02:21 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
У меня нет терпения и времени, чтобы писать стройный пост, пусть фразы топорщатся как попало.
Короткое саммари к концу первого дня сентября, начала нового года выглядит так.

У меня мокрые волосы, все еще не прибрано на кухне, вкусные яблоки и вода.
У меня новая учеба, настоящий колледж, огненный мастер, Зоя в согруппниках и моральной поддержке - шалость удалась.
Через меня прошли подряд две лучшие игры в моей жизни.
С каждой минутой любимой моей осени мне становится легче.

Сегодня я варила кофе себе и Аланкуну, рассказывала про сезон, мы играли в Пандемию и было хорошо.
А потом пила виски с Соней и тыкалась ей в плечо.
"Окей, мой первый учебный день в коллежде заканчивается тем, что я пью виски. С лещом. (обнимая подушку-рыбу) В целом, неплохое начало". "Тебе нужно сделать это как-то изысканно, деликатно. Например, связать шарф с надписью "Иди нахуй".

Меня все еще окружают лучшие в мире люди.

Я нахожу потерянную дурмстрангоколоду и на колледж вытаскиваю "Призвание", а на мастера - "Ученика". Эти карты все еще прямее и конкретнее некуда.
И невозможно вытащить на Бачера ничего кроме "Принятия", раз за разом.

Я хочу перебирать слова в голове, держать дерево и инструменты в руках и улыбаться людям.

Я думаю, что все хорошо.
Это же осень.
Это же такое мое.

01:01 

Жизнь и сны Зоряны Ятекош

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
История Зоряны Ятекош, снов города Београда, с проекта "Антропография" стала одной из самых красивых историй, что получались у меня на ролевых играх. Красивых, очень грустных и светлых.
Потому и рассказ длинный и немного литературный.
Первую часть я тоже сюда добавила, чтобы все вместе было.

Свой маленький философский камень мы во снах тоже сделали.
Трофим - нигредо, Сварга - альбедо, Зоряна - рубедо и их сто лет одиночества.

А фотография Полинина, конечно.



I. Школа


читать дальше

II. Город

читать дальше

III. Лес

читать дальше

IV. Школа

читать дальше

V. Город

читать дальше

VI. Эпилог

читать дальше

01:12 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
И это в целом последняя игра в сезоне, поэтому через недельку это место перестанет быть локальны ролевым филиалом.

Очень хотела посмотреть, что получится из "Антропографии", не очень многого ждала, не очень понимала, как это все будет работать, но не поехать на игру-книгу на языке моего любимого магреализма, конечно, не могла.

Переключаться после "Великой войны" было адически трудно, конечно, но в итоге так взлетело, расцвело и засияло, что никаких слов нет. Бытовое волшебное магии игры выглядело так, как будто случай, символ и судьба были у МГ в игротехах и трудились не покладая рук. Очень круто взлетели модельки.
Ужасно много любви.

Очень красиво сыграли про любовь с Бондом и девочкой, с которой я раньше не играла (а так же с попавшимися под руку), и неизбежно с помощью всесторонней поддержки бесконечных случайностей и дорогих соигроков превратила все это в мои любимые "Сто лет одиночества". Под конец, когда поняла, что это за история выходит, кнопку "больше драмы" самолично торжественно нажала трижды.
Очень красивая сама собой получилась история про поезда, с которой все и началось.
Зоряна, Зоренька Ятекош моя - любовь, интуиция, игра и жертвенность. (Когда теги перестанут уже)).
Обязательно напишу истории и нашу историю мы напишем все вместе.


Хотя три длинных игры подряд - это ад, конечно.
Но после ВВ - то, что доктор прописал).

02:34 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Друзья, потерпите, еще постигровой кусочек "Великой войны".

Мои беженцы говорят мне: "Когда ты говорила с греком, я боялся, ты им сейчас в глотку вцепишься прямо голыми руками. И вообще запредельно много огня в тебе было".

Игравшие повстанцев говорят мне:
"Ты была такой безумно трогательной, юной, хрупкой и готовой убивать! Увидев тебя вначале я не поверил, что ты спустишь курок, когда будет надо. Пока ты не заговорила. И больше я не сомневался".
"...я помню, как ты проснулась у нас на лежке, такая маленькая, такая трогательная...и рядом автомат. Чудовищно все это".

Машиах Мириам говорит мне:
"Спасибо за глаза полные гнева и веры. Благодаря тому, как ты смотрела на меня, я снова и снова находила в себе силы двигаться вперед".

Я читаю все это с очень смешанными чувствами. Пожалуй, впервые настолько меня не беспокоит, хорошо или плохо я сыграла. Вообще не имеет значения. "Слила" или "не слила" конфликт. (Пожалуй, последнее меня уже не будет волновать никогда). Это правда уже разговор в совсем других категориях. Вообще не про тебя и не про способность играть. Про другое. Очень странно все это осознавать.
Все еще очень плохо с вербализацией, и я не могу довести мысль до конца, но сырец оставлю.

_____________________

Когда я после игры узнала, что у людей Шимона был свой машиах, я ужасно расстроилась. Потому что если бы я узнала это на игре, я бы конечно пошла бы в них неистово играть, после чего скорее всего стреляла бы без малейших сомнений.
Среди них была Кьяра и Поль, с которыми мы как раз немного играли и которые скорее всего были бы на этом месте.

Как бы сказать.
Я легко играю против друзей. Более того, чем ближе друг, тем легче, потому что точно уверен: чем бы ни кончилось взаимодействие, не будет никаких обид, а будет только море любви.
Но только что я вдруг осознала, что на самом деле слава богу, что именно здесь так не сложилось. Потому что с некоторой вероятностью сейчас мне было бы еще труднее, если бы я еще и в упор расстреляла персонажа Кьяры или Поля.
При этом если бы ребята играли язычников, точно было бы ок. Или при таких же условиях, но стрелять, например, в Товера. А так нет. Какие-то очень тонкие границы.

Еще про тонкие границы.
Думаю о том, что безупречно взято историческое время. Потому что если бы это все было изначально тем, чем было - какой-нибудь современной Сирией, например, я бы, наверное, не смогла поехать.
Как не поехала на миленину "БлокАду". При том, что она была сделана с огромным уважением, бережностью и уместностью. Не раздумывала даже, я не могла в это играть, не могла смотреть, как другие в это играют и так далее.
Не так давно как раз обсуждали с Яцуренко - если бы была та же блокада, но не Ленинграда, а в другом контексте пространства и времени, мы бы без вопросов поехали. Прекрасно понимая, во что играем на самом деле, но это правда необходимая дистанция, чтобы выдерживать.


"Наверное, я сейчас с этим всем выгляжу, как трепетная фиалка", - говорю дорогому другу. Дорогой друг смотрит внимательно и качает головой. "Просто чаще люди с таким размахом внутреннего ада ставят блоки или просто закрывают глаза. Не уверен, что знаю многих, кто так же справлялся бы со всем подряд, пропуская через себя почти без барьеров".

Весело лететь ласточке над золотым проводом, восемь тысяч вольт под каждым крылом.

16:25 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я вытащу это сюда, раз уж сформулировала клочок в чате.

Мне всегда, всю жизнь было ужасно важно пытаться понять образ мыслей другого.
Поэтому я так упоролась в терроризм, потому что вообще не могла осознать.
Это не значит, что ты соглашаешься, или начинаешь разделять.
Это означает, что ты начинаешь понимать, что этот человек - вообще-то ни разу не нелюдь.
Что он нормальный, но его голова работает так.
В ней отрастают вот такие связи.
Может, этот заход звучит как-то уродливо, но мне правда ужасно важно понять, что люди, которые взрывают других людей - тоже люди. Что злодеев не бывает. Прочувствовать это.

Мне очень сложно сформулировать мысль до конца.
Вот я тоже читаю чужие отчеты, написала свой отчет, вздрагиваю от ужаса, но отчетливо вижу, что все эти люди вообще-то в определенном смысле были нормальными. Но их нормальность работала так.
Мне важно это точно знать.

Меня вообще-то после того, как я прожила кусок жизни подростка-радикала, кроет двое суток, а сегодня я пью пустырничек и слушаю хорошие песни, потому что надо собраться и переключиться на "Антропографию". У меня завышенная эмоционалка, и, к сожалению, это работает так.

Но для меня этот взгляд изнутри (а вообще-то все, что я писала в отчете, я действительно чувствовала как персонаж) очень важный.
Очень важный для того, чтобы любить людей и принимать мир.
И все это было только для любви и принятия. Как бы ни было страшно.

00:29 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Давайте лучше хорошее напишу. (Сегодня - день бесконечных постов)

Вот вчера вечером уже так привычно выхожу от Жени с Кьярой на трассу и вдруг обнаруживаю, что с мая катаюсь в Москву на какие-то игры почти каждый месяц. "Отличная традиция, - смеется Женя. - Надо закреплять".

Легко становится, когда я начинаю идти вдоль обочины и дышу прохладным вечером.
Все еще есть неизменное. На трассу можно выходить в камуфле или в платье, в дурцком свитере или в шубе с лисьим воротником и зонтом-тростью, с ножом и газовым баллончиком под рукой и картой, или просто с раскрытыми ладонями - на самом деле это неважно. На трассу конечно нельзя выходить без любви к каждому водителю - к тому, кто проедет мимо и к тому, кто остановится. Безусловной. Безграничной.

Расспрашивать всегда люблю больше, чем рассказывать. Люблю расспрашивать про родину и детей, про мечты и детство - когда самые суровые и грубые лица светлеют, интонации становятся мягкими и мечтательными, а лица - прекрасными. Я меняю четыре машины, и из каждой уношу чужие мечты и светлые воспоминания.
Дольше всего меня везет дядя Леша, родом из поселка Октябрьского под Челябинском. У Дяди Леши дочь моя ровесница, дизайнер, и сын помладше, дядя Леша разошелся с женой и уже год живет в машине и пересекает всю страну, дядя Леша рассказывает по Крымский железный мост в 19 километров, который строится сейчас, про горячие источники Армении и дает кедровых орехов из Сибири. Дядя Леша занимался поселковым стадом и никогда не любил читать, но потом его вдохновил комбриг - и мы говорим о Толстом, Чехове и даже Ницше. Дядя Леша мечтает облагораживать свой поселок, сделать деревянную модель самолета у пямятника павшим в Великую отечественную, украшать дома, сделать поселковую радиостанцию, где будут читать литературу вслух, дружит с молодыми и не переносит ровесников "которые уже ничего не хотят, только енсию обсуждать".
Олег из Ханты-Мансийска хочет открыть пекарню на Валдае и возродить традицию местных баранок.
Водитель со сложным киргизским именем хочет уехать в Иран и чтобы все были дружными, как раньше.
"Как так, вот ты девочка, а ты одновременно и добрая, и сильная такая", - удивляется дядя Леша. Из Питера от загружается и едет прямиком на Байкал, зовет с собой и я даже готова согласиться (самое то после Великой Войны), но послезавтра Антропография, а через неделю начинается учебный год.

Сплю только в последней машине, микроавтобусе, крупный ливень барабанит по стеклам, как выстрелы, я пытаюсь проснуться и объяснить водителю, что его могут застрелить за то, что он укрывает меня.

Каждый из них надломлен внутри, но каждый прекрасен.
Микроавтобус довозит меня почти до дома и я машу на прощание.
Пусть у них всех получится что-нибудь хорошее.

23:09 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Очень тяжело было писать персонажный отчет.
Очень.
Вчера днем меня стало попускать от адреналина игры и очень накрыло. Пила у Кьяры валерьянку и долго стояла под холодным душем, чтобы не рыдать.
На самом деле все это было очень по-настоящему.
Чудовищно больно за мир, в котором никогда не заканчивается война. Уже шестнадцать лет чудовищно больно.

Нашла, кстати, ту сказку про ангела и теракт, которую написала очень много лет назад.
Еще не умела толком не называть то, про что на самом деле пишу.
Она фиговая, но пусть тоже тут лежит.

А мне бы как-нибудь стремительно перестать переслушивать "Любовь во время войны" и переключиться на Антропографию и славных чудаковатых Ятекош.
Очень в тему она сейчас будет.
Как бы так жить, чтобы эмпатией по эмоционалке било бы не так навылет.


читать дальше

21:39 

Великая война, рассказ Эсфирь, воина Машиаха

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Тут много насилия и вот этого всего, я предупредила.

Господи! рано услышь голос мой,- рано предстану пред Тобою, и буду ожидать, ибо Ты Бог, не любящий беззакония; у Тебя не водворится злой; нечестивые не пребудут пред очами Твоими: Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие.
Псалом 5:4


Я Эсфирь, я умерла на шестнадцатом году жизни в последнем штурме штаба саранчи в Йодфате, умерла за Бога и Машиаха, унеся с собой напоследок жизни двух римлян за щитами, потому что таков был приказ.
Я чиста перед взором твоим, Господи, я несу кровь многих язычников и отступников в своих ладонях во исполнение Слова Твоего, оглашенного Мириам, Твоей посланницей.
Да смоет эта кровь мой грех.

Мой грех - это трусость и малодушие, Господи.
Когда мне сказали: возьми оружие и исполни Завет, покарав нечистого в чистой земле, я испугалась. Я сбежала из Ципори, я пыталась убежать от святой войны. Каждую ночь мне снились бомбежки и иудейская кровь, поливающая землю, каждое утро я просыпалась под чистым и чужим небом в тоске и вине перед Тобой. И единожды услышанные слова твоего Избранника лавой жгли мое малодушное сердце. Я не могла дальше жить, зная, что оставлена Богом.

Ты не покарал меня там, на чужбине, Ты позволил мне вернуться, Всемогущий. Ты провел меня окольными тропами и привел к костру Рахели, дав мне второй шанс в бесконечной твоей любви к своему народу.
Я сделаю все, чтобы быть достойной милости Твоей.


Буду воспевать Бога Иаковлева, все роги нечестивых сломлю, и вознесутся роги праведника.
Псалом 74:10


Часть первая, компас

Осуди их, Боже, да падут они от замыслов своих; по множеству нечестия их, отвергни их, ибо они возмутились против Тебя.
Псалом 5:11


Часть вторая, исход

Он воздаст за зло врагам моим, истиной Твоею истреби их.
Псалом 53:7


Часть третья, конец

18:09 

"Великая война", часть первая.

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Так случилось, что "Великая война" стала самой сильной для меня игрой за десять лет. Хотя я много играла и на очень хороших играх, да и куда более огненных персонажей. Ну и влетела в уходящий поезд фактически за сутки до игры только благодаря чуду, заступничеству Поля, "Охоте на Мессию" и бескрайнему сердцу Шагги и МГ.

Личное про проект

Техническое

Пролог и финал

01:20 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Пока не занырнула с головой в "Великую Войну", быстро допишу персонажное про Инион. Прямо быстро, поэтому не так художественно, как хотелось бы, и слишком многобуквенно, но работать над текстом некогда.

Инион, почти двухсотлетняя очень темная волшебница, семнадцать лет заново растущая в детском теле, со всеми подростковыми гормонами и желанием играть, отлично копирующая детскую мимику ровно до тех пор, пока что-нибудь не выбьет ее из колеи, презирающая всех вокруг, жесткая собственница ко всему, что считает своим.
Инион Ду, во имя которой уже была проведена сотня ритуалов с сотней жертв, которой предстоит провести последний, сто первый, который замкнет эту жуткую и прекрасную эстетику, даст ей полную власть.


Никто и ничто не войдет и не выйдет из круга, а также не услышит, не увидит и никаким иным образом не узнает о происходящем здесь без моей на то воли.

читать дальше

По праву хозяина я вызываю в ритуальный круг тень из этого портрета, которая не будет иметь возможности лгать, недоговаривать или не отвечать на мои вопросы.

читать дальше

По праву учителя и человека, благодаря которому Прюденс Тринити Треверс стала той, кем стала, я лишаю ее возможности нанести мне вред словом или делом, а также узнать мою истинную сущность ритуалом или иным способом самостоятельно или с помощью других людей.

читать дальше

Сотни людей в сотне посвященных мне ритуалов забирали контроль и меняли реальность по своей воле.
Сотни людей в сотне ритуалов передавали мне эту власть.
По праву полученной власти я заявляю свое право делать так всегда.
За это по праву хозяина я жертвую всеми людьми, которые участвовали в ритуалах во имя мое.


читать дальше

21:47 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Немного о моей жизни.

- Кэти, мы тут, короче, никуда не поедем.
- Слушайте, идите вы НАХРЕН.
*через пару минут*
- Алло. Ты достанешь мне привод за сутки?

В общем, я все-таки еду на Великую Войну.

(Написать милые тексты для Антропографии, вчерне разобраться с грядущим днем рождения и ага. Что я делаю, боже мой).

18:23 

Инион Ду, "Маховик времени".

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В общем, сначала со стороны игрока. Тут много, потому что это был новый и довольно необычный для меня опыт.


читать дальше

00:47 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Где-то за неделю перед игрой в подготовке и прочих делах незаметно для себя начала носить черный.
Уже довольно много лет я ношу его исчезающе мало и только под особое состояние, но чем больше думала об Инион Ду, тем неоспоримее тянулась к черной юбке и черной рубашке.

Вернувшись, не могу носить ничего, кроме белого, совершенно ничего не ложится, только белое на белом.

Эта девочка далась мне невероятно трудно, но итоги вдруг превзошли совершенно все ожидания.
Обязательно расскажу и игроцки, и персонажно, на этот раз прямо хочется.


Вечером иду по набережным к Неве, сидеть на граните и пить гранатовый сок из любимого бокала. Раз уж я на пару недель в родительском доме, время старых добрых привычек. Разве что на закат не успела.

Это как быть глубокой светящейся водой, снова быть собой, и нести теперь в себе память о горящем сердце темной дочери Ирландии, искаженную ее красоту мира и отличную историю.

А теперь только спать. Очень, очень долго спать.

02:33 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вот завтра, например, игра, я ужасно переживаю и уверена, что ничего не знаю, не умею, глупая и всех конечно же подведу, но вот с утра приезжает Энж с ее волшебным чувством слова, мы гуляем вечером по теплому городу, а я в который раз поражаюсь, как изменился мой родной район даже за то время, как я здесь не живу.
А вечером прилетает из Италии Ева, и мы все вместе идем пить красное итальянское на крышу, над головой звезды и очень много любви.

Главное, конечно, что я вовремя доделала и что ни в коем случае нельзя было пролюбить - палочки для Оками и Поля и моя большая любовь и сопереживание Ирландии, которые не могли не расправиться после подготовки.
Все остальное пыль и болотная тина, простите.

02:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Это задорное про шотландские, ирландские и британские народные песни я уже постила, а вот уже из личного опыта.

Обычная ирландская сказка. Уводят у мужика корову, идет он ее искать, знакомится с волками-оборотнями, следуют перипетии их взаимопомощи, волки в конце-концов приводят ему в стадо новых коров, все хорошо...
И внезапно в конце: Было это во время королевы Елизаветы, когда английские войска беспрестанно воевали с ирландским народом, И В ИРЛАНДИИ БЫЛО УЖЕ БОЛЬШЕ ВОЛКОВ, ЧЕМ ЛЮДЕЙ, И СОТНИ МЕРТВЕЦОВ ЛЕЖАЛИ НЕПОГРЕБЕННЫМИ У ДОРОГ И НЕ ХВАТАЛО РУК, ЧТОБЫ ВЫКОПАТЬ ИМ МОГИЛЫ.

И вот так все).

Ну и для комплекта про традиционные ирландские жанры песни, которые не мои и тут уже были, но слишком хорошо.
- все, кого я люблю, - аллегорическое воплощение Ирландии;
- англичане украли мою ферму и пригнали туда овец;
- ты был моим парнем, а теперь даже не подойдешь к окошку, чтобы взглянуть на меня и наше мертвое дитя (под дождем);
- хак-фол-ту-ла-ру ампти-тидли хорошо они больше не слушают, давайте поговорим о восстании;
- что-то на ирландском, должно быть про фейри, но может и про корову.

(с), контекст на русском (в котором смешнее) - здесь

(Если вам есть каких книжек посоветовать мне об истории Ирландии и мифологии Ирландии - сейчас прям самое время, потому что мои почти закончились).

01:26 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Самые главные сувениры, которые я увожу с собой из поездок - это, на самом деле, сказки. Не блещущие всяким там, но очень ценные мне всем тем, что я на самом деле пишу между строк. Они очень герметичны во мне и я выкладываю их редко и неловко, потому что все, что между строк, остается видимым только мне, а в сухом остатке выходит что-то не очень оригинальное.

Одеяла и саваны из отражения на речной глади я привожу из Монрепо.
Мальчишек, бегущих под бойницами и духа-городового - из таллинской башни.
Горы, которые меняют мелодию - с Алтая.
Человека с проступающими на шее знаками - с улочки в Кутна-горе.
Я могу продолжать очень долго.
Это лучше фотографий или даже торопливых и сбивчивых записей в дневнике, потому что в короткой зарисовке прочно упаковываются картинки и запахи, ощущения и состояния.

Морские дети, сказки про утопленников, появились в таллинском музее под открытым небом, когда я оказалась там впервые и была покорена рыбацкими домиками на берегу моря, пахнущими деревом и сеном, поскрипывающими мельницами, деревянной светлой церковью и всем этим пустым и теплым лесом с настоящей черникой, по которому разбросаны крытые сеном постройки, привезенные с разных хуторов.

Маяк со всеми его неприкаянными обитателями я привезла с Суоменлины, когда в шторм пряталась там за каменными остовами укреплений, чтобы передохнуть от ветра, и выглядывала в бойницу на темнеющее море и свет далекого маяка на одном из островков.

Записанные и незаписанные, это мои карты мира, полные щемящей радости и невысказанной тоски, тишины и ласкового одиночества, и света, бесконечного света.

01:02 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вот, например, вы смеетесь с Рос взахлеб, как десять лет назад, и как будто не было этих таких сложных мне последних месяцев и ощущения безвозвратно упущенного времени и еще упущенного ужасно, невыносимо, чертовски важного, самого важного, что только есть.

Или вот, например, в город приходит какой-то очередной морской парад, в Неве стоят огромные военные корабли, на "Адмирала Макарова" на маленьком катерке веселые матросы возят с пристани пластиковые тарелки, сок и всякое прочее для фуршета, Дворцовый увешан цветными флажками - ну, этими, которые специальный морской язык (конечно же не могу прочесть, что написано, но даже это знание делает мне радостно), по теплой набережной гуляют горожане. А ты вдруг находишь задорный "заныр" во внутренний двор - надо спуститься где-то на метр, пройтись под домом по низкой арке и снова подняться, а еще парадную с волшебным видом с верхнего этажа, и вдруг обнаруживаешь деревянную резьбу там, где вообще не ожидал увидеть. И с радостью думаешь - вот, теперь я видела Прагу, и все еще живу в своем неизменно самом лучшем городе мира.

Или пьете отличный кофе с Добрым на площади в Выборге - что может быть лучше, чем улыбаться и пить кофе за уличным столиком средневекового города. А потом идешь танцевать под ребят перед замком, потому что танцевать в замке важно, брать за руки детей, которые стесняются одни, и вести их, счастливых, в хороводы, и подхватывать польку, и встретить свою бывшую ученицу из подростков, которая счастливо кинется на шею - и через все это почти физически чувствовать, как через тебя течет, несется время, прорва веков, смазывая лица и ноты, оставляя только свет и тьму, боль и огромную, бесконечную любовь.

А потом ты лежишь молча вечером на густой траве Марсова поля, в виду Инженерного и Спаса, пока над головой зажигаются звезды, или на узком выступе огромной отвесной скалой за "краем света" в Монрепо - и есть только вечность. Твоя, собранная за все эти годы впечатлениями, историями, эмоциями, музыкой, знаниями и ощущениями вечность.
А больше ничего и нет.

02:10 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ролевые игры для радости, говорили они.
По привычке брать несколько книжек одновременно, читаю историю ИРА к Маховику, перечитываю "Сто лет одиночества" к Антропографии и "Град обреченный" к, собственно, "Граду".
Не могу решить, что выигрывает в тленности.

В городе зачем-то включили лето, мне снится Прага еще чаще, чем раньше, я чертовски рада, что нашла решимости отказаться от Стража и не заявиться на Великую Войну, а вместо этого планирую поход с Аланкуном и Сонечкой, а еще хочу посмотреть, как в БТК делают Башлачева.

И чертовски хочу сентябрь и учиться.

14:16 

Быт и Арзамас

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я не тормоз, я, подождите.

В той штуке про "я не пишу про" меня попросили написать про быт. И, знаете что, это сложно!
Быт как таковой не обладает внутри меня какой-то целостностью и особым местом, поэтому про него трудно писать. В моей непостоянной жизни довольно быстро меняется многое, в том числе отношение к пространству вокруг, да и я вообще не всегда его отражаю. В общем случае я поддерживаю относительный порядок и чистоту вокруг себя, но это перестает работать как только я во что-то слишком погружаюсь, или какое-то время появляюсь дома в режиме "пришел, поспал, пересобрал рюкзак, ушел".
Скажу точнее. Я очень люблю, когда вокруг чисто, светло, гармонично и нет лишнего (последнее не про минимализм, а про соразмерность), но я не всегда вижу это самое "вокруг".

В целом жить со мной довольно сомнительное удовольствие, потому что я, конечно, по ходу дела стираю, подметаю, мою посуду и всякое такое, но в то же время, например, тащу в дом какие-то коряги, перья, шишки, мох и камни. Самое показательное было перед новым годом, когда я мастерила рождественские украшения и дважды ездила за материалами в Соновку. Через неделю Бачер аккуратно поинтересовался, долго ли наш дом еще будет напоминать норвежский национальный парк.

А еще, здравствуйте, эти две полки, вот там в туалете, а еще два ящика и вот тут коробочка постоит - это мои инструменты, а почти весь здоровый икеевский шкаф занимают мои юбки. Я не знаю, как бы мы там размещались, если бы гардероб Бачера не состоял двух пар джинс, нескольких футболок и пары свитеров. Ну и Бачер быстро сообразил, что новый книжный шкаф лучше не покупать, потому что я все равно мгновенно заполняю книгами любое доступное пространство (и еще немного там на полу полежит!).

Что касается распорядка дня и готовки, все тоже сильно зависит от периода жизни, времени года и настроения. Последнее время я обычно просыпаюсь раньше, выпиваю стакан воды, хоть немного разминаюсь, иду под контрастный или холодный по настроению душ, мою посуду, если осталась со вчера, варю крепкого кофе (с можжевельником, лавандой или лимонной цедрой), пишу какие-нибудь утренние страницы или еще какой-то текст, и после этого готовлю себе завтрак. Это или творог с вареньем, или омлет (не который с молоком, а который специально приготовленная яичница) с луком и специями.

На этом хоть относительно структурированная часть моего дня заканчивается, и дальше все как пойдет. Был отдельно вопрос про готовку - это прямо проблемы белого человека, потому что мужчина ест на работе, а дома обычно нет (ну или какой-нибудь бутерброд с сосиской, вот это все). Поэтому мне скучно готовить на себя, и я или делаю что-то очень быстрое, или вообще не ем дома особо. Бачер готовить не любит и не понимает, зачем на это тратить время, если можно пойти и купить еды. Но всегда после работы заходит в магазин и приносит, что закажу.

Ну да, еще я каждый вечер на ужин ем салат из огурцов с помидорами (плюс руккола/салат/брынза/что-нибудь другое для разнообразия) и чаще выпиваю на ночь молока или кефира.

Ну что еще про быт. На самом деле, это какая-то странная самоорганизовывающаяся конструкция, которая в целом меня не напрягает, функционирует как-то в моей голове чуть ли не сама по себе, потому что ее поддержание в общем не требует от меня каких-то особых усилий или чего-то из серии "А теперь НАДО убраться!". Мне в общем случае доставляет удовольствие примерно любая физическая активность и наведение чистоты, а если становится скучно, всегда можно петь или включить фоном какую-нибудь из лекций "Арзамаса")
Как-то так)

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная