• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:03 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Потому что "нет иного рассвета, чем в нас, в нашем сердце - огонь, озаряющий строны света".

Серьезно, это лучший концерт за все семь лет, мне кажется.
Вдаль, по синей воде.

Вроде кажется, уже тебе слишком много пафоса в этом всем, и вообще, сколько можно.
А потом вот так, и все. И накрывает.
Потому что свобода, конечно, навсегда - в служении. Цветы, и черепа, и карнавал.

"Так пускай же расходятся наши пути. Есть огонь, что сильней страшной ночи Эреба. Если вечность взрывается в смертной груди, рыцарь сердца становится - рыцарем неба!"

00:04 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А еще ученые офигенные молодцы и зафиксировали гравитационные волны. Мне кажется, это безумно круто.

Вот, "Медуза" про это пишет. (Там же можно послушать, как звучит слияние черных дыр - вы только представьте! - и посмотреть отличное видео про то, что такое гравитационные волны)

22:25 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Когда снова перестраиваешь себя - обычно почти перестаешь писать. Или продолжаешь только делать вид, что пишешь.
Это весело, но немного страшно. Потому что где-то ты очень хорошо понимаешь, что веселые разноцветные кубики, с которыми ты играешь - это твоя собственная жизнь. В которую, если очень откровенно говоря, ты можешь проиграть.
Но в целом ты уверен, что на самом деле проиграешь, только если сядешь и сложишь руки, сердце и голову в баночку, закроешь и будешь над ними вздыхать. Так что вообще-то почти не страшно.

Февраль нового года, очень-очень нового года, день растет, и мы растем следом.

Я так же, как и всегда, не знаю, что правильно, а что нет. Я только много ощупываю, вслушиваюсь, пробую и ищу, пока что-то не начнет отдаваться во мне тем тоном. от которого становится безусловно хорошо.

Очень тоскую по работе с деревом, по запаху опилок. Очень хочу на дачу, к точильному станку и циркулярной пиле, к лесу, полному коряг и сухих стволов.

Вставать с утра, писать утренние страницы, оживляя голову и сердце, делать зарядку, оживляя спину и тело, молоть и варить кофе, не спеша расставляя вещи внутри себя по правильным местам. И вещи вокруг себя - тоже, если нужно.
Проснулся - приведи в порядок свою планету.
Через семь минут сорок секунд начинает подниматься пенка. Снять турку - подождать - поставить. Снять - подождать - поставить. Снять - подождать - поставить. Снять - подождать, пока осядет.
Белая кружка, красная клечатая скатерть.

Держать и баюкать в сердце таких родных, незаменимых и любимых.

Я, котики, не знаю, что со мной будет. Но точно знаю, что все становится лучше.
Не спешить. Не делать лишнего. Присутствовать в совершающемся моменте. Тратить время на дорогих людей и на важные тексты. Искать то, к чему действительно тянется сердце (или хотело бы тянуться), очень упорно искать - пока не найдешь самого главного магнита, самого ценного твоего сокровища, к которому будешь идти со всеми этими железными башмаками, и будешь счастлив.
И начинать идти. И постараться не сбиваться.

Зима - всегда лучшее время, чтобы собираться в цельность. Пока мир не захлестнул и не растворил тебя, ты - это только ты.
Это хорошее время.

Берегите себя, котики, и становитесь тем собой, с которым вам будет хорошо жить.
Я вас люблю.



фото Полиночки

@темы: Кэти как украшение интерьера

13:55 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Наша родина - небо, и в нем не прочертишь границ.
Так скажи мне, ты все еще помнишь об этом?"


Я просто на всякий случай напомню, если кто из заинтересованных не заметил)

Мало того, что у "Оргии Праведников" вышла наконец-таки вторая часть "Для тех, кто видит сны", завтра в "Зале ожидания" будет презентация.
В White Trash все еще есть билеты по 700)

С теми, кто - увидимся завтра)


Cкачать Оргия Праведников Рыцари неба бесплатно на pleer.com

13:16 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Кстати, у меня есть отличная история про бесов во мне, а так же про то, почему нужно завтракать и почему я не люблю православные храмы.

Начиналось все мирно и благолепно - Юленька позвала меня на крестины сына, куда я и бодро потопала через февральские хляби земные. Собор на набережной Лейтенанта Шмидта, который на самом деле церковь, оказался богат столь любимыми мной и редко встречающимися в нашем северном орнаментальными фресками по площадям дивной красоты - стой только и разглядывай часами. Обрадовало и то, что ладаном здесь было накурено даже меньше, чем обычно. А я по-прежнему не переношу дым ни сигаретный, ни благовонный, ни сильные парфюмерные ароматы.
Правда, когда мы поднялись на балкон, к комнатке для крещения, радость закончилась. Потому что, открыв дверь с лестницы, я оказалась в почти осязаемом облаке ладана (который, как и пристало уважающему себя дыму, затусил наверху). Закашлялась сразу же, ну ладно, в самой комнатке было полегче.
Вернее, было бы, если бы в этом махоньком помещении была приоткрыта хоть одна форточка. Там мы провели еще где-то час, была середина дня, я не успела позавтракать и чертовски не выспалась ночью, так что в духоте меня уже начало пошатывать. Ну ничего, думаю, я ж девушка сильная, я коня на скаку останавливаю, и службу как-нибудь переживу. Тем более вот он, чудесный стульчик, спаситель мой.

Наконец, все это дело началось, священник прочитал очищающую молитву над матерью, потом что-то еще, потом заметил, что мы с Ксюшей (я в целом католик, она буддист) сидим на стульях и возмутился - мол, чего это еще, вставайте. Привет, православие, как же это я забыла.
Следующие десять минут были маленьким локальным адом (стоять неподвижно-то я тоже не могу долго из-за спины), но окей.
А потом господин священник сообщил, что сейчас будет изгонять из ребенка всяких бесов (не ручаюсь за точность), и нам всем нужно отвернуться к стене.
Последнее, что я помню после того, как отвернулсь - как вцепилась рукой в спинку стула и думала "ну нееееет, только не сейчас!"

Очнулась я уже на лестнице, куда меня каким-то образом вытащил Дима, очень не очень соображая. Кое-как меня вывели на улицу, где я и провела восхитительные и полные воздуха минуты возвращения к жизни, отослав Диму обратно к сыну. В комнатку я уже до самого конца по понятным причинам не вернулась.
И конечно же господин священник не периминул после этого довольно бестактно налететь на меня, заявил, что мне СРОЧНО нужно исповедоваться, что я делаю ОГРОМНУЮ ошибку, выбирая католичество, что у него такое впервые за двадцать лет (упасть в ТАКОЙ момент!!!), и вообще, и вообще.
К счастью, он довольно быстро заторопился по делам и испарился полностью довольный собой.

Так что, котики, экспериментально подтверждено, что я заполнена бесами и вообще всячески не добродетельна).
А, ну и то, что я всю жизнь не переношу ладан, это тоже ЗНАК, конечно же.
Так что будьте осторожны, общаясь со мной)

Чувство момента у дорогого мироздания по-прежнему потрясающее)

14:48 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вот у Аланкуна steam-челлендж, пройти за год все купленные игры в стиме в алфавитном порядке, а я себе тихонечко назначила книжный челлендж - прочитать (ну или перечитать) все книги, которые уже появились у меня на Гагаринской, и все, которые сохранены в планшете. Потому что моя дурацкая привычка читать по пять штук одновременно, обязательно при этом часть из них постепенно забрасывать и забывать дочитать, никуда не делась.
К счастью, целенаправленно книги я сюда не перевозила, поэтому пока их здесь всего 35. Ну и еще пять, которые скорее альбомы, чем книги.
А сколько на планшете, я не хочу считать).

Постигаю искусство кофе, чая и готовки, учу с детьми новые номера, лениво подумываю про сюжет весенней сказки, понемногу готовлюсь к Дурмстрангу, тихонечко сама с собой бренькаю на гитаре, традиционно неделю после конюшни хожу с растянутыми ногами, примерно поняла, что делать дальше вообще.

Ужасно крутая и полезная зима, надо сказать. Все как я люблю. И обязательно ни с чем не торопиться.

14:33 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Котики мои, кто сегодня решит прийти на нашу сказку.


На всякий случай. Ленсовета, 14 (метро "Московская") - это здание экономического и юридического факультетов ГУАПа. Концерт в актовом зале, до него там придется немного пройти по зданию , но мы везде-везде развесим указатели. Если что, звоните мне читать дальше.

С этого момента я оффлайн, но на телефоне.
Всех люблю, ужасно нервничаю)

01:24 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Люблю импровизировать с Лисой, особенно все актерско-пластическое. Уже так давно дуэтом, что в любой момент на любой скорости подхватываем друг друга с полунамека, совершенно органично, без единого слова. Такое удовольствие, не передать.
___________
Или вот - отец всегда записывает меня с двух дублей. Готовлюсь я совсем немного - насколько раз пробегу текст глазами, один раз прочитаю вслух - и первый дубль записываю скорее интуитивно, как чувствуется. Второй уже пробую исправить то, что показалось не совсем верным мне или отцу.
Недавно он мне признался, что в итоговый материал за очень редкими исключениями идет первый дубль.
_______________
Внутренне так настроилась на то, что пройду тропу Олафа, что бы там ни происходило с чертовым курсом, что снится - прилетаю в Швецию и понимаю, что даже те небольшие деньги, которые у меня были, я забыла взять. Ну и ладно, весело думаю я, как-нибудь разберемся - язык и улыбка везде выручат - и спокойненько направляюсь дальше.
(Правда, потом встречаю внезапно Имичку. Она очень торопится куда-то ехать дальше, но задерживается ненадолго, чтобы получить на свою карту перевод для меня от Бачера и передать - ужасно мило с их стороны).
_______________
Сегодня на репетиции с люстры упал плафон. Здоровый стеклянный плафон с шестиметровой высоты. Так мгновенно, что никто не успел понять, что произошло.
Ребенок поймал его в руки.
НО КАК?
__________________
Два дня до спекткля. Уже начинаю волноваться.

14:33 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Любимое из моментов подготовки спектакля.
В конце ноября я придумывала основной сюжет, и он никак не складывался в моей глупой голове. Надо новогоднее - а даже трогать новогоднюю символику или, боже упаси, дедов морозов каких-нибудь в том переложении, которое доступно мне в рамках формата, я не хочу смертельно. Хочется тоньше и легче (насколько это возможно с учетом публики) - но упереться как-то все равно надо в Новый год. При этом за все время мы уже сделали штук десять разных новогодних, а спектакль 2013 (кажется) года для меня и вовсе эталонный по основной канве сюжета.

И так далее, и тому подобное. Устав перебирать варианты и поймав себя на том, что я уже начинаю ходить по кругу, пишу Скальду - мол, нужна пара для мозгового штурма. И через минут двадцать заявляюсь к нему с пакетом мандарин.

Ну и да, следующие два часа мы увлеченно спорим, накидываем идеи, еще идеи, рисуем какие-то схемы, структурируем - пока, наконец, не находим "то самое", что меня зацепит. А за следующие минут пятнадцать завязка шлифуется до положения "вот так хорошо", и прирастает финал. На самом деле, тогда же мы накидываем чуть ли не весь основной сюжет - правда, он потом изменится очень сильно, но это уже неважно.

Очень круто ощущение второго разума рядом, который помогает карабкаться за идеей.
И вообще от формата мозгового штурм получаю почти физическое удовольствие.
У всех свои игрушки)

01:28 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В общем, котаны, кому это интересно - наш новогодний спектакль будет, тарам-пам-пам, 30 января, в субботу, в шесть, кажется, вечера. Собственно, не то чтобы он совсем новогодний, скорее просто зимний. Хотя изначально писался под Новый год, с мамиными больницами дата, понятно, передвинулась.
Прошловесенние "Тайны пирамид" нравятся мне, по правде говоря, больше, но и этот вышел душевным.

Приходите, будет добро по площадям, сказка, танцующие дети и танцующие мы.
Мы для этого очень стараемся.
Такие дела)

(Внимание - в этом году мы будем на ДРУГОЙ СЦЕНЕ. Ленсовета,14 (корпус ГУАПа) Московская, недалеко от метро)

23:22 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В субботу валялась утром, внутренне мурлыкала от солнца в окна, почитывала неспешно чудную рождественскую серию героев-неудачников, собиралась писать Полине, мол, сегодня вдруг оказался свободный день...
Как вдруг оп-оп, и уже шесть вечера, я снимаю шапку и ставлю лыжи в шкаф после невесомого снега Кавголовского озера, белого-белого леса и книги о Сезанне, прочитанной урывками в "Книгах и кофе".

Нет, серьезно, какого черта я почти не ездила загород зимой? Всеми фибрами души влюблена в многомерную белизну - сменяющуюся за окнами электрички, искристую под ногами и сколько хватает глаз вокруг, и даже коварно лезущую под перчатки прямиком к запястьям. Кавголовское озеро, недолюбливаемое мной летом за близость города, немного проеденный базами отдыха и частными домиками берег, и общий вид, далеко не блестящий для щедрой озерами Карелии, зимой перекидывается в сказку. Да и погода все еще дивная - деревья здесь по-прежнему белые насквозь.
Чувствую себя немного нереально - по правде говоря, к таким видам я больше привыкла в качестве картинок на мониторе, а не вот так, запросто.
И по озеру, и через просеку, и никак не наглядеться, не навглядываться, не навбираться, не навслушиваться.
А в низенький подлесок вхожу аккуратно, в сторону от лыжни. И замираю, превращаясь в конценрацию восприятия - низенькие, маленькие сосенки под большими пушистыми охапками белого-пребелого, и солнце на стволах, иголках, снегу, везде-везде пронизывает, и ровное-ровное снежное море, сколько хватает глаз, ничем не потревоженное. И время от времени в полной тишине с какой-нибудь ветки срывается, рассыпаясь на снежинки, пушистая, искристая, легкая охапка. Ничего не хочется, кроме как стоять тут бесконечно и отражать собой вот это все.


На самом деле, ужасно жаль, что не могу этого всего даже фотографировать - таскать с собой мою зеркалку спина мне уже не позволяет.
Но "Главное- запоминай", твержу я себе последние несколько лет, всю последнюю жизнь.
Чтобы потом выудить из памяти во всей полноте деталей и ощущений. Чтобы мир расширился на этот момент, и уже не сузился бы обратно.

Жизнь - это то, что ты помнишь (с)

13:10 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Снится - что лечу во весь опор на вороном коне ночью через пустыню. Песок красноватый и твердый, как будто тонкий ровный наст с волнами - следами ветра - насыпан на чем-то твердом и гладком. Не помню, чего искала, помню чье-то мертвое тело, распластанное на песке, тревожный аллюр моего товарища и напарника. "Может, что-то можно еще найти" - говорит он, и мы пришпориваем коней в разные стороны от тела. Но помню этот полет через ночь, твердость и четкость цели в голове, норов коня, который пытается взбрыкнуть и повернуть к лагерю, но крепко держу и подгоняю, и монотонные красные волны песка летят и летят под копыта, сосредоточенность и твердая уверенность в том, что делаю, не дай боже кому-то встать на моем пути.

Снится и другое, что-то в хеговском духе "Смотрителей слонов", только еще больше света и холода - нас четверо, и нам нужно куда-то попасть - и бесконечная импровизация в четыре головы, подхватываем идеи друг друга, постоянное чувство локтя и разума рядом, и все дальше и дальше продвигаемся вверх по светлой песочной башне - обманом, обаянием, лестью, игрой ума - очаровываем и прорываемся все выше и выше, по ходу движения освобождая кого-то из тюрем, и с каждым этажом светлее, холоднее и веселее, а наверху ждет что-то очень важное, самое-самое важное в мире.

И там и там - восторг движения.
Такое вот оно - спокойствие и мир в моем подсознании.

12:43 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Как я могла всю жизнь прожить в Петербурге и не догадаться, что лыжи созданы для Финского залива, - совершенно не понимаю я, когда мы с Рос забираемся на берег сестрорецких Дубков и перед нами раскидывается белая равнина нашего маленького моря.

Ну и, конечно, прямиком в закат - где без лыжни, где по следам чего-то большого и, наверное, быстрого. Учиться прямо на льду, скорее по наитию, и падать, и смеяться, и чтобы никого вокруг, а солнце прямо перед тобой садилось бы в море.
И до темноты, и бежать до электрички, и пить потом горячий морс из оранжевого термоса в оранжевом вагоне, теплом и светлом.

Рос - это такой человек, с которым общаешься и с завидной периодичностью поражаешься - господи, да как же невероятно здорово, что мы познакомились, как так вообще. И это ощущение, который всегда бывает, когда самый первый раз общаешься с кем-то отличным, эта особая форма влюбленности в человека как человека, в этот автономный мир восприятия, памяти, мыслей, эмоций, способов взаимодействия, страхов и желаний, системы ценностей и всего-всего-всего остального.
И так - уже сколько, лет семь?



Ну и телефонофоточек



Рооос ^_^

Кэтичек упал

бессмысленно и беспощадно - камни

бессмысленно и беспощадно - снег

22:24 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
14:09 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ну, в сущности, как у меня дела.

У меня дети, подговтовка спектакля и занятия, я читаю книжки по специальности и выискивыю хорошие журналистские тексты, слушаю курс по истории России и понемногу всяческого научного ликбеза.
У меня конюшенка, я купила беговые лыжи и буду на них учиться, я готовлю на своей чудесной светлой кухне, варю по утрам кофе с молоком и специями на двоих, и имбирный напиток вечером.
Скоро придет время снова ехать к Балтийскому морю.

Понемногу все начинает вычерчиваться.

Первым гостем приходит Анечка - как кошка в дом. Говорит "и район как ты, и дом как ты". Рассказывает чудесное про реабилитации и буддийских монахов. Завариваю алтайских трав, сидим на кухне и хорошо.

Любить каждое состояние окружающего - только половина. Любить зимой зиму больше всего на свете, осенью - осень, в межсезонье - межсезонье и так далее - самое оно.

Читаю Крусанова, муми-троллей и песни Мамы Шамана, смотрю иллюстрации Гауди.
Все своим чередом.

01:20 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Коты, у меня два вопроса.

1. Где красивые лыжные трассы окрест Петербурга?
2. Нет ли у кого ненужной ступки?

2.а (минутное замешательство - отмыла молоток, отбила молотком мясо через пакет, помыла молоток еще раз, какое-то время соображала, класть его теперь к инструментам или в сушку для посуды)

02:18 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Очень мне нравится, как устроена человечская голова - чуть-чуть внимания, и ты уже осязаемо находишься в тех местах, которые бережно хранятся в твоем сердце, или тех, про которые ты очень-очень много читал и смотрел, или тех, которые очень хорошо и детально придумал.

Сижу на горе на мягком мху, прислонившись к крутому камню за спиной и смотрю, как за долину заходит солнце. Или аккуратно спускаюсь по крутой вихляющей тропке, спокойно откинувшись почти на самый круп лошади, придерживая поводья и всем телом чувствуя, как ее крупные копыта скользят по сыплющимся камням.
Или болтаю на ярмарке в Таллине с гончаром, теплая глиняная кружка в руках, только что пели хрустальными голосами дети, и возвышаются крепостные башни.
Или сижу на камнях на краю острова с деревней рыбаков, смотрю на море и маяк и ем самую вкусную в моей жизни копченую рыбу.
Или - в сущности, так же ясно - иду через огромную пещеру в глетчере, лет отливает синим и такой прозрачный, что видно насквозь далеко в его сердцевину - огромная, замершая, хрустальная глыба. Холод прихватывает даже через все слои одежды, у выхода полаивают лайки около упряжки - ночью снова будет северное сияние.

И столько этих мест и состояний, и каждое разворачивается на весь мир.

___________________

Еще - очень нравится мне вся эта электроника - подумать только, можно сидеть у себя дома и слушать в студиечках с отличного плеера безупречно, с тысячью нюансов записанный шум моря, или таяние льда, или шум дождя в лесу.
И пить при этом из той самой глиняной кружки того самого гончара травы из тех самых гор.

А все потому что посчастливилось родиться на закате 20 века в стране пусть не первого, но довольно неплохого мира, и на детство и юношество мое не выпало войны, и голод был все же не смертельный. Родиться в то время и в том месте, в котором у меня уже есть бесспорное право учиться и работать где я хочу, где обиды обычно не смывают кровью, почти нет рабства, уничтожена чума и есть электричество, паровое отопление и канализация, где можно за три часа переместиться в другую часть контининта и так далее, и тому подобное.

В общем, все это, чего так просто могло бы не быть.
Все это уже само по себе счастье, что уж.

15:29 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Как-то в Амстердаме мы пошли в бар, слушать (и танцевать) старый рок, который играли чертовски колоритные музыканты.
На перерыве вышли общаться на улицу, и один из музыкантов предложил мне марихуанны. Sorry, говорю, я не курю.
Эта фраза совершенно сбила его с толку. "Что ты, почему ты извиняешься? Мы в Амстердаме, здесь каждый делает то, что хочет. Не хочешь курить - не кури".

Часто тепло впоминаю эти его слова.
Чертовски редко встречалась с таким легким и естественным пониманием свободы.

00:54 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Когда МЧС предупреждает петербуржцев, чтобы те не выходили из дома из-за морозов, а все деревья, металл и камень покрыты сияющим инеем, самое время идти ночью гулять.
А после самой холодной ночи - конечно, ехать в Павловск, чтобы солнце прорезало лучами морозную дымку царского Витебского вокзала, чтобы брать чай со специями, чтобы белый сияющий холод мелькал за окнами электрички.

Я говорила про эталонную зиму - так вот это лес прямиком из былин и сказок, с пушистыми снежными шапками на еловых лапах, с ясным солнцем и скрипучим снегом, с насквозь белыми ветками и сухостоем - до самой тоненькой травинки все окутано густым инеем. На коньках по залитому прямо поверх травы катку, и чтобы солнце садилось вольно и покойно, отливая белизну морозного мира розовым и лиловым.

Та зима, за которой я готова я была готова ехать на этих выходных на Белое море, в Мурманск - куда угодно, лишь бы снег охапками и густой мороз - пришла сама, прямо домой, как уже пару вязких январей не было и в помине.
.
Такой костер на тысячи лет старше твоей садовой скамейки. Ты должен гордиться, что она сгорит в этом костре

21:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Только теперь, приезжая из дома в свою комнату, тем более новогодне украшенную, я так явно понимаю, что это место специально свито мной не для того, чтобы здесь жить, а для того, чтобы здесь сочинять и писать.
Чтобы приходить вечером, зажигать камин и свечи, и чтобы вся эта сказка окутывала тебя и забирала туда, где слово становится миром. Крошечная параллельная вселенная, собранная из подручного барахла, она дает мне ту же дистанцию, что и путешествия, только она еще и всегда своя.

В городе минус 25, периодически солнце и много снега - прямо иллюстрация зимы, бери и сдавай в палату мер и весов.
Мне кажется, я застыла на хрупкой паузе покоя и длящейся сказки, и что бы там ни было дальше, пока ты внутри нее, она бесконечна.

Как-нибудь возьмусь и раскажу вам что-нибудь про женщину с цветком на плече, которая жила в Африке, ярмарки или Новый год.
Или нет.
Ну, как обычно)

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная