Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:12 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Впервые праздновала Хеллоуин - спасибо Каре и ее скрытому дню рождения, удивительным образом впервые прониклась всем этим вот.
В какой-то момент он почему-то перестал быть глупо глянцевой картинкой из чужой книжки чужого мира, каким был для меня всегда и обрел плоть, запах, ощущение, смысл.
И у Карочки было очень хорошо - красный свет, тыква, глинтвейн, имбирные пряники-осенние листья, желе и летучие мышки, костюмы причастных. И переместиться на кухню, когда в комнате станет слишком много незнакомых людей, передавать кальян по кругу - Граф, Соня, Бачер, Аланкун. Приятная тяжесть страйкбольного пистолета в руке, осень за тонкими окнами, в которую уже начинает понемногу вкрадываться грядущая зима. Что еще делать, если ярится нечисть, какой бы она ни была, как не смяться и пить горячий глинтвейн в кругу близких, в самом деле. Когда не можешь сказать "я сильнее", можешь сказать - "мне весело, а не страшно".

Ноябрь, время устраиваться уютнее в домах - маленький обжитый клочок посередине хаоса, жечь свечи и любить тех, кто рядом, а потом выходить на холод, все еще немного отдающий теплотой умерших листьев, и подставлять лицо грядущей зиме и темноте.

Сплю, болею, читаю - конечно, "Из праха восставшие".

Слушай, и я расскажу, как нахлынул этот прилив неверия. Иудео-христианский мир лежит в руинах. Неопалимая купина больше не загорится. Христос больше не придет, из страха, что Фома Неверующий его не признает. Тень Аллаха тает под полуденным солнцем. Христиане и мусульмане брошены в мир, раздираемый бессчетными войнами, которые сольются в итоге в одну огромную. Моисей не спустится с горы, ибо на нее не поднимется. Христос не умрет, потому что и не рождался. И все это, имейте в виду, крайне важно для нас, потому что мы суть обратная сторона монетки, подброшенной в воздух — орел или решка? Что победит — святость или нечестивость? Но видите ли вы, что главная проблема не в том, что победит, а в том, победит что-нибудь — или ничто? Не в том, что Иисус одинок и Назарет лежит в запустении, а в том, что большая часть населения уверовала в Ничто. Что не осталось места ни для прекрасного, ни для кошмарного. И мы тоже находимся в опасности, запертые в могиле вместе с так и не распятым плотником. Погребенные под обломками Черного Куба… Мир поднялся на нас войной. И они не называют нас Супостатом, ибо это наполнило бы нас плотью и кровью. Чтобы ударить в лицо, надо видеть это лицо, чтобы сорвать маску, надо видеть маску. Они воюют против нас тем, что притворяются — нет, уверяют друг друга, что нас нет. Это даже не война, а призрак войны. Уверовав в то, во что веруют эти неверующие, мы рассыплем свои кости во прах и развеем их по ветру.

Но видите ли вы, что главная проблема не в том, что победит, а в том, победит что-нибудь, или ничто?

00:25 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Готовлю имбирный напиток на кухне Тай, мы смеемся, и я отчетливо вспоминаю, как с ней легко - это ее удивительное умение не выплескивать пиздец внутри себя на окружающих. Не уверена, что знаю кого-то, кто умеет это так изящно.

У Лисы светло и живо, а еще можно подняться на 20 этаж и смотреть с балкона, как город кончается лесом, тепло-оранжевым на солнце.
Почему-то вспоминаю, как были в снежной Москве у кого-то из Лешиных друзей - тоже балкон очень высоко, и лес начинается прямо от дома и тянется, сколько хватает глаз. Я сажусь на перила, он держит меня за коленки, и мое любимое - опрокидываюсь лицом в небо и забеленные кроны, вниз головой, зацепившись только ногами за перила, без страха и с восторгом.
Только на этих границах начинаю немножечко верить, что лес и город правда существуют в каких-то близких мирах.

Выходя из вагона метро, на мгновение чувствую, как дышат теплые ребра-своды станции, как бухает под землей огромное сердце, перегоняя тепло.
Поднимаюсь по эскалатору и представляю всех едущих параллельно вниз с крыльями. Люди с крыльями очень красивые и трогательно-нелепые, потому что тотальную бесполезность такой системы понимаешь очень ясно.

"Сирокко" - слышу негромкий окрик почти рядом с ухом посередине улицы - отрываю глаза от книжки и вижу девочку с белыми волосами. Говорит, что читает меня, пушистые ресницы и большие глаза, я теряюсь и немного виновато улыбаюсь, хочу взять в охапку и напоить кофе неподалеку, но даже не успеваю предложить от растерянности. "Я только хотела пожелать хорошего вечера" - говорит девочка с белыми волосами и растворяется в потоке людей на узкой улице, внутри меня остается тепло.

Стараюсь не разболеться.
Сочиняю понемногу в голове. Мир потихоньку оперяется.

01:11 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Briefly.
(тем, кому интересно, как мои дела, посвящается)

Вправили 12 позвонков и еще две херовины в шейном и поясничном, освободили пережатые сосуды в шее. Организм был настолько шокирован, что немедленно впал в истерику, плакала и смеялась одновременно, ничего не могла с этим сделать, врач отпаивал коньяком с шоколадонькой.
Пока спина встала в 15 тысяч, то ли еще будет.

За 4 нерабочих дня успела впутаться в подкаст, в ролик по Окульте, в открытый философский факультет, в вычитку текста, купить из денег, которые предназначались на платьишко моей мечты, билеты в Калининград.
Ни о чем не жалею, но как перестать впутываться во все подряд (и сшить себе, наконец, платьишко) - вопрос всей моей жизни.

Соечка крутая, не перестаю ей гордиться.
Имичка крутая, не перестаю ей гордиться.
Вообще горжусь моими друзьями.
Разговоры со старшими и многомудрыми полезнее всех лекций мира, как обычно.

Как-то так)

01:08 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Хожу по улицам и не тороплюсь. Смотрю на воду и как переливается иней на листьях.
Слушаю умных людей в интернете и вживую.
В мою голову постепенно возвращается текст.
Мне надо передохнуть.

Меня уже столько раз спросили, почему я ушла, что когда-нибудь я напишу об этом. Пока я отвечаю, что из-за больной спины. Это правда, но на самом деле только форсировало уход.

Я по-прежнему люблю свою редакцию бесконечно, а своих главреда и глав-главреда - тем более, но время разбрасывать камни и время собирать камни, все дела. Всю жизнь я учусь выбирать главное-главное из всего - кажется - равнолюбимого, и без сожалений расставаться с остальным.
__________________________

Мне очень часто кажется, что я некорректна в том, что пишу сюда в основном только хорошее-хорошее. Это все очень уплощает и искажает. И еще иногда меня ставят в тупик некоторые фразы и вопросы, которые я слышу от моих постоянных читателей.

Важное.

23:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Внезапно забронировала билеты из Москвы в Калининград (привет, "Победа", и билеты туда-обратно за 2300) в ноябре с 11е по 18е.

За ближайшие 20 часов мне надо придумать
- что делать в Калининграде в ноябре целую неделю (Куршская коса, конечно, но)
- где жить в Калининграде в ноябре целую неделю
- не готова ли я вместо этого поехать на автобусе в Минск (в Минск категорически не хочу, но в Минске Лосенька)

Потому что оплачивать не позднее завтра)

Если вы что-нибудь знаете про Калининград, самое время рассказать)

18:41 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Котики мои знакомые и незнакомые.

Я тут продолжаю всячески постигать текст и устройство-свойства слов.
И у меня появилось время.
Поэтому я готова писать письма. Но не абстрактные, а на чем-то завязанные.
Если вы хотите письмо - напишите мне, о чем. В форме вопроса, в форме цитаты, в какой угодно форме.
И я обещаю, что напишу вам).

Честное вересковое.

18:33 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
С семнадцати лет и до сего момента в моей жизни была ровно одна неделя, в которую я нигде не работала. Как раз с того момента, как я уволилась из ДДЮТа и до того, как пришла в мою дорогую редакцию.

Теперь это неделя и два дня.
Мне очень странно, я ужасно много сплю, как будто отсыпаюсь разом за полтора года, понемногу распутываю кармические долги и выполняю старые обещания (чувствую, с этим я только через несколько месяцев справлюсь) и наслаждаюсь возможностью не спешить.
Ищу баланс. Чиню спину.

Любуюсь городом во все глаза.
Почти физически чувствую, что мои друзья верят в меня безусловно.
Ничто не дает сил и спокойствия больше.
(Прямо то самое "не верь в себя, верь в мою веру в тебя" почти в чистом виде, на самом деле))

12:44 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Простите, но эта игровая фотография, по-моему, очень точно выражает мое отношение к существенной части новостей и вообще происходящему за пределами милого дружеского круга.

Ну да, у стойки бара. "Налейте чего-нибудь". "У нас есть..." "Просто чего-нибудь покрепче".


00:34 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А потом ты выходишь ночью во двор, и внезапно ощущаешь космос над своей головой и Землю, которая несется вместе с тобой под этим самым асфальтом.

За год и пару месяцев работы в моей дорогой редакции я стала прямее, жестче и смелее. И лучше соображать тоже стала. Меня сложнее сбить с толку или запутать, и невероятно сложно запугать или купить - пока не удавалось. Во мне почти не осталось того, что называют пиететом - только равное уважение, если есть на то причины.
А еще я верю в себя больше, чем когда бы то ни было. Куда больше.

Я не знаю, что из всего этого выйдет, но грядут перемены).
Храни нас, Боже.


01:16 

H+, Новый Ренессанс

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
T::Stream. Мы все еще вещаем. Сами в шоке.

Я приехала на H+, чтобы играть в работу. А играла в семью, которая работа.
Мне кажется, это все говорит обо мне, о моей работе и о моей семье.

Кто такая Йонг

Игра

19:31 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Мне осталось работать два дня.
Мои разговоры с высокопоставленными мудаками спикерами, когда они начинают юлить и мерзенько вывертываться, выглядят так: "Слушайте, мне вообще плевать, что вы по этому поводу думаете. Вы опровергать будете или нет?"
Разве что "дебил, тебе же лучше будет, если что-нибудь скажешь" не добавляю. Пока.

Правда, не то чтобы я последние месяцы была как-то мягче, будем честны.
Простите.

01:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Рассказываю куски игры всем, включая моего редактора, достраиваю в голове дальнейшую историю персонажа, радуюсь отличному обвму персонажа, выстроившегося-таки без страдашек и чувства вины, что прекрасно.
Вот здесь отчет обязательно напишу. Хорошо зашло.

Даже собрались сегодня игровой редакцией и договорили то, что было не договорено.

По-прежнему играю в ролевые игры как в метод психотерапии)

Чего сегодня внезапно сформулировала.
У меня были большие внутренние проблемы с ролевками на тему того, что мол, я тут могла бы людям сделать интереснее игру, там могла бы сделать интереснее игру, и вообще я никуда не гожусь, потому что не умею играть ни интриги, ни в расследования (Н+, кстати, показал, что последнее не то чтобы правда).
Потом в моей жизни случился Граф, который затащил меня водиться в Окульту и которому я долго выносила мозг тем, что я очень плохой игрок, и который в ответ мне выносил мозг тем, что я хороший игрок.

Если в меня долго и упорно верить, то я тоже в себя поверю.
Я успокоилась на том, что пока я органично играю в персонажа и мне круто, все хорошо. А играть интереснее и свободнее я потихонечку учусь.

Это я к чему.
Люблю своих друзей)

12:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Если печально - надо надевать специальные разноцветные шерстяные носки, которые мне связала мама Рос.
Мама Рос - это как муми-мама, только живет в Германии.

Вот еще есть фотография. Кто коты, мы коты.


02:07 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
На самом деле могу сказать про сейчас в основном то, что обычно не упоминаю - у меня совсем сломалась спина, и в целом из-за этого моя жизнь пока весьма похожа на избранные моменты кругов ада (в основном поэтому совсем перестала писать сюда), но светлая надежда на то, что когда -нибудь это все-таки закончится, и мне больше не будет так больно (что хуже - и невозможно сосредоточится), держит меня на плаву.

Но, вот, в субботу выбираюсь на Бегущий - несколько раз мне кажется, что сейчас придется извиниться, сняться и поехать обратно лежать на полу, но я сильная и смелая (и чередую ходьбу с сидением) и вытягиваю.

Город струится и, как всегда, невыразимо хорош - как в первый раз. Чаще солнце, чем морось, и ничего не остановит меня от любования и любви.
Другая сторона Невы, как всегда, пугает и кажется страшным чужим королевством, покупаю букет у одной старушки и дарю его другой, делимся с забавной парой (видимо, отца и дочери, ужасно похожи), одной из разгадок, пересекаем дельту в закат.

Пока ждем такси после финиша, встречаем Лешу с супругой, Дроу и кого-то еще - как раз торопятся на финиш. Не могу не обнять Лешу, рефлекторно поправляю ему наушники - и внутренне улыбаюсь, когда ловлю себя на этом. Как хорошо, что все есть так, как есть, как хорошо.

В такси полудремлю на плече Бачера, пока он греет мне руки - вспоминаю, как также засыпала у него на плече в такси с БГ два года назад, когда все было совсем по-другому.
Как хорошо, что все так, как есть - баюкает меня.

А со всем остальным я справлюсь.

11:34 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Люблю время на лицах. Чем белее волосы, чем разнообразнее и богаче морщины, чем светлее выцветающие глаза - тем больше вечности в человеке. Время льется из них, накопленное время - только подставляй ладони.

Чем глубже, характернее неповторимые борозды - тем больше в человеке человека. Тем шире раскрывается каждая отдельно взятая вселенная.

Молодежь не так интересна - радостна, жива, еще только болванка, только-только начинает обрабатываться. В первую очередь - ими самими. Но с каждым десятилетием - все филиграннее, все индивидуальнее узор и тональность.

Лучшие постепенно превращаются в музыкальные инструменты. Звучат на гране слуха все яснее и чище, обволакивают.

Бесконечно восхищаюсь возрастом, восхищаюсь старостью.

Городов, гор, деревьев, людей.

01:15 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В середине прошлой недели подумала: хочешь сделать что-то хорошо - возьмись за это сам, и взялась за организацию моих прекрасных игровых коллег - на Н+ (2072 год, трансгуманизм, Гонконг, все дела) мы вывозим радиостанцию, сиречь стрим.

Передачи придуманы и раскиданы, названы, в большинстве уже обзавелись джинглами, а некоторые уже начали готовиться, примерная сетка вещания готова, блог ведется, со спикерами договариваемся, обсуждения по сути, всеми довольна.
Привет, неожиданно объявившийся двухнедельный спринт).

Но все радует и вдохновляет. Что может быть лучше)

Мои игровые коллеги прекрасны и блестящи, умеют гнать бесконечно, я чувствую себя бездарностью в их компании, зато организовываю и примерно представляю, как склеить что-то годное.
Так и живем)

18:50 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Шторм обрушивается на Петербург, становится звуком и пространством.
Ветер заполняет собой город, делает все густым и стремительным, живым насквозь.
Вслед большому ветру приходит большая вода.

Стоишь, запоминаешь - как Фонтанка заливает спуски, становясь свободной, как мечутся деревья, как облака несутся над городом, словно вражеская авиация, как желтеет за зеленым куполом церкви неправдоподобно огромная луна.
Деревья шумят, как море в бурю, грохочет жесть на крышах, стонут стволы.


Прихожу, скидываю шляпу - "Как здорово на улице".
"Очень здорово, - говорит Граф. - Я надеюсь, ты шла пешком?"
"Очень круто", соглашается, приходя, Кара.

Когда октябрь начинается штормом - это всегда хорошая примета.
_______________________

Следующие дни, конечно, спокойно, солнечно и тепло, как будто все тебе привиделось.
Но 18 градусов в октябре - это не то же самое, что 18 градусов в августе, и идешь в одном длинном платье без рукавов и летней соломенной шляпе мимо людей в пальто и теплых куртках, сидишь на зеленом речном спуске, смотришь на воду, запоминаешь разноцветные листья, ловишь солнце. "Последний теплый день" - говорит по телефону проходящая мимо женщина.
Последний теплый день, последний теплый день, как хорошо.

Пестрые бархатцы цепляют подол, солнце просвечивает сквозь желтые листья, молодые ребята рядом с Мариинкой синхронно репетируют танец. "Господи, дай времени и покоя любить этот мир так сильно, как он того заслуживает", - думаешь ты.

Октябрь, который начался штормом, обязательно будет хорошим.

01:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Предложили ехать корреспондентом в Сирию.

И, с одной стороны, конечно, нельзя так поступать с родителями. И не только с родителями.
С другой - с другой все остальное.

Боже, как я хочу согласиться.

P.S. Да, я в курсе.

01:36 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Слушай, друг, как здорово быть взрослой.

Лейтмотив моего существования последней пары недель.

Как здорово быть взрослой - думаю я, засыпая, свернувшись калачиком на двух креслах в автобусе, который едет через ночь в Таллин, и мое сердце обдает горячая счастливая волна. Как здорово, как здорово.

Как здорово быть взрослой - думаю я, допивая чашку кофе (как обычно - американо со сливками и корицей) в привычной и любимой кофейне. Ставлю на стол, выпрямляюсь, тонкая, гибкая, сильная и - взрослая, и быстрым шагом лечу на работу - как всегда, по четырем набережным и через Неву любимым мостом.

Как здорово - выбирая в магазине книгу, которую унесу с собой на домашнюю полку, прихватывая, как обычно, немного канцелярских в придачу.

Как здорово - сворачиваясь клубком на кухне у друзей, где вокруг говорят, спорят, смеются, а тебя укрывают одеялом, наливают шампанское и чай, и ничегошеньки от тебя не требуют.

Как здорово - устраиваясь вечером у электрического камина в любовно обставленной своей комнате, отпивая имбирный пуэр из кружки - семь сортов глины, которую лепила и шлифовала прополисом белокурая пожилая женщина с добрыми глазами в небольшом латвийском городе.

Как здорово - держась за сильную, уже привычную рядом руку, не боясь, не сомневаясь и ни о чем ни жалея.

Слушай, из какой же боли, неуверенности, страха, из какой неопределенности, из какого бесконечного неверия и неуверенности, из какого горя, из какой зависти и боли все это выросло.
Было выращено.

Слушай, всего каких-то - сколько? - лет назад - этот дикий напряг от того, что ошибешься, что не справишься, что, в конце-концов, понятия не имеешь, куда идти и кем быть, куда тыкаться в этой непонятной и страшной жизни - ты же все испортишь, все обязательно испортишь, растеряешь, потеряешься.

Как сначала все больше высвечивалось и формировалось понимание того, "как", а потом уже и совсем невообразимое - того, "что". Как уходил мрак и страх, как рядом один за другим возникали люди, о которых и не мечтал.

"Как здорово быть взрослой", - восхищенно повторяю я в своей голове, в очередной раз обнаруживая себя в мире и поражаясь, как велика мера свободы. И внешней, и - главное - внутренней.

Смотри-ка, а нас так пугали взрослением, друг.

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная