• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:17 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
(Лежало в черновиках еще до Барраяра)

Тихий свет Кьяры, теплая Рожка, взъерошенный Женя и солнечный берег Кронштадта - берег моего моря. Собирать стол с Динкой под разговоры об истории и времени, пить только привезенное из Венеции вино с сырами у Фила с Аней и перескакивать с Вазари и Феллини на европейские барахолки, проходить город с Лексом насквозь, не переставая говорить о ролевых играх ни на минуту, вести партию в Имаджинариум у родного Аланкуна, когда все лишние люди ушли, и от от этого всем оставшимся так хорошо, свободно и весело. Каждый день возвращаться домой и даже стараться пораньше, потому что уже вообще невозможно иначе.

Но на самом деле лечат всегда не люди, лечит всегда город.

Меня до дрожи пронизывает, когда я вхожу поздним вечером под эрмитажную арку через Зимнюю канавку - пустая узкая улица, фонари в ряд теплым желтым светом, темная вода за спуском. "Это мой город, а я его".
Или проходить сквозь дворы, теперь надо знать, где не заперто, но это все равно как в детстве, когда город твой со всеми потрохами, со всей изнанкой, где тебя невозможно найти, если ты не захочешь, где тебе ничего не страшно и где во всем мире есть только ты и большой, теплый, родной город.
Или идти вдоль рек, Пряжка - Мойка - Крюков канал, и конечно приходить к Семимостью, где реки текут мимо тебя и все окончательно уходит в воду, кроме любви, покоя и грусти.
В любой непонятной ситуации - иди вдоль рек.

Господи, дай мне шаг, а не прежний промах,
Я посвящаю Тебе все свои ошибки,
Я трепещу на подпорках почти бескровных,
Тело упало камнем с души и сшибло.


Телом впитывать вечерний ветер.
Два года назад я решила, что мне совсем не нравится собственная уязвимость к холоду. Теперь в +9 одеваюсь так, как раньше могла себе позволить только в +17. И эта восхитительная возможность лучше ощущать ветер, не расплачиваясь каждый раз очередной ангиной - хотя я все еще порой перегибаю палку.
Невозможно привыкнуть к тому, каким мягким и податливым оказывается мир вокруг тебя. Вроде бы так должно было казаться в студенчестве, но чем дальше - тем мягче. Иногда мне кажется, что я совсем теряю чувство реальности - в добавок к давно потерянному чувству времени, видимо.

Это - о танце, "я" - лишь сосуд некруглый
Необработанной глины, первичной, нижней.
То не телесный состав добела обструган,
То не духовный состав не согрет, а выжжен.

01:21 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Несмотря на множество "но" касательно Барраяра, это было безусловно поучительно.
Окончательно утвердилась вот в том, зачем я сейчас езжу на ролевые игры - рассказать красивую историю. Как в целостности, так и во фрагментах.
Все остальное неважно. Вообще неважно.
Важна только история.

______________________
Немного Альберты Агиррэ, посла Эскобара

02:00 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вернулась с Барраяра, весь день ездила по бабушкам с розами и клубникой.

Барраяр получился неоднозначным, я не сыгралась с командой, но неплохо поиграла сама, а после нелепого технического косяка, когда не получилось пожертвовать собой во имя Эскобара меня очень выручил виконтовский Эрвин, и мы довольно огненно закончили внезапно возникшую накануне линию.
Выйти замуж за Форратьера - тоже в некотором смысле самоубийство, моя любимая игровая шутка.


Конечно недовольна собой, можно было ярче, можно было приложить больше усилий, чтобы сыграться с посольствами и вообще много чего можно было сделать по-другому (ну как обычно).
Но, с другой стороны, я ехала отдыхать, играть темперамент, танцевать и петь Че Гевару, и совершенно не собиралась выигрывать ролевую игру.
Все, что хотела от игры - получила. Надеюсь, и давала тоже порядочно.

Ну и звездный состав игротехов (Охзар, Кендер, Динка, Темплар - catch them all), которые в любой херовый момент делали мою жизнь лучше.
До пяти утра в игровую ночь пить ром в игротехнической - не то, что я обычно делаю, но было прямо годно, тепло и хорошо.
Еще после игры Серина наряжала меня в девочку, затягивала в корсет и оборачивала шуршащими юбками, так что невозможно было не танцевать вальс прямо в игровой редакции с теми, кто попадался под руку.

Отчет еще попытаюсь написать.

11:16 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Сухая трава на бетонных и кирпичных укреплениях на границе Балтийского моря - давным-давно вросшие в землю холмы. Покой площадок для установки орудий с одной стороны, и набегающая волна - с другой.
Суоменлина, Аэгна, теперь Кронштадт.

Здесь все открыто и чисто - деревянные дома, склады и убежища. В бетонных помещениях с потолка нарастают маленькие известковые сталактиты, тяжелые засовы чуть поскрипывают при повороте, из-за плеча вылетает бабочка. Ярко-зеленая поросль еще не забила бессчетные нюансы благородных оттенков прошлогодней травы, листья еще не спрятали чистый рисунок ветвей.
Шшшшш, шшшшш - тихонечко шумит вода.

Мое сердце спит где-то здесь, да.

14:06 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Положу хоть сюда свои ролевые планы на этот сезон.
Не очень поняла, как так получилось, что "Кватроченто" и "H++" перенеслись на год, три (на самом деле четыре) совпадают по датам, а игр все равно в итоге 11. Минимум 9. Хотя почти сбалансированно по две на месяц.
Сезон очень питерских РИ, с вкраплениями разного.

читать дальше

14:51 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
И о хорошем.

Вчера по дороге на работу заметила едва проснувшуюся бабочку, упрямо ползущую по дороге прямиком под колеса машин. Успела подобрать на руки, решила отнести на Васильевский и выпустить у деревьев, набережная не лучшее место. Павлиний глаз, голубоглазка, как ее звали в детстве.

Так и шла, затаив дыхание, закрывая сонную бабочку от ветра, пока она перебиралась с ладони на ладонь, или расправляла крылья на солнце.
Трижды поила бабочек соком с ладони, но так долго на руках несла впервые.

Испугалась на мосту, когда она вдруг решилась взлететь - Нева с одной стороны, шестиполоска с другой, но сил у бабочки хватило только на два метра, после чего она упала на тротуар.

Полетела уже со Стрелки, чудом миновав восемь полос, дважды едва не врезавшись в лобовые стекла, и исчезла где-то за Биржей.

По всему осторову еще в понедельник начали высаживать цветы, как будто готовились.
_____________

Очень люблю благословенный еще и за то, что если никак не заснуть в четыре ночи и очень невесело, можно одеться и пойти до "Буквоеда", бродить по трем пустым этажам, перебирать книги, листать книги, читать книги, сидеть на скамейках или искусственной траве, проводить рукой по бумаге блокнотов.

Или утром включить Рахманинова и поехать к соснам.

Скоро Бельтайн, потом Барраяр, потом Проект-2016, потом лето.
Павлиний глаз летит мимо белоснежной коллонады Биржи.

13:28 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Только весной бывает такой снег.
Мокрые хлопья вдруг начинают стремительно расти и ускорятся, становятся видимы серые тени, несущиеся из облаков, оборачивающиеся ослепительной белизной на фоне крыш и домов. Это уже не хлопья - огромные обрывки, сотни соединенных и взбитых для пышности снежинок валькириями падают на город.

Раскромсанные облака, валящиеся на землю обломки чужого Рагнарёка.

В этот момент едущие машины и спешашие по своим делам люди ставят меня в тупик - мне кажется, все прохожие должны замереть, машины остановиться, а их водителя - приникнуть к стеклам, в школах, университетах и офисах все должны побросать дела и столпиться у окон, конвейры на фабриках - покатиться вхолостую, а краны на верфях - застыть.
Весь город, замерев - только смотреть на это короткое свершающееся чудо, прорвавшийся между двумя фазами мокрого снега обрывок иной реальности, белоснежный и сияющий, невесомый и яростный.

Через несколько минут величавые ошметки сменяются хлопьями, стремительно наливающимися водой.
Снег снова начинает звучать музыкой, он снова принадлежит этому миру, все еще чудо, но уже свое.

Можно идти дальше.

17:24 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
15:23 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Придумала определение "твердолобик", которое, мне кажется, идеально описывает часть моих спикеров. В редакции тут же решили, что их этого можно сделать идеальный мем.

(Слово такое конечно уже есть, но это не мешает его придумывать, я считаю).

00:42 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Хотела написать красивый пост про Пасху, но снова наткнулась на то, что все касательно религии как-то все больше утекает в сферу privacy, к личной жизни. "Политику и религию прилично держать при себе", вот это все.
Впрочем, где бы ей быть, как не у личной жизни.

Хотела написать пост про день космонавтики, но мои чувства и мысли от него в российском контексте так многосоставны, что махнула рукой.

Между "хочу" и "боюсь" посмотреть фильм "Время первых" безапелляционно победило второе. Сама история полета, выхода в космос и посадки экипажа Леонова - бриллиант души моей, и я на самом деле очень рада, что по ней сняли фильм (говорят, даже неплохой), но слишком люблю первоисточник сюжета, слишком.

Хочу смотреть на снег каждую секунду, что он идет, хочу проводить утра на кухне и раньше возвращаться домой.

Очень хочу на Балтику, забегать в ледяную воду и плыть, пока ноги не начнет сводить от холода.

На самом деле, очень много чего хочу, и это отлично.

Мне опять снится самолет до Праги - в последнее время каждый раз только самолет, совсем перестала сниться сама Прага. Я почти как хомса Тофт из "В конце ноября". Когда перестает сниться место в конце дороги, пора выходить.
Ни разу не была в городе, куда меня посылают все, кто знает хоть на каплю.

Целое лето чтобы исправить.

12:42 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Воскресенье - время, когда не читают интернет, а значит самое время выложить сюда то, что я давно хотела в основном для себя.
Я редко запоминаю сны, и жаль, потому что они всегда как минимум очень красивые визуально (что в описания конечно не входит).

Эти три сна приснились мне в разное время порядка месяца-двух назад и с тех пор я их всех периодически вспоминаю по разным поводам. Так что пусть лежат здесь. Со вторым и третьим все ясно, почему здесь еще первый, я не до конца понимаю, но из песни слов не выкинешь.

Сон первый, забавный, про Эрмитаж (на самом деле нет)

Сон второй, красивый, про Папу Римского

Сон третий, про революцию, который много объясняет.

23:50 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Довольно нелепый четверг на корню выправляет внезапный рождественский бонус (главное через мост в метель не идти, и вообще лучше никуда не идти) и внезапный мой дорогой руфер.
Я выхожу из квартиры, чтобы спуститься к такси и ехать на работу (помним про мост, метель и больную шею), и на середине лестнице у меня звонит телефон. "Ты дома? Я оказался рядом, пришел в твой двор". Следующие два пролета я миную бегом, и выныриваю из парадной прямо в руки дорогого друга.
Садится в такси со мной, доезжаем до моей работы, уютно разговаривая, и, в конце-концов, все с моим миром лучше чем в порядке, пока меня подхватывают на руки мои бесценные.

Созналась маме в том, что собираюсь в колледж, мама изумительно уложила все стадии горевания минут в пятнадцать и снова готова меня поддерживать.
"Я ведь давно думаю о том, что тебе стоит как-то серьезно начать работать с деревом", - говорит.
"Удивительно конечно, как вы с папой такие разные, а одинаково сутками можете с этим сидеть и получать удовольствие", - говорит.
"В конце-концов, у тебя сейчас есть условия, чтобы попробовать", - говорит.
"Главное - чтобы ты была счастлива и занималась любимым делом", - говорит.
Очень ее люблю.


Ролевое

01:55 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
С Миркой и Зойкой безотлагательно оказывается легко, весело и про важное, нельзя ни наговориться, ни нашутиться - еще лет пять назад, едва увидевшись с ними у Таши, была уверена, что сойдемся, но как-то все не было повода. Люблю, когда так складывается.

С Яцуренко много и вкусно спорим про РИ и особенности подходов. "Кажется, если мы из-за чего-то и поссоримся, то не из-за политики, а из-за ролевых игр", - смеется Саша (он тоже журналист, политика у нас под жестким табу). Конечно, приходим к согласию, и перекатываемся на перемены Ленинграда-Питера и горожан с каждым десятилетием, на католичество, книги и Кельнский собор - в общем, все это, наше любимое. Саша рассказывает, как делал первую ролевую игру в Питере на заре девяностых.

И, наконец, выплываем думать мне роль на "Охоту на ведьм". Начинаем с католической ереси, мешаем сбежавшую шварцевскую принцессу из "Обыкновенного чуда" с Жанной д'Арк, перехватываем и придумываем чертовски красивую историю. У меня загораются глаза, и я хочу ехать играть хоть прямо сейчас.
______________

Возвращаясь ночью домой, замечаю на соседней лестнице дремлющего неухоженного старичка. Говорит, помощь не нужна, но на предложение чая несмело улыбается и отвечает "если не сложно, пожалуйста".
Приношу ему чай, немного меда, сырок и бутерброд, который собиралась взять на работу вместо обеда - все, что нахожу из моментальной еды.

Больнее всего, наотмашь бьет в бездомных то, как они пугаются тебя, когда просто замечаешь их или пытаешься помочь. Как пугаются простого человеческого отношения, как это выламывается из их картины мира.
Невозможно.

01:42 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Самые большие бесполезные траты в моей смешной "взрослой" жизни - на такси. Не люблю опаздывать, не люблю торопиться и общественный транспорт, невыносимо люблю возможность по щелчку подарить себе лишние 40 минут времени. И, конечно, ездить на машине справа от водителя.

Сегодня вызвала такси, пройдя треть дороги на работу, потому что на Марсовом поле были скворцы - настоящие, переливчатые скворцы стайкой! Я еще в школе из-за них первый урок дважды прогуливала, что уж говорить про теперь. И потом - сидеть, пригревшись на солнце и прислонившись к перилам в любимом закутке на Миллионной в доме Громова - нелогичная ниша в фасаде, с лесенкой между двумя клумбами, которая поднимается ко всегда закрытой, но живой и теплой деревянной двери. Одно из волшебных "выпадающих" мест города, которые не замечают прохожие, и где лучше всего пристроиться, чтобы замереть и дышать.
Здесь нельзя не думать про синтовский Дом Одного Окна.

Вечером не выдержала (хочу играть прямо сейчас!), написала Этель, что не откажусь от роли на Барраяр. На что она тут же счастливо сцапала меня на роль посла Эскобара. Не люблю и не умею играть в политику, но испано-латиноамериканская культурная традиция, Flores de Muertos, огненный темперамент и все переговоры готова вести исключительно в баре или за партией в бильярд. После получасового торга поняла, что с мастерами сработаемся, перехватила после работы игровую напарницу, и мозаика сошлась.


В городе впервые теплый ветер.
Настоящий теплый ветер.
Его не портит даже мгновенное обращение песчаной бурей.
Да и что песок прошедшим через Кобо Абэ)

15:37 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Меня с понедельника не отпускает инерция написания постов, ничего не могу с этим поделать.
Фильм, мультфильм и спектакль запихну-ка в один пост, чтобы не множить сущности.

"Призрак в доспехах", США, 2017

самый длинный текст в 4 абзаца.

"Le chat du rabbin", Франция, 2011

Мультфильм про кота раввина приносит в нашу жизнь Лиса, и он отличный - узнаваемый и любимый стиль французской анимации, немного безумия в духе лучших советских мультфильмов, столкновение менталитетов и стереотипов, шутки как мы любим, вот все это. Сцена с "Кот! Ты должен решить все наши проблемы с помощью ДИАЛОГА!" навсегда останется в моем сердце.

Все лучше с котом, дореволюционным автомобилем на гусеничном ходу и российским императорском гербом со звездой Давида).

"Тряпичная кукла", Театр дождей

"Удивительно, - говорит Злата, - не думаю, что сама бы взяла билеты на детский спектакль. А он такой отличный".

Очень люблю Театр дождей за все то, как они делают детские спектакли. За вкус, искренность и юмор, за легкую неуклюжесть и за очень удачно найденное двойное повествование для детей и для взрослых. Идеальным мне кажется темпоритм, смена драмы шуткой, гипербололы - тонкой эмоцией, паузы - музыкой, горечи - ободрением, карнавала - тишиной.

"Очень неловко реветь, когда рядом сидят такие серьезные дети", - жалуется Злата. "Все по плану, - улыбаюсь. сквозь слезы - Пришел в Театр дождей - поревел".

Очень узнаваемый и горячо любимый почерк во всем - от музыки до декораций.
Они такие искренние, светлые, и так протягивают себя раскрытой ладонью, что невозможно не принимать всем сердцем.

01:50 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Послесловие - 1.

Выставка начинается со скульптуры "Человек, который измеряет облака", она стоит во внутреннем дворе Зимнего.
И если уж знать о Фабре что-то одно, лучше знать это, чем "про мертвых собачек".

Послесловие - 2.

Выходить после эрмитажной части в лоджии Рафаэля и выдыхать - бесценно.

00:12 

Ян Фабр в Эрмитаже, "Рыцарь отчаяния, воин красоты"

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Последнюю неделю почти все свободное время я провожу в местах, которые больше всего ощущаю домом: на улицах, у Аланкуна с Соней, в Эрмитаже, в Театре дождей вот. Тем домом, где пространство само по себе укутывает плечи, становится рядом и вокруг тебя теплотой живого.

Приходить в Зимний - неизбывная радость узнавания. Еще когда была студенткой и у меня было две работы и учеба, старалась освобождать вторники. Оставляла за скобками всю суету и, не торопясь, по Конногвардейскому, через Александровский - к Дворцовой. Брала с собой маленький рюкзачок с орешками, блокнотом и парой ручек, переобувала в гардеробе ботинки на джазовки, чтобы легко и удобно.
Здоровалась с любимым Суворовым и просто шла через залы до тех пор, как что-то цепляло настолько, что идти дальше невозможно. И проводила два-три часа в паре залов. Мой любимый цвет, мой любимый размер.

И сейчас каждый раз как возвращение в дом, где ты долго жил и был счастлив, и где тебе снова рады.
Дошла наконец и до Фабра - уже не раз приходила, но как обычно, бесповоротно зависала в других залах. Полугодовые выставки развращают осознанием того, что все равно успеешь посмотреть).

Фабр удивительный. В нем много красоты и боли, горсть иронии, много бережности к истории и острый нерв неравнодушия. Выставка дивно встроена в основную композицию, это как смотреть "Гамлета" Фокина. Как будто идешь с изнанки, видишь все ту же конструкцию с обратной стороны, притягивает глаз то, что раньше проскальзывало мимо, хорошо знакомое обрастает новыми смыслами.

Диалог между основной экспозицией и Фабром выстроен очень тонко и бережно. Миниатюры серии "Фальсификация тайного праздника", карнавал и балаган с ускользающими реальными размерами, лицами, смыслами - между Брейгелем-младшим и ван Клеве. Ускользающие, едва проступающие через заштрихованную дешевой ручкой синеву переосмысленные реплики Рубенса - среди полного жизни и оплотненности оригинального Рубенса и под мртвенными взглядами полупрозрачных синих сов-надзирателей. Среди портретов Ван Дейка - мраморные профили современных женщин в праздничных конусах-колпачках вместо средневековых головных уборов, и будущая королева бельгийская - в том же мраморе и колпачке трогательно-неуклюжий подросток в джинсах. Выложенные надкрыльями златки картины с собаками, черепами, часами и мухами проступают свечением из темноты сведи бушующей чувственности, излишества и оплотненности барокко.

И, конечно, моя любовь - среди фламандских натюрмортов - выложенные златкой черепа, в челюстях которых - мертвые куропатки, кролики, ласки и кисти живописца. Кажется, теперь у меня есть универсальное объяснение того, почему я считаю фламандскую живопись очень, очень жуткой. В моей голове она выглядит именно так - куропатка, зажатая в челюстях безглазого черепа.

Я могу еще долго говорить про каждый объект, но разбивая на детали, я на самом деле упускаю суть, упускаю того самого "Рыцаря отчаяния, воина красоты", про которого все это говорит. Боль и битву, и преклонение, и попытки вдохнуть жизнь и сделать видимой смерть, все это кипучее, местами по-детски наивное, но очень сильное и искреннее, которое оканчивается "Убракулумом" в котором в полумраке и тишине созерцания, среди парящих в воздухе костылей и инвалидных колясок (все в тех же златках), среди проржавевших станков наедине с собой остается фигура - белый плащ с капюшоном, сотканный то ли из раковин, то ли из мусора. (Фото с другой выставки)

Очень много любви.


Про организацию

Про несчастных травмированных детей

13:08 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Забавно, что когда я смотрю на фотографии из мест, где уже все цветет, то думаю: "надо будет съездить в Москву, когда там тоже все это будет".

Мысли о том, что когда-нибудь зацветет и Питер (а тем более - о том, что самое светлое время города все-таки придет) все еще нет и не может быть в моей голове. Хотя в городе безусловно очень весна - и, конечно, моя любимая ее часть)

01:00 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Смотрите-ка, не последний. (следующий пост будет про другое, правда-правда)
Я под кат загоню, что ли.

Про шлейф 3 апреля

И почему накануне было тяжелее

13:21 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
И вот еще пусть тут будет Катенька Винокурова, которую люблю, и которая хорошо и лаконично написала.


читать дальше

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная