• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:44 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Простите, но эта игровая фотография, по-моему, очень точно выражает мое отношение к существенной части новостей и вообще происходящему за пределами милого дружеского круга.

Ну да, у стойки бара. "Налейте чего-нибудь". "У нас есть..." "Просто чего-нибудь покрепче".


00:34 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А потом ты выходишь ночью во двор, и внезапно ощущаешь космос над своей головой и Землю, которая несется вместе с тобой под этим самым асфальтом.

За год и пару месяцев работы в моей дорогой редакции я стала прямее, жестче и смелее. И лучше соображать тоже стала. Меня сложнее сбить с толку или запутать, и невероятно сложно запугать или купить - пока не удавалось. Во мне почти не осталось того, что называют пиететом - только равное уважение, если есть на то причины.
А еще я верю в себя больше, чем когда бы то ни было. Куда больше.

Я не знаю, что из всего этого выйдет, но грядут перемены).
Храни нас, Боже.


01:16 

H+, Новый Ренессанс

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
T::Stream. Мы все еще вещаем. Сами в шоке.

Я приехала на H+, чтобы играть в работу. А играла в семью, которая работа.
Мне кажется, это все говорит обо мне, о моей работе и о моей семье.

Кто такая Йонг

Игра

19:31 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Мне осталось работать два дня.
Мои разговоры с высокопоставленными мудаками спикерами, когда они начинают юлить и мерзенько вывертываться, выглядят так: "Слушайте, мне вообще плевать, что вы по этому поводу думаете. Вы опровергать будете или нет?"
Разве что "дебил, тебе же лучше будет, если что-нибудь скажешь" не добавляю. Пока.

Правда, не то чтобы я последние месяцы была как-то мягче, будем честны.
Простите.

01:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Рассказываю куски игры всем, включая моего редактора, достраиваю в голове дальнейшую историю персонажа, радуюсь отличному обвму персонажа, выстроившегося-таки без страдашек и чувства вины, что прекрасно.
Вот здесь отчет обязательно напишу. Хорошо зашло.

Даже собрались сегодня игровой редакцией и договорили то, что было не договорено.

По-прежнему играю в ролевые игры как в метод психотерапии)

Чего сегодня внезапно сформулировала.
У меня были большие внутренние проблемы с ролевками на тему того, что мол, я тут могла бы людям сделать интереснее игру, там могла бы сделать интереснее игру, и вообще я никуда не гожусь, потому что не умею играть ни интриги, ни в расследования (Н+, кстати, показал, что последнее не то чтобы правда).
Потом в моей жизни случился Граф, который затащил меня водиться в Окульту и которому я долго выносила мозг тем, что я очень плохой игрок, и который в ответ мне выносил мозг тем, что я хороший игрок.

Если в меня долго и упорно верить, то я тоже в себя поверю.
Я успокоилась на том, что пока я органично играю в персонажа и мне круто, все хорошо. А играть интереснее и свободнее я потихонечку учусь.

Это я к чему.
Люблю своих друзей)

12:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Если печально - надо надевать специальные разноцветные шерстяные носки, которые мне связала мама Рос.
Мама Рос - это как муми-мама, только живет в Германии.

Вот еще есть фотография. Кто коты, мы коты.


02:07 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
На самом деле могу сказать про сейчас в основном то, что обычно не упоминаю - у меня совсем сломалась спина, и в целом из-за этого моя жизнь пока весьма похожа на избранные моменты кругов ада (в основном поэтому совсем перестала писать сюда), но светлая надежда на то, что когда -нибудь это все-таки закончится, и мне больше не будет так больно (что хуже - и невозможно сосредоточится), держит меня на плаву.

Но, вот, в субботу выбираюсь на Бегущий - несколько раз мне кажется, что сейчас придется извиниться, сняться и поехать обратно лежать на полу, но я сильная и смелая (и чередую ходьбу с сидением) и вытягиваю.

Город струится и, как всегда, невыразимо хорош - как в первый раз. Чаще солнце, чем морось, и ничего не остановит меня от любования и любви.
Другая сторона Невы, как всегда, пугает и кажется страшным чужим королевством, покупаю букет у одной старушки и дарю его другой, делимся с забавной парой (видимо, отца и дочери, ужасно похожи), одной из разгадок, пересекаем дельту в закат.

Пока ждем такси после финиша, встречаем Лешу с супругой, Дроу и кого-то еще - как раз торопятся на финиш. Не могу не обнять Лешу, рефлекторно поправляю ему наушники - и внутренне улыбаюсь, когда ловлю себя на этом. Как хорошо, что все есть так, как есть, как хорошо.

В такси полудремлю на плече Бачера, пока он греет мне руки - вспоминаю, как также засыпала у него на плече в такси с БГ два года назад, когда все было совсем по-другому.
Как хорошо, что все так, как есть - баюкает меня.

А со всем остальным я справлюсь.

11:34 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Люблю время на лицах. Чем белее волосы, чем разнообразнее и богаче морщины, чем светлее выцветающие глаза - тем больше вечности в человеке. Время льется из них, накопленное время - только подставляй ладони.

Чем глубже, характернее неповторимые борозды - тем больше в человеке человека. Тем шире раскрывается каждая отдельно взятая вселенная.

Молодежь не так интересна - радостна, жива, еще только болванка, только-только начинает обрабатываться. В первую очередь - ими самими. Но с каждым десятилетием - все филиграннее, все индивидуальнее узор и тональность.

Лучшие постепенно превращаются в музыкальные инструменты. Звучат на гране слуха все яснее и чище, обволакивают.

Бесконечно восхищаюсь возрастом, восхищаюсь старостью.

Городов, гор, деревьев, людей.

01:15 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В середине прошлой недели подумала: хочешь сделать что-то хорошо - возьмись за это сам, и взялась за организацию моих прекрасных игровых коллег - на Н+ (2072 год, трансгуманизм, Гонконг, все дела) мы вывозим радиостанцию, сиречь стрим.

Передачи придуманы и раскиданы, названы, в большинстве уже обзавелись джинглами, а некоторые уже начали готовиться, примерная сетка вещания готова, блог ведется, со спикерами договариваемся, обсуждения по сути, всеми довольна.
Привет, неожиданно объявившийся двухнедельный спринт).

Но все радует и вдохновляет. Что может быть лучше)

Мои игровые коллеги прекрасны и блестящи, умеют гнать бесконечно, я чувствую себя бездарностью в их компании, зато организовываю и примерно представляю, как склеить что-то годное.
Так и живем)

18:50 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Шторм обрушивается на Петербург, становится звуком и пространством.
Ветер заполняет собой город, делает все густым и стремительным, живым насквозь.
Вслед большому ветру приходит большая вода.

Стоишь, запоминаешь - как Фонтанка заливает спуски, становясь свободной, как мечутся деревья, как облака несутся над городом, словно вражеская авиация, как желтеет за зеленым куполом церкви неправдоподобно огромная луна.
Деревья шумят, как море в бурю, грохочет жесть на крышах, стонут стволы.


Прихожу, скидываю шляпу - "Как здорово на улице".
"Очень здорово, - говорит Граф. - Я надеюсь, ты шла пешком?"
"Очень круто", соглашается, приходя, Кара.

Когда октябрь начинается штормом - это всегда хорошая примета.
_______________________

Следующие дни, конечно, спокойно, солнечно и тепло, как будто все тебе привиделось.
Но 18 градусов в октябре - это не то же самое, что 18 градусов в августе, и идешь в одном длинном платье без рукавов и летней соломенной шляпе мимо людей в пальто и теплых куртках, сидишь на зеленом речном спуске, смотришь на воду, запоминаешь разноцветные листья, ловишь солнце. "Последний теплый день" - говорит по телефону проходящая мимо женщина.
Последний теплый день, последний теплый день, как хорошо.

Пестрые бархатцы цепляют подол, солнце просвечивает сквозь желтые листья, молодые ребята рядом с Мариинкой синхронно репетируют танец. "Господи, дай времени и покоя любить этот мир так сильно, как он того заслуживает", - думаешь ты.

Октябрь, который начался штормом, обязательно будет хорошим.

01:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Предложили ехать корреспондентом в Сирию.

И, с одной стороны, конечно, нельзя так поступать с родителями. И не только с родителями.
С другой - с другой все остальное.

Боже, как я хочу согласиться.

P.S. Да, я в курсе.

01:36 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Слушай, друг, как здорово быть взрослой.

Лейтмотив моего существования последней пары недель.

Как здорово быть взрослой - думаю я, засыпая, свернувшись калачиком на двух креслах в автобусе, который едет через ночь в Таллин, и мое сердце обдает горячая счастливая волна. Как здорово, как здорово.

Как здорово быть взрослой - думаю я, допивая чашку кофе (как обычно - американо со сливками и корицей) в привычной и любимой кофейне. Ставлю на стол, выпрямляюсь, тонкая, гибкая, сильная и - взрослая, и быстрым шагом лечу на работу - как всегда, по четырем набережным и через Неву любимым мостом.

Как здорово - выбирая в магазине книгу, которую унесу с собой на домашнюю полку, прихватывая, как обычно, немного канцелярских в придачу.

Как здорово - сворачиваясь клубком на кухне у друзей, где вокруг говорят, спорят, смеются, а тебя укрывают одеялом, наливают шампанское и чай, и ничегошеньки от тебя не требуют.

Как здорово - устраиваясь вечером у электрического камина в любовно обставленной своей комнате, отпивая имбирный пуэр из кружки - семь сортов глины, которую лепила и шлифовала прополисом белокурая пожилая женщина с добрыми глазами в небольшом латвийском городе.

Как здорово - держась за сильную, уже привычную рядом руку, не боясь, не сомневаясь и ни о чем ни жалея.

Слушай, из какой же боли, неуверенности, страха, из какой неопределенности, из какого бесконечного неверия и неуверенности, из какого горя, из какой зависти и боли все это выросло.
Было выращено.

Слушай, всего каких-то - сколько? - лет назад - этот дикий напряг от того, что ошибешься, что не справишься, что, в конце-концов, понятия не имеешь, куда идти и кем быть, куда тыкаться в этой непонятной и страшной жизни - ты же все испортишь, все обязательно испортишь, растеряешь, потеряешься.

Как сначала все больше высвечивалось и формировалось понимание того, "как", а потом уже и совсем невообразимое - того, "что". Как уходил мрак и страх, как рядом один за другим возникали люди, о которых и не мечтал.

"Как здорово быть взрослой", - восхищенно повторяю я в своей голове, в очередной раз обнаруживая себя в мире и поражаясь, как велика мера свободы. И внешней, и - главное - внутренней.

Смотри-ка, а нас так пугали взрослением, друг.

23:09 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Сегодня в нашем эфире - новости из Ленинградского зоопарка, в котором я последний раз была пятнадцать лет назад, вышла, скорбя, и больше не заходила.

1. Гиббон. Белорукий гиббон. Пока другие гиббоны бессмысленно носились по вольеру, цепляясь за все попало ручищами и развлекая народ, этот даосский монах невозмутимо сидел посередине, сложив руки накрест на коленях и всем своим видом выражая фейспалм. По-моему, фейспалм ему просто мешали сделать слишком длинные руки.
Я расписываюсь в любви к гиббону.

2. Ягуарята, рождению которых все так радовались зимой. Рыженькая и черненькая, Инка и Кими. Которые счастливо грохотали на весь зал непредусмотрительно оставленной на растерзание жестяной миской и вообще вели себя как все уважающие себя котята. У черненького просвечивают ягуаровые пятна, и это прекрасно.

3. Северные олени. На северных оленей можно смотреть вечно - вокруг тебя автоматически образовывается тундра, ветер, простор и северное море на грани зрения.

4. Черные тараканы красавцы, грация ползущей змеи восхитительна, хамелеоны неожиданно быстро меняют цвет, в детском зоопарке можно чесать козочек, игрунки живут не в вольере, а на территории всего обезьянника для мелких обезьян, на пластику двигающегося жирафа тоже можно смотреть бесконечно. (Но на северных оленей бесконечнее).

5. И, наконец, покорившие сегодня мое сердце огромные серые рыбы. Понятия не имею, что за рыбы, их аквариум вмонтирован прямо в пол и в основном все смотрят на них сверху. Но можно сесть на пол и смотреть, как мимо тебя, одна за другой, очень медленно и гипнотически проплывают здоровенные рыбы.
Восхитительно.

В целом наш зоопарк так же удручающ (тем более после новосибирского), но самая красивая осень, Петроградка, вьющиеся по небу облака, "Больше кофе" (как без нее) и трамвайчики.

Ребенка сводили в зоопарк, ребенок счастлив.

15:27 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В штормливые ночи рыбак берет керосиновую лампу и идет к морю - вылавливать детей, которых прибивает к берегу. Взрослых к берегу не прибивает, доплывают уже детьми.

Дети, выловленные из моря - холодные, соленые и серебристые, как рыбы.

Жена рыбака растапливает огонь и укладывает их в печь. В доме начинает пахнуть прелыми листьями, страхами, невыполненными обещаниями и лишними мыслями. Все уходит в печную трубу, что не успело - в окна, что ускользнуло - ловят коты.

Утром румяных детей достают из печки и окунают в трех водах - речной, морской и колодезной. Потом развешивают сушиться на ветру. Ветер не выберешь - какой придет, тот и высушит.
За день дети становятся разноцветными, как лоскутные одеяла. В доме рыбака пекут блины и едят их с медом. В море в этот день не выходят.

Вечером из леса приходит каурая лошадь без подков. Обнюхивает детей, трется холкой о спины. Рыбак ее не ловит - умный не будет ковать каурую лошадь.

Ночью детей раскладывают под звездами. Их забирают чайки и уносят на хутора.
Некоторых детей съедают волки.
Может, дети ненастоящие, может, волки голодные. Никто не знает.

@темы: игры в литературу, морские дети

20:03 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Восторг - когда чувствуешь отчаянное бессилие своей мысли перед мыслью человека, который говорит с тобой.
Восторг - потому что в этот момент рождается интерес.
Как он это делает? Какой это прием мышления? Почему ты сама не додумалась до этого? А как могла бы додуматься? Какую цепочку не выстроила? Почему? А попробую аналогичное?

Начинаешь, барахтаясь и оскальзываясь, выворачиваться из панциря, пытаться выкарабкаться из кристаллической решетки привычных, натоптанных, автоматических логических цепочек.

Получится один раз из десятка.
Но здесь - восторг.

15:38 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вдогонку - все федеральные и петербургские журналисты, которые приехали в Псков, в глубоком шоке.
А местные спокойно говорят: да ну что вы, у нас гораздо хуже бывает.

14:44 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Извините, политика.
Я предупредила.

За год я успела посмотреть на многое. На безумные, абсурднейшие судебные процессы по "иностранным агентам". На ФСБ, которое вламывается на англо-американский семинар по расследовательской журналистике и задерживает лекторов. На то, как организуется и осуществляется травля госсми и "лояльными". На то, как принимаются чудовищные законы.
Посмотреть - в смысле, вживую, глазами на всех этих людей, в физическом воплощении и реальном времени, увидеть до мелочей, как.
Привыкнуть к этому нельзя, но это можно научиться воспринимать, как данность.

Сегодня, слушая, как псковское областное собрание обсуждает лишение Шлосберга мандата, я рыдала.
Нет, все были уверены, что его лишат. Ни у кого из нас не было иллюзий на этот счет.

Но, боже, такой дичи, такой травли, такой концентрации ненависти и тупости, такой самодовольной, уверенной лжи, такого беззастенчивого передергивания, такого... всего.
Я в ужасе.

То есть, должны же быть границы какие-то.
То есть
Нет, я все понимаю, мне просто надо было выговориться.
Какой мрак.
Какой мрак.

20:35 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
И раньше догадывалась, а теперь визирую - в Таллин нужно приезжать осенью, во второй половине сентября, на буднях, когда толпы туристов истаивают, но город - скорее по инерции - еще украшают цветами и мягко светящимися бумажными шарами. Еще можно подняться на Олевисте, еще открыты домики в Роко дель Маре для таких же беззаветно влюбленных в дерево, прошлое и простоту, и пока еще ходит - уже только половину недели и тогда-то по разу в день - кораблик до Аэгны. Пока в море еще можно окунаться самым отчаянным - и сидеть потом босиком и в одной юбке с майкой на песке дюн, поражаясь тому, как, оказывается, тепло. Но уже носить в термосе горячий чай со специями или местный глег с Vana Tallin, собственноручно приготовленный с утра на плите с видом на красные крыши старого города.

Запахивать местную шерстяную шаль, набирать полные карманы каштанов, обхватывать оранжевую кружку, смотреть на медуз в гавани, мешать в плеере Флойдов с Kate Rusby и перечитывать "Ветры, ангелы и люди".

Хотя, возможно, осень - лучшее время любого города.

12:18 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вернулась из Таллина, привезла с собой остатки фирменного миндаля в пряностях, струящиеся линии дюн песчаной косы Аэгны, развернутой к открытому морю, и неожиданный букетик крошечных сказок, которые мне не менее неожиданно очень нравятся.
Очень давно так легко не писалось.

Вероятно, в ближайшее время здесь оживится.
Оставайтесь на связи и доброго дня, конечно же.

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная