• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:15 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Фантастические твари и где они обитают".
Без спойлеров и еще даже не отчет

Я настолько не ожидала, что это будет и вполовину (в треть!) так хорошо, что совершенно обескуражена.
Цвета, и стиль, и герои, и игра актеров, и ощущенческий ряд, и настроение, и то, как выстроена картинка, и британская тонкость, и - боже мой - они умудрились счастливо обойти (или выйти) из большинства клише. "Мой любимый цвет, мой любимый размер".
Два раза у меня слезы наворачивались от восхищения, два раза я плакала от горечи, и один - от светлой грусти. Столько трогательного, столько действительно волшебного, такие филигранные нюансы.
У меня ощущение, что я не видела настолько чудесной сказки на большом экране со времен "Возвращения короля" ВК.

То есть нет, мне периодически хотелось бегать и орать "да используйте вы свою чертову магию" (невозможно перестать на заднем фоне думать, как можно было бы эффективнее использовать заклинания и не только заклинания), но это такие мелочи, право слово.

Давайте я поясню.
Я вовсе не фанат Гарри Поттера, хотя я бесконечно трепетно к нему отношусь, как относится, наверное, большинство детей девяностых - когда мы росли и взрослели вместе с героями и жили в ожидании следующей книжки.
Но я до сих пор даже не дочитала серию, и я не смотрела и не собираюсь смотреть фильмы по ней. (Кроме первого, и, кажется, второго, хотя в этом уже не уверена).
Я вообще не пошла бы в кино, если бы не обнаружила в инфополе восторженные отзывы людей, от которых я ожидала их меньше всего. И если бы не позвала Оленька. Потому что когда проходятся по тому, что для тебя трепетно дорого, это невыносимо.
А они взяли и все сделали правильно. Это не эксплуатация темы, которую обычно делают с заведомо кассовыми историями. "Волшебство в чистом виде", - помогает мне с формулировкой Оленька.
И, возможно, это первый фильм, после которого даже мне захотелось увидеть Нью-Йорк.

Теперь нужно идти с субтитрами, конечно, а то невозможно.

11:59 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я все думала, что это скоро пройдет, но нет.
На самом деле я конечно очень скучаю по журналистике. По многочасовым раскопкам в темах, о которых недавно ничего не знал, по интервью и комментариям, по боевой цепкости к речи и анализу, по куче всяких крутых вещей.
У меня есть даже очень простых аж четыре пути, которые очень быстро могут мне дать возможность заниматься тем, что я так люблю. Куда уж проще, чем то, что я делаю чтобы добиться и значительно менее важных для меня вещей.
Но это упирается в сильнейшее отвращение к новостным лентам.
Меня тошнит от новостной картины дня. Я с огромным удовольствием читаю большие хорошие тексты (и даже актуальность здесь не имеет значения - я любуюсь словесной организацией мира, добычей информации, умением увидеть неочевидное, подходом к людям), но заставить себя следить за происходящим (хей, быть в курсе, выискивать темы, ты чего вообще?) я не могу. Мне сразу невыносимо хочется перестать существовать только чтобы этим не заниматься. Я больше не хочу перегонять по своей голове тонны мусора и воды, чтобы искать в них годную рыбу, потому что не хочу никогда.

Тут место сказать себе: хей, чувак, расслабься, пиши спокойное про музыку, иди в трэвел, иди в айти. Не надо в проблемы, не надо в социалку, не надо в "общественно-политическое" не надо во все это.
Но меня по-прежнему интересуют только тексты с жесткой проблематикой, с конфликтом интересов, со всем этим вот. С гребаной "общественной значимостью", тьфу.
Что естественно упирается в тот самый поиск рыб в мусоре и воде, который заставляет меня страдать. До того, что у меня включаются внутренние предохранители и я отказываюсь этим заниматься, Все это конечно еще умножается на то, что я после предыдущей работы что-то слишком много знаю про то, как работает журналистика.
Неловкий момент, когда я, похоже, действительно видела слишком много всякого дерьма.
Уже скоро год как я ушла, а это все не проходит.
Все еще не могу решить, что с этим делать. Все еще скучаю про профессии.

19:05 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
За компанию с Лосенькой и любопытства ради прохожу так называемый "Челлендж осознанности". Что-то интересно, что-то сложно, что-то без того часто делаю, не суть. Мне нравится, что он во многом про перемещение фокуса внимания.
Сегодня я наблюдаю за одним. Завтра за другим. Внимательно наблюдаю, у меня же целый день на это. Не то чтобы я постоянно могла держать это в фоновом режиме, но довольно часто получается. Многое встает на свои места.

Из милого - перепрыгивая ручей в резиновых сапогах и приземляясь в снег на берегу залива (края уже схвачены льдом, снег сыплет в лицо, сумка с корягами и камушками через плечо), я внутренне улыбаюсь - "ты серьезно уверена, что это называется день для себя?" (день с собой на самом деле, но это неважно). Радостно думаю в ответ "ну конечно да".

Почему-то почти ни о чем не хочу писать. Вернее, нет сильной потребности.

Еще сегодня почем-то впервые стало плохо от вида крови. Никогда ничего подобного не было, всегда спокойно воспринимала свои многочисленные порезы, содранную кожу, распоротые ладони, колени и ступни и прочее. Как положено человеку из дворово-дачного детства. А тут глупо разрезала себе палец (рука с резаком соскользнула примерно через пару секунд после мысли "так делать нельзя, надо привезти маленькие тиски) - довольно глубоко и по артерии, так что кровь полилась под хорошим напором прежде, чем я успела пережать сосуд. И вроде все ок (кроме того, что дома нет бинтов или хотя бы пластыря), но промывая палец в раковине я почувствовала, что мне резко становится плохо и все начинает куда-то уплывать. К счастью, сознание я теряю всегда очень плавно и порядка десяти секунд, потому обычно успеваю предотвратить само падение, если что-нибудь мне не мешает.

Так как мне резко становилось хуже, как только я смотрела на забрызганную раковину, а все прошло только когда я полностью замотала палец в колбаску из чистого носка (бинтов-то нет) я вынуждена заключить, что проблема была скорее в самом виде крови. Хотя не раз видела куда уж более существенные ранения, в том числе и у себя, без малейшего недомогания по этому поводу.
Пока меня мутило, вспоминала пухленькие донорские пакеты крови, которые периодически сдаю, и пыталась донести до испуганной части себя, насколько несущественна маленькая лужица на полу в сравнении, но не то чтобы это сильно помогало. Понятия не имею, что делать, если еще раз окажусь в такой ситуации.

Делаю штуки, пишу штуки, танцую штуки.
Когда совсем светло, иногда мерещится, что уже весна.

02:04 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Во мне было так много слов про выходные, а теперь слова заменили планы на ближние дни, которые очень хочется воплощать побыстрее, и взгляд совсем сместился вперед, а слова разбежались.
Слова - они внимание любят.

Вот у Полиночки сниматься - такая радость и покой, слушаешь себя и выдыхаешь, плывешь под ее взглядом и по музыке, становится очень хорошо и немного нереально. Студия большая и просторная, деревянный пол и трещины на потолке, иногда мы начинаем дурачиться, и тишина звучит.

Стиховечер выходит камерным, разным и созвучным, стихи и песни, серебряный век и современность, звучит английский, немецкий и французский, Цветаева против Ахматовой, Бодлер и Джек-с-Фонарем. Виноград и сладости, доверие и зима за окнами. Много, очень много цепляющего.
К ночи у каждого за спиной неожиданно оказывается пара десятков стихов, которые приходили в голову диалогом, но не успели, хочется продолжать, но мосты.
Чертовски удачное начало после такого большого перерыва.

Через мгновение после того, как на сцене остается только белые лучи на темном фоне, барабанщик, аккордеонист и он сам, Al Di Meola сбегает пальцами по грифу и вдруг начинается волшебство. Вокруг поднимаются испанские города и пейзажи, каблуки стучат по тротуарам, юбки взметает ветер, птицы летят ввысь. Мелодии рассказывают истории одну за другой, длинные и жаркие истории, опрокидываешься в них и больше ничего вокруг не видишь.
Я никогда не слышала его таким в записи.
Теперь буду слышать.

Хорошие выходные.

Здесь явно место для полининых фотографий.



еще одна

@темы: Кэти как украшение интерьера

16:16 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Потому что иногда я люблю записывать сны.

В числе прочей жути сегодня снится семья - молодая девушка с длинными, густыми и темными волосами, высокий мужчина с остриженными русыми и их сын лет шести. Сначала я девушка, и я знаю, что сегодня умер человек, которого мы все ненавидели, который сделал нам что-то ужасное, я радуюсь, мне легко, я празднично вставляю его фотографию в рамку. Это момент счастья. Ужас и вина приходят чуть позже - во сне я не могу разобрать, то ли только из-за того, что в нас было так много ненависти и из-за того, что мы так радуемся смерти, то ли мы сами содействовали ей так или иначе - это остается за кадром. Во сне есть только тяжесть и неподъемная вина - у нас всех.
Потом происходит что-то еще, чего я не помню, а потом я уже мужчина, и наш сын в моих руках, мы опускаемся все глубже и глубже в прозрачную бликующую воду, метр за метром, воздух заканчивается и совсем скоро мы утонем, и больше этой тяжести не будет над нами. Это момент покоя.
Как вдруг где-то высоко,над нами раздается выстрел - в этот момент я понимаю, что там, наверху, прямо на поверхности воды на стуле сидит моя любимая женщина с темными волосами, и она только что выстрелила себе в голову, потому что тоже не может выносить тяжести виновности.
Кровь брызгает сквозь всю толщу воды, все вокруг нас становится красным, и мы отчаянно плывем вверх. Это момент ужаса - я понимаю, что мой любимый человек мертв.
Потом мы успеваем подхватить тело в воде, у нее раздроблена половина головы, мы вызваем врачей, следуют сложнейшие операции и в конце-концов ей удается выжить.
Я больше не хочу умирать. Мне жутко от мысли о том, что я мог бы быть мертв в тот момент, когда она стреляла себе в голову. И никтобы не оказалось рядом с ней. В целом больше ничего не имеет значения.

Это был очень красивый и очень страшный сон. Сны, в которых умирают близкие, всегда самые страшные. И на самом деле довольно красивая иллюстрация к той моей единственной разновидности любви, которую я определяю как "и что-нибудь, что больше, чем смерть".
Человек не становится для тебя смыслом жизни, боже упаси. Но он становится тем, из-за чего ты хочешь не умирать как можно дольше. Ничто другое не вызывало у меня этого ощущения.

@темы: по ту сторону

00:37 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Обнаружила себя вышагивающей по сугробам под крупными хлопьями снега в магазин за ингридиентами для синнабоновских булочек и напевающей Jingle Bells. Едва не фыркнула от излишней мимимишности картинки, но потом сообразила, что в руке у меня рулон паралона тридцатки, а в рюкзаке пара горстей саморезов и ножницы по металлу - а нет, смотрите-ка, все в самый раз.

"Найди себе время и выйди из дома, найди человека и будь ему другом", - читаю я чью-то цитату между расписанных недель в старом ежедневнике. Читаю, потом пишу дорогой Соечке в Нью-Йорк и зову Соню в гости варить варенье (впрочем, это оно обернется в итоге синабонновскими булочками).
Через несколько странице написано "Мандала Авалокитешвары" незнакомым мне почерком.
"Мой друг, я знаю, что красива, но не знаю, зачем мне эта красота, - бежит карандашная надпись еще через несколько страниц, - наверное, я буду задавать себе этот вопрос, пока лицо не иссушит время, кожа побежит рябью и мне не станет совсем спокойно". Я думаю о том, что, хотя меня все еще порой принимают за подростка, промахиваясь на десяток лет, и за всю жизнь еще не было случая, чтобы у меня не спросили паспорт при покупке алкоголя (потом удивленно качают головой - "а по вам не скажешь"), я уже ясно вижу приметы времени в зеркале, а легкие морщинки уже не исчезают после хорошего сна. И я уже люблю это несмелое время на своем лице, как люблю его на чужих. А красивость уже так давно не имеет значения, что неловко об этом даже вспоминать.
"И что могу сделать я, в сущности, кроме выведения своей жизни в осознанность?", - удивляюсь я еще через пору страниц и конспектирую кого-то следом "Мы не находим в мире ничего, кроме себя, любое представление о чем-либо - это диагноз". Еще немного дальше - про мифологему безумия.
Эскизы юбок и мебели, размерные сетки, Платон вперемешку с Фолкнером, разводки номеров, много журфака, книги и статьи.
Я пытаюсь прикинуть, какого года этот ежедневник, и как обычно не могу сориентироваться в собственном прошлом. Разве что старше трех лет - непреложное "и я разделяю все случаи жизни на что было до и после тебя" как обычно работает.

Еще в этих старых записных книжках часто встречаю про себя и отношения и в который раз думаю, как же мне с моей неудобной, чрезмерной вольностью и строптивостью чертовски все же повезло найти своего человека. Думаю - и варю глинтвейн на себя и Бачера.
Остаемся зимовать.

15:42 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Каждый раз, когда падает снег, мир кажется мне идеальным и все, чего я хочу - стоять и смотреть. Совершенно не знаю, что с этим делать.

Неделя без времени на интернет - это всегда отлично.
Не так давно ехала в метро и думала про то, что часть людей, на которых я смотрю - невероятно деятельные и сконцентрированные, делают крутые штуки в науке или других областях, ставят охуенные цели и обычно достигают их, и существуют в ритме, в котором я чувствовала себя ок лет пять назад, наверное.
Другая часть - славные и неспешные, умеют "делать ничего", играют в сложные и красивые компьютерные игры и читают книжки, никуда не торопятся, спокойно работают свои работы и забивают на любой жесткий распорядок дня.
Не то чтобы мне важна была идентичность, но не могу не чувствовать довольно жесткий рассинхрон как с одними, так и с другими. (ясно дело, я укрупняю и огрубляю, градаций и тональностей столько, сколько людей).
Впрочем, когда я его не чувствовала.
Мне есть куда идти, и это, в сущности, главное.

Снег идет.

20:31 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Отличная неделя работы на проекте, но времени у меня конечно же почти совсем нет, а когда есть, я сплю.
Хотя сна все равно выходит ужасно мало.
Интересный проект, сложные дети и крутые взрослые - все как я люблю.
Чем буду заниматься со следующей недели, не представляю совершенно, но об этом я подумаю потом.
А завтра сгоняю в Финляндию, гулять по снежочку.

В городе белый снег и внезапная зима, а я опять в том нелепом состоянии - когда замираю и мысленно оглядываю собственную жизнь сейчас, на самом деле мне хочется плакать от счастья.
То есть конечно еще с кучей всего нужно работать, выправлять, что-то я довольно сильно проебываю, но общий контур и вектор начинают меня устраивать. И местами вызывает бесконечную любовь.

Идти домой по Фурштатской между заснеженными липами, глубоко нырять в прозрачную воду бассеина.

Большой Самайн вот еще отличный был - хорошая музыка и много-много танцевать.
"Почему ты больше не ходишь на Оргию Праведников?" - подходит ко мне на концерте незнакомая девушка. "Да я вроде хожу, только не каждый раз", - теряюсь я.
"Я же хожу слушать на Оргию и смотреть как ты танцуешь!"- возмущается девушка.
О_о (этому необходимо быть здесь, чтобы оно меня поддерживало)

Выучила с ног несколько простеньких танцев, обнимала Злату и других хороших, радовалась выступлениям танцоров, как ребенок. Но лучше всего, конечно, вышло под самый-самый конец, когда уже джемили и основная масса людей расходилась - на фигурную польку пригласил отличный танцор, восхитительно вел - просто прелесть.

На полке лежат билеты на Al Di Meola, в холодильнике лежит гранатовый сок, в плеере мягкое, обнимающее первым морозом, в голове порядок в главном.

А еще Бачер показывает мне Mushishi, и оно тоже чудесное, хрупкое и важное.

Снег по-прежнему как чудо.

02:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
15:12 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Страх всегда приходит в паузу.
С самого того момента, как определяешь цель, как направление становится вектором, никакого страха нет, как бы амбициозна или сложна она ни была бы. Ты идешь и делаешь, используя все доступные ресурсы, сначала самыми прямыми дорогами, потом, если понадобится - сколь угодно кружными. Пока перед тобой есть задача, страха нет - есть только поиск вариантов решения или их реализация.
Это потом, когда для первого этапа все получилось, когда все сказали, что ты классная, и конечно давайте попробуем, когда можно выдохнуть и передохнуть - вот тогда приходит страх. Что ты не справишься, что на самом деле это охуенно сложные задачи, а вдруг ты совсем не такая крутая, а вдруг тебе не хватит знаний, харизмы, чуткости, драйва, понимания ситуации - всего этого. На какой-то момент внутри себя ты, конечно, съеживаешься в ужасе.
Но с этим тоже довольно просто справиться. Ты встаешь и идешь готовиться дальше.
Потому что пока ты делаешь, тебе не страшно.
Все довольно просто.

01:49 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В эту поездку мой музыкальный кругозор обогатился чеченскими песнями (национальные мотивы на попсовые песенки покорили меня), цитатой "не параной, хоть мы не пара, но мы и не Ной" (возможно, там было "не ноль", но это не делает ситуацию кардинально лучше или менее смешной), а так же песней, в которой лирический герой пытается сказать возлюбленной о своих чувствах, круто подрезая ее шевроле.

Вообще конечно огонь скаталась, внезапно и весело. Прямо от порога, когда внезапно оказалась у Сонечки и "Мы смотрели ДжоДжо, но потом Кэтичка не выдержала и попросила дать ей выпить. И теперь мы заказали пиццу и играем в маджонг, я не знаю, как это получилось!"

Почему бы, действительно, не сгонять в Москву на день рождения к другу, если время позволяет.

Хорошо было с утра у Женьки довольно сонно готовить омлет, хорошо было позже готовить с Полиночкой - она крутую пиццу, я имбирный чай, перекидываясь втроем шуточками. Хорошо было угнездиться потом удобно и смотреть на хороших людей, наблюдать за пластикой и интонациями, не вмешиваясь, потому что зачем. И сидеть на кухне, сигареты с ромом, вслушиваться в чужие истории, самую малость удивляться, и любить их. И, конечно, читать стихи по ломкому, но внутренне логичному кругу - одно подхватывает другое и вьется кружевом, лови ветер да плыви.

Обратно ехать в метель, и сугробы от Клина до Твери и дальше, и густо заснеженные ели, менять машины одну за другой и ловить себя на том, ка сильно зеркалишь незнакомых людей, ловя моментально тон и темп, и темперамент, вплоть физиологического уровня - пульс, тонус мышц.

По обе стороны дороги - белые полосы, прикрываешь глаза и видишь взлетную полосу, и грузовик взлетает в ночное небо не спилбергом, но кустурицей и летит, летит, летит.

15:00 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Меня впервые катали на скутере с тех пор, как я начала заниматься лошадками, и это очень забавно по-другому.
Тело сразу решает, что ты сидишь на довольно странном, но коне, принимает привычное - носки внутрь, упор внутренними мышцами бедра (как это назвать по-русски вообще), руки лежат спокойно, корпус чуть назад, держаться координацией. Сознание-то безусловно в курсе, что управляет ситуацией исключительно водитель, но это никак не мешает подсознанию считать, что ты контролируешь ситуацию так же, как контролируешь ее на коне. А значит, можно наслаждаться ничем не омраченным удовольствием быстрой езды.

Честно говоря, уже не помню, в каком контексте Кендер предложил поехать на дамбу просто так, потому что почему бы не поехать, но это предложение очевидно не из тех, от которых я стала бы отказываться - и вышло отлично. Немного моря никогда не бывает лишним. Очередной прыжок с камня на камень - и темнеющий горизонт над большой водой уже переплетается в сознании с Суоменлиной, или таллинским музеем под открытым небом, или окрестностями Клайпеды - весь этот дом твоего сознания, единый в любой точке побережья Балтики.
Отогреваться в Каледонском лесу, очень много трепаться.

У Златы тоже было отлично и очень спокойно, как бывает, когда вокруг очень правильные люди, настолько правильные, что не портит даже немаленькое их число.

А когда после черно-белых африканских фотографий, стекающих зыбким маревом жары и пыли, переходишь к снегам, и оленям, и юртам, и холоду, тяжелым шубам и песцовому меху, белым пространствам и тяжелому кочевью, совершенно нет никакой возможности возвращаться обратно, какими красивыми ни были бы фотографии из второй части Африки. Ты уже погрузился в свое, любимое, зыбкая пленка сомкнулась над головой и схватилась льдом, и остается только медленно плыть в ней, озираясь и глубоко вдыхая воду прямо в легкие.

На Василеостровский мальчик в перчатках с обрезанными пальцами играет на двенадцатиструнной электрогитаре фингерстайлом, мелодия летит вверх и очень хорошо.

Вместе с холодом приходит солнце.
Осень в городе.

02:55 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Играла в "Шляпу" посередине ночи с отличными людьми, прыгала по камням на дамбе, смотрела в Эрарте, как океан схватывается льдом.

Наверное, что-нибудь даже расскажу.
Или нет.
Хорошие выходные.

20:38 

Книги - 2016

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я как всегда забываю про все списки почти тут же, как их завожу, но в очередной раз убеждаюсь, что хоть по паре слов про прочитанные книги надо писать. А то память на них, как у золотой рыбки.
Естественно, про список я забыла уже в середине февраля, после первой десятки книг. Сейчас попыталась восстановить еще пару месяцев. На лето очевидно придется забить, потому как безнадежно - моя память осыпается осколками игр, поездок и приключений. А вот с сентября со второго захода попробую реконструировать. Благо осенью, так получилось, я читала только бумагу, и копаться в визуальных образах в голове не надо - вот оно все на полочке стоит.

Январь-апрель, 24 книги, что вспомнила, то и будет. И комментарий по паре строк.

1-10

11. "Harry Potter and the Chamber of Secrets"

читать дальше

12. Григорий Тульчинский "Total Branding: мифодизайн постинформационного общества"
читать дальше

13. Джером Селинджер, четыре повести.
читать дальше

14. Рей Бредбери "Дзен в искусстве написания книг".
читать дальше

15. Милан Кундера "Невыносимая легкость бытия"
читать дальше

16. Генри Лайон Олди "Песни Петера Сьлядека"
читать дальше

17. Роджер Желязны "Этот бессмертный".
читать дальше

18. Генри Лайон Олди "Нам здесь жить".
читать дальше

19-21. Аркадий и Борис Стругацкие "Полдень, XXII век", "Гадкие лебеди", "Понедельник начинается в субботу".
читать дальше

22.Анастасия Сорокина "Кит плывет на север".
читать дальше

23. Сильвана Гандольфи "Альдабара, черепаха, которая любила Шекспира".
читать дальше

24. Рей Бредбери, рассказы
читать дальше


запись создана: 08.02.2016 в 14:15

17:36 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Бассейн - это какая-то чертова магия.

Не особенно торопясь, пересекаешь себе эти 25 метров из конца в конец почти весь час. Наблюдаешь краем сознания, как хорошо и гармонично работает спина, расслабив шею, смотришь в изгибающийся высокий потолок или в прозрачную толщу. Не думаешь почти ни о чем, кроме того, как хорошо в воде. Просто плаваешь, как те гигантские серые рыбы в зоопарке, перебирая плавниками - хотя и довольно быстро, но, в сущности, разницы никакой.
И выходишь потом, мягкий, неспешный, не то чтобы уставший, но приятно тяжелый от воды - вот скоро свернуться под одеялком и довольствоваться всем просто по факту существования, и спина легкая и благодарная.

Очень полюбила спать дома, хотя, кажется, раньше не было особенной разницы, где падать спать - разве что в моей комнате всегда был свежий воздух и светло, так что при прочих равных последние пару лет все же предпочитала ее.
И даже когда можно бы и остаться у Кары с Графом, и два ночи, Звездная, и уже очень хочется спать, и все, что там есть дома, очевидно подождет и до утра, какая уже разница, все равно выходишь и идешь к Пулковскому - темный парк с заросшим полынью овражком, пустая стройка, где лают многоголосием собаки на цепях, все это Купчино как оно есть. Шляпка, пончо, юбка в пол и узкие перчатки добавляют приятного несоответствия обстановке - тоже своеобразный китч.
Водитель за 150 рублей соглашается сначала довезти меня до Московской, потом едет до Техноложки, потом довозит до самого дома - всегда было достаточно остановить машину, чтобы доехать на ней хоть до Великого Новгорода, даже если водитель собирался на соседнюю улицу.
Сам по образованию архитектор-реставратор, но двое детей и тяжело, поэтому продает подержанные машины и работает таксистом, времени так мало, что даже гитару пришлось забросить несколько лет назад - грустная история водителя с добрыми глазами. Говорим про исторический центр, реставрацию, удачи и ошибки архитекторов, пока за окнами мелькает Литейный.

Равно пуст, равно достоин любви, равно будущий Будда.

12:48 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я так смеялась, что пусть это будет здесь.
"хорошо, они больше не слушают, давайте поговорим о восстании"
08.10.2016 в 00:31
Пишет жена смотрителя маяка:

Особенности фольклора тех-самых-островов. Мне настолько понравилось, что сохраню, пожалуй.

argonauticae: Я тут собираю в кучу пару-тройку шотландских народных песен - так получилось, что я этим занимаюсь - и мне в самом деле любопытно: кто-нибудь в моей стране хоть когда-нибудь был безоговорочно счастлив?
Традиционные шотландские музыкальные жанры:
Все, кого я люблю, мертвы;
англичане угнали всех моих овец;
хочешь быть моим парнем? - разгадай сперва три мои загадки;
протестанты угнали всех моих овец;
я очень тебя люблю, но ты оставил меня и идёт дождь (соло на скрипке);
море вероломно, в точности как англичане;
как-то раз Красавчик принц Чарли врезал мне по лицу и это было круто;
фэйри угнали всех моих овец.

plaidadder: В придачу существуют, конечно, традиционные ирландские жанры:
Все, кого я люблю, - аллегорическое воплощение Ирландии;
англичане украли мою ферму и пригнали туда овец;
ты был моим парнем, а теперь даже не подойдешь к окошку, чтобы взглянуть на меня и наше мертвое дитя (под дождем);
хак-фол-ту-ла-ру ампти-тидли хорошо они больше не слушают, давайте поговорим о восстании;
что-то на ирландском, должно быть про фейри, но может и про корову.
sredsandpatches: и не забывайте старое, но всегда уместное "шахта обрушилась и все умерли".

Думаю, кому-то стоит сказать пару слов и об английской народной песне:
Я встретил девушку, и мы пошли на охоту (это был эвфемизм для секса);
я встретил девушку, и мы поймали пару птичек (это был эвфемизм для секса);
я встретил девушку, и мы нашли её заблудившуюся зверюшку (это был эвфемизм для секса);
я встретил девушку возле дома её родителей, и она постелила мне постель (это был особенно изящный эвфемизм для секса);
я девушка, и я сожалею,что участвовала в эвфемзмах для секса, потому что теперь я беременна;
я встретил девушку и подкупом склонил её к сексу, но она угнала мою лошадь и смылась на ней верхом;
на постоялом дворе я встретил девушку, и у нас был секс без всяких эвфемзмов, но на следующее утро она смылась с моим пожитками, а у меня теперь сифилис;
твой жених помер не то у Трафальгара, не то при Ватерлоо, давай поженимся? Как хорошо, что ты сказала нет, ведь я же он и есть;
вербовщики уволокли каждого важного мужчину в моей жизни (и теперь они все мертвы);
фермеры - соль земли, и они никогда не бывают безнадёжно бедными;
попрошайка - это совершенно приемлимая карьера с гибким графиком и неограниченным доступом к алкоголю.

Оригинал тут

URL записи

20:31 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Если ехать достаточно быстро, земля становится прозрачной, сплавляется в стекло.
Корни уходят вниз, к подземному солнцу, истончаясь и дробясь. Слепыши, кроты и медведки проплывают на спинах между ветвями, неспешно перебирая лапами, дюйм за дюймом идут насквозь черви. Там медленно и тихо, жирный чернозем жадно поглощает звуки, не оставив на сдачу пары звонких волн. Детские игрушки, забытые в песочницах под дождем, медленно левитируют все выше и выше. Вода, с каждым сантиметром становясь все чище, падает в подземное небо.
Только ростки семян рвутся в обе стороны - и пробивают почву, выныривая по другую сторону реки.
Их корни будут рассказывать земле длинные сказки о быстром и громком мире, где вода не поднимается вверх.
Подземное отражение немо и глухо, и их никто не слышит.
Только кроты ворочаются от беспокойных снов.

@темы: игры в литературу

15:30 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Нобелевка.
По литературе.
Боб Дилан.

Что еще вы хотели знать об искусстве двадцать первого века.

Нет, люблю нежно.
Но я что-то обескуражен.
То ли это очень странно, то ли это очень круто, то ли это "жюри сдались и сказали ойвсе".


(Очень красивая иллюстрация к нашему вчерашнему разговору с Рос о простоте в жизни и всем вообще)

13:21 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Просто, Кэтичка, когда ты очень вежливо говоришь с людьми, такое впечатление, что ты говоришь им "идите нахуй, это моя сказка", - замечает Соня.

Иногда продолжаю проставлять теги где-то в 2014 году, продолжаю наблюдать в словах за все эти восемь лет ведения дайрика, как хаос шаг за шагом оркестровывался в космос.

Очень много любви.
"Посмотреть в интернете: молоко-сыр-сметана, 1й и 2й рейх".

Кусок поста про вербное воскресенье.

"А вечером заканчиваю редактуру и решаю, что надо бы как-то отпраздновать (не то слово говорю - как-то посвятить себя празднику, какое-то время быть про него), беру ТТ, иду на чердак и отстреливаю обойму (я даже стреляю про любовь, тьфу), а потом выбираюсь на крышу и не спеша пью себе под дождем зеленый чай из термоса, и вода бежит по наклонной жести, и воздух такой густой, как будто вся весна сжалась в один вечер, и месса в наушниках.

Один замечательный преподаватель на третьем курсе задал нам выучить наизусть первое послание к коринфянам. "Если вы вынесете из всего моего курса хотя бы это, можно будет считать, что все было не зря".
И, я думаю, он был прав.
Конечно, это было не про религию.
"

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий.
Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто.
И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.
Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.
Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится.
Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое.
Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда позна'ю, подобно как я познан.
А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.

01:32 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я бы написала тут про Бегущий город, финские шхеры и усадьбы, или внезапный квеструм в хорошей компании, но сегодня вечером мы с Рос набрели на чудеснейший маленький, но двухэтажный бар на узких улицах Петроградки с неплохим сидром и годным чувством юмора директора.

Очень люблю брата, очень люблю с ним говорить и молчать.
Очень люблю то, как он дополняет мир.

Все хорошо.
Или будет хорошо.

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная