки - всегда хорошо.



Еще две

14:33 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Немного о зиме в Петербурге.
Хорошего дня)

[12:56:27 PM] Бачер:
Ступеньки на выходе скользкие, осторожно
Да и везде впрочем

[2:10:14 PM] Katerina:
Хорошо, спасибо

[2:10:30 PM] Бачер:
всё уже растаяло
пока ты шла до мессенджера
сегодня уже 2019 год, июнь

[2:10:49 PM] Katerina:
=/
А купаться уже можно?

[2:12:07 PM] Бачер:
Нет
Ты что забыла в 2018 на землю упал метеорит
теперь вся вода радиоактивна
и там живут мутанты жрущие людей
вообще не выходи из бункера
я настреляю гигантских крабов и вернусь

14:12 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Время новогодних открыток, друзья мои)
Давайте адреса, а то я как обычно не помню, где что записано.

И я тоже хочу конечно же ^_^



00:47 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Узнала про существование камня "сердобольский серый гранит". Моя жизнь никогда не будет прежней.

Вижу, как маленькая пожарная машинка приезжает тушить мусорный бак. Пожарники в касках и защитных комбинезонах, вода из брандспойта разливается по снегу - все честь по чести.
Первое, что приходит мне в голову, пока я смотрю на текущую воду - это же был бы идеальный способ залить в детстве естественную горку, которую вечно заливали ужасно поздно, или не заливали вообще. Закатить на верхушку мусорный бак, полить туда для верности бензином и поджечь. Приедут пожарники, зальют все в лучшем виде.
Возможно, с моей головой что-то не так.

00:01 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
(я просто перекинула этот кусок в новый пост, потому что с ним предыдущий гигантский какой-то)

Недавно в гости приезжала Йод-Имир. Не ролевик, она довозила меня до аэропорта после Дурмстранга, и я так взахлеб рассказывала про игру, что она захотела поехать. Еще пара разговоров по скайпу - и она приехала на семестр моей двоюродной сестрой, и играла так круто, что все удивлялись - неужели первый раз.
Мы сидели у меня на кухне, говорили, и вдруг я поймала - как все же здорово быть частью большой сериальной истории, когда знаешь столько легенд, историй и хитросплетений этой школы, знаешь, как меняются студенты от младшего курса к среднему, от среднего к старшему, что несут в себе золотые разговоры и что делает с тобой личное ученичество, и для чего весь этот путь именно такой.
"Я даже не знаю, жив ли он", - вздыхает Имир, когда мы переключаемся на игру. "Так давай проведем ритуал, делов-то", - на автомате отвечает Бьянка.
Хорошо, что у меня будет еще как минимум один семестр.
Чертовски здорово.

02:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
У меня в голове есть длинные посты про Волхов, плавание, моих дорогих друзей, работу и один странный дом в Москве, и еще много других, но постоянно находятся более важные вещи, чем их написание. А солянку накидать быстро.

Недавно писали втроем с Соней и Аланкуном текст - выбирали, как и что подавать, искали форму, сюжет, отбирали друг у друга клавиатуру и много обсуждали. Сказала бы я, что давно не получала такого удовольствия и вдохновения от совместной работы - но на самом деле никогда не получала. Очень много восторга.

После поста "Вконтакте" про адвентовский подсвечник и бытовую несуразность (- Что ты делала с микроволновкой? - Сушила в ней шишки. Слушай, ты живешь со мной больше года, почему ты все еще удивляешься? - Вот и удивляюсь, как я жив еще), три разных человека в течение получаса позвали меня пить, а мой дорогой редактор - гулять (и пить). Очень смеялась.

"Сегодня провожали Татьяну, - рассказывает моя дорогая главный редактор Наташа. - Когда я стану пожилым итальянцем, сниму про тебя, Шаргородскую и Таню фильм. Только надо будет найти еще пять с половиной женщин"
"Ну, почему пять с половиной, я поняла, а мы втроем..."
"Вы ушли и разбили мое сердце!"
Моя Наташа сидит на полу с мокрой головой, пьет каркаде с коньяком и рассказывает отличные истории.

Вдруг я узнаю, что роман моей знакомой, фотографа и дизайнера (?), с фотографией, обработкой и изображением как таковым, начался много лет назад с того, что я показала ей какие-то штуки, которые делала тогда в фотошопе, и научила кое-чем пользоваться. "С тех пор все и началось", - рассказывает она мне. Мне удивительно и приятно.

Вот подсвечник, кстати, пусть тут тоже будет.



03:22 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я вылезаю на крышу как была, в юбке и майке - вылезаю, чтобы выдохнуть, успокоить злость, не наговорить лишнего дорогим друзьям и попытаться разрешить все к лучшему.

Вылезаю - и вижу ровно заснеженные крыши вдаль, и тишину, и снег летит в спину. И вспоминаю, что сегодня - первое воскресенье Адвента.
И чтобы успокоиться, хватает семи вдохов.
Совсем скоро Рождество.

В первое воскресение Адвента я случайно оказываюсь с теми, кого люблю. Дочитываю "Мастера и Маргариту" и конечно открываю ежегодную "В конце ноября". Зажигаю первую свечу на кухне дома с окнами вровень крыш старого Петербурга. Дома, в котором я уже больше года счастлива.

Скоро Рождество. Я думаю о том, кого приглашу через месяц на неизменного своего рождественского гуся с глинтвейном, и на самом деле теряюсь. Рядом столько светлых и бесконечно любимых, но Рождество всегда было для меня способом сказать "спасибо" в первую очередь тем, с кем я разделила прошедший год.
Я вспоминаю его, несуразный и пестрый, тяжелый и долгий, год, в который я трудно искала и больно теряла, и много, очень много обретала и думаю, что не было друга, с которым было бы то самое share, когда отчасти жить друг у друга в ладонях. Не потому что я нехороша, или друзья мои нехороши, а просто потому что сама шла сторонкой, не стремясь делить ни горести, ни радости.
Это не плохо и не хорошо, это так есть и, пожалуй, немного печально - значит, есть еще весь Адвент, а потом, возможно, и еще целый год, чтобы сделать что-то по-другому.

Свеча отражается в тройном стекле, венчая припорошенную снегом восьмерку из барельефа "1823" на аттике дома напротив. На восставшем из мертвых и как ни в чем ни бывало раскинувшемся деревцем фикусе бенджамина нахохлилась белая совушка.
Это был щедрый на счастье и горе год, спасибо ему. Дальше будет лучше.

16:03 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Развлекательные новости нашего радио.

Сугробов как не бывало, с Невы сошел лед, я потерялась во времени - все мое существо считает, что зима закончилась и, судя по световому дню, сейчас начало февраля. Пытаюсь перекинуться на предрождественские рельсы, но пока довольно безуспешно. Хотя рождественский латте в Старбаксе ненадолго ставит все на место.

Фрай ужасно слушательный - в выходные мирно слушали какую-то книгу из цикла Ехо, я вырезала розу ветров и маяк на фанерке, Бачер проходил DLC Dark Souls.

Ношусь с перерезанным пальцем, как никогда ни с чем не носилась - меняю бинты, дезинфицирую, регулярно мажу спасателем. Даже наконец научилась правильно перевязывать пальцы. Конечно, потому что мне как можно скорее нужна рабочая рука - очень хочется арендовать ненадолго место в мастерской и поэкспериментировать кое над чем. Ну и в бассейн тоже хочется поскорее.

История про псковских Катю и Дениса не отпускает меня. Очень показательная с очень разных сторон, жирно выявленная предельностью.

Еще даже не прожила и не обдумала хорошенько "Тварей", а уже жду не дождусь выходных и похода в Галерею, чтобы смотреть в оригинале.

"Back in USSR" как всегда чудесного Артемия Троицкого очень предает дух рок-прослойки эпохи. Очень крутая.

Хорошей недели, что ли.

В безвременье от осыпавшихся мелкими осколками часов, календарей и прочих хронометров остается только ежедневный выстрел петропавловской пушки, что накрепко закольцовывает течение жизни.
Это пауза отрешенности, дистанции и беспамятства, храбрые ныряют в нее без оглядки, пугливых затягивает незаметно. Только когда время сдвинется с мертвой точки, снова покатится под гору карельским валуном, они вынырнут. Их подхватят новые ветры, а все старые, волочившиеся по земле куски бечевки, прилипшие обрывки целлофана и заношенные разномастные якоря, позвякивавшие цепочками и поскрипывавшие канатами, где-то растеряются.
Если вынырнут, конечно.

11:15 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Фантастические твари и где они обитают".
Без спойлеров и еще даже не отчет

Я настолько не ожидала, что это будет и вполовину (в треть!) так хорошо, что совершенно обескуражена.
Цвета, и стиль, и герои, и игра актеров, и ощущенческий ряд, и настроение, и то, как выстроена картинка, и британская тонкость, и - боже мой - они умудрились счастливо обойти (или выйти) из большинства клише. "Мой любимый цвет, мой любимый размер".
Два раза у меня слезы наворачивались от восхищения, два раза я плакала от горечи, и один - от светлой грусти. Столько трогательного, столько действительно волшебного, такие филигранные нюансы.
У меня ощущение, что я не видела настолько чудесной сказки на большом экране со времен "Возвращения короля" ВК.

То есть нет, мне периодически хотелось бегать и орать "да используйте вы свою чертову магию" (невозможно перестать на заднем фоне думать, как можно было бы эффективнее использовать заклинания и не только заклинания), но это такие мелочи, право слово.

Давайте я поясню.
Я вовсе не фанат Гарри Поттера, хотя я бесконечно трепетно к нему отношусь, как относится, наверное, большинство детей девяностых - когда мы росли и взрослели вместе с героями и жили в ожидании следующей книжки.
Но я до сих пор даже не дочитала серию, и я не смотрела и не собираюсь смотреть фильмы по ней. (Кроме первого, и, кажется, второго, хотя в этом уже не уверена).
Я вообще не пошла бы в кино, если бы не обнаружила в инфополе восторженные отзывы людей, от которых я ожидала их меньше всего. И если бы не позвала Оленька. Потому что когда проходятся по тому, что для тебя трепетно дорого, это невыносимо.
А они взяли и все сделали правильно. Это не эксплуатация темы, которую обычно делают с заведомо кассовыми историями. "Волшебство в чистом виде", - помогает мне с формулировкой Оленька.
И, возможно, это первый фильм, после которого даже мне захотелось увидеть Нью-Йорк.

Теперь нужно идти с субтитрами, конечно, а то невозможно.

11:59 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я все думала, что это скоро пройдет, но нет.
На самом деле я конечно очень скучаю по журналистике. По многочасовым раскопкам в темах, о которых недавно ничего не знал, по интервью и комментариям, по боевой цепкости к речи и анализу, по куче всяких крутых вещей.
У меня есть даже очень простых аж четыре пути, которые очень быстро могут мне дать возможность заниматься тем, что я так люблю. Куда уж проще, чем то, что я делаю чтобы добиться и значительно менее важных для меня вещей.
Но это упирается в сильнейшее отвращение к новостным лентам.
Меня тошнит от новостной картины дня. Я с огромным удовольствием читаю большие хорошие тексты (и даже актуальность здесь не имеет значения - я любуюсь словесной организацией мира, добычей информации, умением увидеть неочевидное, подходом к людям), но заставить себя следить за происходящим (хей, быть в курсе, выискивать темы, ты чего вообще?) я не могу. Мне сразу невыносимо хочется перестать существовать только чтобы этим не заниматься. Я больше не хочу перегонять по своей голове тонны мусора и воды, чтобы искать в них годную рыбу, потому что не хочу никогда.

Тут место сказать себе: хей, чувак, расслабься, пиши спокойное про музыку, иди в трэвел, иди в айти. Не надо в проблемы, не надо в социалку, не надо в "общественно-политическое" не надо во все это.
Но меня по-прежнему интересуют только тексты с жесткой проблематикой, с конфликтом интересов, со всем этим вот. С гребаной "общественной значимостью", тьфу.
Что естественно упирается в тот самый поиск рыб в мусоре и воде, который заставляет меня страдать. До того, что у меня включаются внутренние предохранители и я отказываюсь этим заниматься, Все это конечно еще умножается на то, что я после предыдущей работы что-то слишком много знаю про то, как работает журналистика.
Неловкий момент, когда я, похоже, действительно видела слишком много всякого дерьма.
Уже скоро год как я ушла, а это все не проходит.
Все еще не могу решить, что с этим делать. Все еще скучаю про профессии.

19:05 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
За компанию с Лосенькой и любопытства ради прохожу так называемый "Челлендж осознанности". Что-то интересно, что-то сложно, что-то без того часто делаю, не суть. Мне нравится, что он во многом про перемещение фокуса внимания.
Сегодня я наблюдаю за одним. Завтра за другим. Внимательно наблюдаю, у меня же целый день на это. Не то чтобы я постоянно могла держать это в фоновом режиме, но довольно часто получается. Многое встает на свои места.

Из милого - перепрыгивая ручей в резиновых сапогах и приземляясь в снег на берегу залива (края уже схвачены льдом, снег сыплет в лицо, сумка с корягами и камушками через плечо), я внутренне улыбаюсь - "ты серьезно уверена, что это называется день для себя?" (день с собой на самом деле, но это неважно). Радостно думаю в ответ "ну конечно да".

Почему-то почти ни о чем не хочу писать. Вернее, нет сильной потребности.

Еще сегодня почем-то впервые стало плохо от вида крови. Никогда ничего подобного не было, всегда спокойно воспринимала свои многочисленные порезы, содранную кожу, распоротые ладони, колени и ступни и прочее. Как положено человеку из дворово-дачного детства. А тут глупо разрезала себе палец (рука с резаком соскользнула примерно через пару секунд после мысли "так делать нельзя, надо привезти маленькие тиски) - довольно глубоко и по артерии, так что кровь полилась под хорошим напором прежде, чем я успела пережать сосуд. И вроде все ок (кроме того, что дома нет бинтов или хотя бы пластыря), но промывая палец в раковине я почувствовала, что мне резко становится плохо и все начинает куда-то уплывать. К счастью, сознание я теряю всегда очень плавно и порядка десяти секунд, потому обычно успеваю предотвратить само падение, если что-нибудь мне не мешает.

Так как мне резко становилось хуже, как только я смотрела на забрызганную раковину, а все прошло только когда я полностью замотала палец в колбаску из чистого носка (бинтов-то нет) я вынуждена заключить, что проблема была скорее в самом виде крови. Хотя не раз видела куда уж более существенные ранения, в том числе и у себя, без малейшего недомогания по этому поводу.
Пока меня мутило, вспоминала пухленькие донорские пакеты крови, которые периодически сдаю, и пыталась донести до испуганной части себя, насколько несущественна маленькая лужица на полу в сравнении, но не то чтобы это сильно помогало. Понятия не имею, что делать, если еще раз окажусь в такой ситуации.

Делаю штуки, пишу штуки, танцую штуки.
Когда совсем светло, иногда мерещится, что уже весна.

02:04 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Во мне было так много слов про выходные, а теперь слова заменили планы на ближние дни, которые очень хочется воплощать побыстрее, и взгляд совсем сместился вперед, а слова разбежались.
Слова - они внимание любят.

Вот у Полиночки сниматься - такая радость и покой, слушаешь себя и выдыхаешь, плывешь под ее взглядом и по музыке, становится очень хорошо и немного нереально. Студия большая и просторная, деревянный пол и трещины на потолке, иногда мы начинаем дурачиться, и тишина звучит.

Стиховечер выходит камерным, разным и созвучным, стихи и песни, серебряный век и современность, звучит английский, немецкий и французский, Цветаева против Ахматовой, Бодлер и Джек-с-Фонарем. Виноград и сладости, доверие и зима за окнами. Много, очень много цепляющего.
К ночи у каждого за спиной неожиданно оказывается пара десятков стихов, которые приходили в голову диалогом, но не успели, хочется продолжать, но мосты.
Чертовски удачное начало после такого большого перерыва.

Через мгновение после того, как на сцене остается только белые лучи на темном фоне, барабанщик, аккордеонист и он сам, Al Di Meola сбегает пальцами по грифу и вдруг начинается волшебство. Вокруг поднимаются испанские города и пейзажи, каблуки стучат по тротуарам, юбки взметает ветер, птицы летят ввысь. Мелодии рассказывают истории одну за другой, длинные и жаркие истории, опрокидываешься в них и больше ничего вокруг не видишь.
Я никогда не слышала его таким в записи.
Теперь буду слышать.

Хорошие выходные.

Здесь явно место для полининых фотографий.



еще одна

@темы: Кэти как украшение интерьера

16:16 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Потому что иногда я люблю записывать сны.

В числе прочей жути сегодня снится семья - молодая девушка с длинными, густыми и темными волосами, высокий мужчина с остриженными русыми и их сын лет шести. Сначала я девушка, и я знаю, что сегодня умер человек, которого мы все ненавидели, который сделал нам что-то ужасное, я радуюсь, мне легко, я празднично вставляю его фотографию в рамку. Это момент счастья. Ужас и вина приходят чуть позже - во сне я не могу разобрать, то ли только из-за того, что в нас было так много ненависти и из-за того, что мы так радуемся смерти, то ли мы сами содействовали ей так или иначе - это остается за кадром. Во сне есть только тяжесть и неподъемная вина - у нас всех.
Потом происходит что-то еще, чего я не помню, а потом я уже мужчина, и наш сын в моих руках, мы опускаемся все глубже и глубже в прозрачную бликующую воду, метр за метром, воздух заканчивается и совсем скоро мы утонем, и больше этой тяжести не будет над нами. Это момент покоя.
Как вдруг где-то высоко,над нами раздается выстрел - в этот момент я понимаю, что там, наверху, прямо на поверхности воды на стуле сидит моя любимая женщина с темными волосами, и она только что выстрелила себе в голову, потому что тоже не может выносить тяжести виновности.
Кровь брызгает сквозь всю толщу воды, все вокруг нас становится красным, и мы отчаянно плывем вверх. Это момент ужаса - я понимаю, что мой любимый человек мертв.
Потом мы успеваем подхватить тело в воде, у нее раздроблена половина головы, мы вызваем врачей, следуют сложнейшие операции и в конце-концов ей удается выжить.
Я больше не хочу умирать. Мне жутко от мысли о том, что я мог бы быть мертв в тот момент, когда она стреляла себе в голову. И никтобы не оказалось рядом с ней. В целом больше ничего не имеет значения.

Это был очень красивый и очень страшный сон. Сны, в которых умирают близкие, всегда самые страшные. И на самом деле довольно красивая иллюстрация к той моей единственной разновидности любви, которую я определяю как "и что-нибудь, что больше, чем смерть".
Человек не становится для тебя смыслом жизни, боже упаси. Но он становится тем, из-за чего ты хочешь не умирать как можно дольше. Ничто другое не вызывало у меня этого ощущения.

@темы: по ту сторону

00:37 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Обнаружила себя вышагивающей по сугробам под крупными хлопьями снега в магазин за ингридиентами для синнабоновских булочек и напевающей Jingle Bells. Едва не фыркнула от излишней мимимишности картинки, но потом сообразила, что в руке у меня рулон паралона тридцатки, а в рюкзаке пара горстей саморезов и ножницы по металлу - а нет, смотрите-ка, все в самый раз.

"Найди себе время и выйди из дома, найди человека и будь ему другом", - читаю я чью-то цитату между расписанных недель в старом ежедневнике. Читаю, потом пишу дорогой Соечке в Нью-Йорк и зову Соню в гости варить варенье (впрочем, это оно обернется в итоге синабонновскими булочками).
Через несколько странице написано "Мандала Авалокитешвары" незнакомым мне почерком.
"Мой друг, я знаю, что красива, но не знаю, зачем мне эта красота, - бежит карандашная надпись еще через несколько страниц, - наверное, я буду задавать себе этот вопрос, пока лицо не иссушит время, кожа побежит рябью и мне не станет совсем спокойно". Я думаю о том, что, хотя меня все еще порой принимают за подростка, промахиваясь на десяток лет, и за всю жизнь еще не было случая, чтобы у меня не спросили паспорт при покупке алкоголя (потом удивленно качают головой - "а по вам не скажешь"), я уже ясно вижу приметы времени в зеркале, а легкие морщинки уже не исчезают после хорошего сна. И я уже люблю это несмелое время на своем лице, как люблю его на чужих. А красивость уже так давно не имеет значения, что неловко об этом даже вспоминать.
"И что могу сделать я, в сущности, кроме выведения своей жизни в осознанность?", - удивляюсь я еще через пору страниц и конспектирую кого-то следом "Мы не находим в мире ничего, кроме себя, любое представление о чем-либо - это диагноз". Еще немного дальше - про мифологему безумия.
Эскизы юбок и мебели, размерные сетки, Платон вперемешку с Фолкнером, разводки номеров, много журфака, книги и статьи.
Я пытаюсь прикинуть, какого года этот ежедневник, и как обычно не могу сориентироваться в собственном прошлом. Разве что старше трех лет - непреложное "и я разделяю все случаи жизни на что было до и после тебя" как обычно работает.

Еще в этих старых записных книжках часто встречаю про себя и отношения и в который раз думаю, как же мне с моей неудобной, чрезмерной вольностью и строптивостью чертовски все же повезло найти своего человека. Думаю - и варю глинтвейн на себя и Бачера.
Остаемся зимовать.

15:42 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Каждый раз, когда падает снег, мир кажется мне идеальным и все, чего я хочу - стоять и смотреть. Совершенно не знаю, что с этим делать.

Неделя без времени на интернет - это всегда отлично.
Не так давно ехала в метро и думала про то, что часть людей, на которых я смотрю - невероятно деятельные и сконцентрированные, делают крутые штуки в науке или других областях, ставят охуенные цели и обычно достигают их, и существуют в ритме, в котором я чувствовала себя ок лет пять назад, наверное.
Другая часть - славные и неспешные, умеют "делать ничего", играют в сложные и красивые компьютерные игры и читают книжки, никуда не торопятся, спокойно работают свои работы и забивают на любой жесткий распорядок дня.
Не то чтобы мне важна была идентичность, но не могу не чувствовать довольно жесткий рассинхрон как с одними, так и с другими. (ясно дело, я укрупняю и огрубляю, градаций и тональностей столько, сколько людей).
Впрочем, когда я его не чувствовала.
Мне есть куда идти, и это, в сущности, главное.

Снег идет.

20:31 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Отличная неделя работы на проекте, но времени у меня конечно же почти совсем нет, а когда есть, я сплю.
Хотя сна все равно выходит ужасно мало.
Интересный проект, сложные дети и крутые взрослые - все как я люблю.
Чем буду заниматься со следующей недели, не представляю совершенно, но об этом я подумаю потом.
А завтра сгоняю в Финляндию, гулять по снежочку.

В городе белый снег и внезапная зима, а я опять в том нелепом состоянии - когда замираю и мысленно оглядываю собственную жизнь сейчас, на самом деле мне хочется плакать от счастья.
То есть конечно еще с кучей всего нужно работать, выправлять, что-то я довольно сильно проебываю, но общий контур и вектор начинают меня устраивать. И местами вызывает бесконечную любовь.

Идти домой по Фурштатской между заснеженными липами, глубоко нырять в прозрачную воду бассеина.

Большой Самайн вот еще отличный был - хорошая музыка и много-много танцевать.
"Почему ты больше не ходишь на Оргию Праведников?" - подходит ко мне на концерте незнакомая девушка. "Да я вроде хожу, только не каждый раз", - теряюсь я.
"Я же хожу слушать на Оргию и смотреть как ты танцуешь!"- возмущается девушка.
О_о (этому необходимо быть здесь, чтобы оно меня поддерживало)

Выучила с ног несколько простеньких танцев, обнимала Злату и других хороших, радовалась выступлениям танцоров, как ребенок. Но лучше всего, конечно, вышло под самый-самый конец, когда уже джемили и основная масса людей расходилась - на фигурную польку пригласил отличный танцор, восхитительно вел - просто прелесть.

На полке лежат билеты на Al Di Meola, в холодильнике лежит гранатовый сок, в плеере мягкое, обнимающее первым морозом, в голове порядок в главном.

А еще Бачер показывает мне Mushishi, и оно тоже чудесное, хрупкое и важное.

Снег по-прежнему как чудо.

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная