Записи с темой: iii мгновенья в зеркале (список заголовков)
23:44 

Прогулка первого дня

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вечером первого дня года на улице было темно и тихо. Только легко шуршали по тротуарам и промерзшей земле бурые листья и остатки праздника. Еще проехал атобус. Почему-то он ехал совсем не по своему маршруту и и громко фырчал каждые полминуты. Наверное, автобус тоже хорошо отметил новый год. По мере приблиэения к Дворцовой прохожих становилось все больше, а сонности — все меньше. Мы болтали и шутили, громко смеясь в морозный воздух. Небо было темное-темное, и густое до такой степени, что казалось плотным сценическим занавесом, а ярко подсвеченное Адмралтейство терял свою материальность, превращаясь в тонкую прорезь в ткани, из которой щедро льется свет рампы.
Наконец — мы вышли на площадь. Александровский столп подпирался снизу плотными пучками света прожекторов, четкими линиями выделявшмимися на фоне сумерек. Звучала почти неслышная музыка. Елка переливалась и искрилась (правда, украшена она была соверешенно безвкусно). В воображении сразу же вставали новогодние экипажи царского двора, фрейлины с белыми муфтами, тройки с бубенцами...
И вдруг, стоило нам приблизиться к центру площади, вся подсветка и фонари разом погасла. На Дворцовую спустилась ночь и там, наверху, в синеватой темноте, несмело загорелись звезды. Темная площадь и звезды — я попала в сказку... А потом зазвучала музыка. Сильная, вечная, гордая классика набиралась сил из январского воздуха. Прожектры ожили и, переливаясь, медленно затанцевали вокруг колонны; по стенам Главштаба и Эрмитажа заскользили световые картины — львы, ограды, мосты, реки, виды моего Петербурга. Музыка то затихала, становясь доверительно-искренней, то снова вырастала... В горле стояли слезы — слезы счастья. Что я живу в этом удивительном Городе, и что Город живет во мне.

Я люблю тебя, Петербург!

@настроение: Волшебное

@темы: семейное-домашнее, Петербург, III мгновенья в зеркале

03:19 

Зимнее счастье

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Пошла гулять моим любимым вечером. Полдвенадцатого
Моим любымым маршрутом. По Пряжке

Восхитительно густой снег глухо скрипел под ногами. На темном небе почти не было облаков, зато над нашим двором гостили звезды. Их можно увидеть только отсюда, ведь только в нашем доре нет фонарей.
Снег скрипел так жестко, что чувстовалась легкая вибрация подошв. А на улице было совсем тихо. Даже привычных здесь собачников отпугнул ворчащий снег. А, может, это снег заговорил, потому что его, наконец, оставили в покое. Но говорил не только снег. Еще говорила река.
Тонко-тонко, тихо-тихо трескался речной лед. Потрескивание сбегало и скатывалось по всей реке, семеня по льду и неожиданно возникая — то здесь, то там... Где-то лед трескался сухо и отрывисто, где-то гулко и весомо, где-то чуть вздрагивал. А под мостом каждый щелчок попадал в сетку полукружий и снова и снова отражался от заиндевелых перекрытий. Иногда здесь слышался целый перебор тресков, а иногда что-то гулко падало в глубине и на долю секунды мост замирал...
Снег бы совсем сухой и рассыпчатый. Если пригорошню такого снега бросить на ледяную гладь, то будет слышно падение каждой крупинки, точно звякнули тысячи малюсеньких колокольчиков.
А на небе висела луна. Яркая-яркая, окруженная переливчатым ореолом. Вы когда-нибудь замечали, что ореол у луны разноцветный? Так хотелось сфотографировать и эту луну за выгибом мостика, и иней на металле, и следы коньков на льду реки, и скрип и треск, и мягкий, белоснежный свет, и пар от дыхания в воздухе... Так, чтобы уместить все-все на одной фотографии. А потом я шла по набережной и пела во весь голос, заставляя звуки метаться между домами и берегами, пела звонко и даже по нотам...

А к двенадцати я, как золушка, была дома. Я же все-таки обещала. Тогда, еще в августе.


Но после ужина опять потянуло на улицу. На этот раз мы пошли с мамой. Она читала мне стихи, я ей пела, мы болтали... А еще — мы катались с горки. С той самой, на которой я когда-то сломала ключицу. Я и не вставала на горк с тех пор. Сначала аккуратно, на ногах, а потом, наплевав на все и взяв какие-то валявшиеся картонки — как попало: сидя, лежа, враскорячку... А вокруг была тишина и ни одного человека, горели желтоватые фонари в скверике и блистал снег. А мы кричали и смеялись в зимней тишине...

Уже в третьем часу, все в снегу и сосульках и в налипшем снеге, мы вернулись в теплый, родной дом....

@музыка: "снежинка" (к/ф "Чародеи")

@темы: III мгновенья в зеркале, Петербург

04:46 

Призма

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Она тихо сидела на окне.
Снежинки вились вокруг, отталкивая друг друга в стремлении коснуться ее и раствориться в последнем поцелуе. У снежинки в жизни ведь только два события — Полет и смерть. И уж лучше так, чем под колесами легковушек — незамеченными. Ведь это самое обидное — когда тебя просто не замечают.
Девушка дышала легко и ровно, и ее дыхание превращало воздух в пространство. Холодок оконного стекла нервно пробегал по спине.
Она ни о чем не думала. Она была всего лишь переходником, связующим звеном. Она впитывала в себя время и пространство, звуки и запахи и отдавала их обратно. Отдавала невидимым, переплетенным сгустком сути бытия. Сути, которую так жадно ищут, за которой отправляются дальше, чем за мечтой. И которая прячется от искателей в самом потаенном месте — в молчании.
Этот сгусток найдет своего адресата, обязательно найдет. Его — Художника, который почувствует тонкую ткань, позволит обернуться невесомым шелком вокруг души и расскажет о нем. И тогда его увидят — пусть не все — но многие.
А девушка никогда не напишет, не нарисует, не расскажет. Ей этого и не надо. Единственное, что ей нужно — это взобраться ночью на окно и раствориться молчанием в ветре, слиться эхом в звуке, пыльцой рассыпаться по земле.
И пока Она дышит в такт с Жизнью, люди не забудут... не разучатся... чувствовать...

@темы: IV мое зрение, III мгновенья в зеркале

21:44 

Два слова о центральном отоплении

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я поняла, зарисовки - это наркотик. Пора переходить на другие формы изложения, надоело.



Нет, все-таки обязательно надо, чтобы хотя бы раз за зиму отключили горячую воду и отопление. Без этого зима — не зима. В этом есть свой шарм, свой стиль, своя оригинальность.
Проснуться рано утром в неоиданно холодной комнате и удивленно уставиться на занесенный нетающим снегом подоконник. Высунуть нос подальше и сообразить, что в комнате непривычно морозно. И с чувством тающего блаженства запихаться обратно под одеяло, переведя будильник на полтора часа вперед. Первая пара обойдется — не могу же я пропустить такой кайф - лежать под теплым, тяжелым из-за накинутого сверху пледа одеялом и млеть от тепла, когда искусственный иней на елочке в комнате (которая на самом деле сосна) уже практически мешается с настоящим. Часа через два все-таки заставить себя выползти на мороз божий. Укутаться во все мыслимые свитера и со стучащими зубами закрыть окно, отгребая руками снег. Подумать еще немного и закрыть еще и форточку.
Честное слово, в такие моменты безумно остро чувствуешь свою зависимость от великих сил природы и больной логики родного жека.
Выпить обжигающе горячего чая. Перед этим, конечно, включить духовку. И зачарованно любоваться, как медленно запотевают стекла, подергивается рябью двор.
После прихода из универа — бегом в комнату, к старенькой масляной батарее. Стащить с кровати любимый плед и сотворить из него подобие юрты на две персоны — меня и батарею. И каждой клеточкой тела жадно всасывать священный жар. Понятие уюта концентрируется до осязаемости, твой мир резко ограничивается плотностью пледа и плывущими вверх потоками тепла. Сидеть в своей юрточке пока не закружится голова и за это время, наедине с темнотой и запахом горелой пыли, успеть передумать, кажется, на все-все возможные темы...

ой, отопление включили!

@темы: III мгновенья в зеркале

00:41 

Жизнь на паузе...

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
это даже не фотография. Закольцованный кусочек времени попадает в твое распоряжение. Там, за границами, может просходить все что угодно, время может бурлить, перехлестывать, разбивать...
Твое — на паузе.
Здесь нет лишних эмоций, обид, разочарований... Здесь есть просто вещи. Просто звуки. Просто привычки. Здесь есть холод зеркала у щеки и неуклюжее тиканье остановившихся часов. Есть монитор с обновляющейся страницей. Просто обновляющейся — не меняющейся . Есть тяжелое одеяло и мягкое кресло. Есть ветер, снежная крупа, мерзлая пыль и колючая шапка. И твой недоуменный взгляд.
Может быть, это просто выдох. Нельзя же жить на бесконечном вдохе...
Может быть, это именная петелька на вышивке судьбы...
Может быть, это шлюз перед выходом...
Может быть, это...
Может...



И кто нажмет на «play»?..

@темы: словоблудство, III мгновенья в зеркале

03:01 

Предчувствие...

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Завтра будет тяжелый день.
Четыре пары в универе, а еще надо успеть выучить весь курс ОТЛ. Будильник зазвонит затемно, радио безуспешно будет пытаться рассечь хрустальную ткань моих зыбких снов. Будет новый день. Впрочем — нет, этот день начался где-то в начале января. Бесполезный, по сути, тягучий день. Или не такой уж бесполезный? Время покажет. Завтра также будут нестись машины по Благовещенскому мосту, разрывая ритмику моего утра. И под ногами тяжелый снег будет превращаться в воду.
Завтра будет тяжелый день.
Но сейчас это неважно. Неважен беспорядок в комнате и конспектах, густые экзамены, сломанная полка шкафа и зависшая в неопределенности работа. Неважно, что я с мокрыми волосами, в легкой ночной рубашке и слегка накинутым на спину пледом сижу на влажном морозе.
Единственное, что существует сейчас — это восхитительная мелодия Scorpions в ушах и предчувствие перемен в сердце. Я знаю, что осталось пять дней сессии. И день закончится. Взойдет новое солнце, которого я еще не видела и которое не видело меня. Взойдет — мое и ради меня. И все будет по-другому. Я уже зажгла его — по ту сторону жизни и обрезала веревки. И я уже ничего не смогу сделать — оно всходит. Да я и не хочу. И все, что мне остется — это с безмолвым восхищением на грани восторга чувствовать его медленное движение. Через всю меня, насквозь, напролом, переворачивая все изнутри и захватывая дух...
Завтра будет тяжелый день...



@темы: III мгновенья в зеркале, I inside and up

23:58 

журфаковское

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Все-таки я обожаю свой факультет.
Что может быть лучше, чем сидеть компанией в человек десять в O'gradis, в уютном сумраке, в дыму хороших сигарет с пусть и не очень хорошим кофе и неспешно, в меру эмоционально и на неизменно высоком уровне обсуждать современный кинематограф и Киру Муратову, гений Фредерико Феллини, мировой финансовый кризис, онтологию профессии, нетрадиционализм в КВНе, самые яркие футбольные матчи сезона, классику рока вперемежку с простым трепом. Слушать, возражать, аргументировать, соглашаться, смеяться в обволакивающей творчески-качественной атмосфере. Качество - пожалуй главное и самое приятное отличие. Качественные, породистые, интересные люди, качественные темы, качественный юмор... Класс "люкс" интеллекта.
Что мне во всем этом нравится больше всего - в подобной компании ты обязан знать обо всем, обязан уметь поддержать любую тему. Ты не можешь не знать новостей, элитарного и массового искусства, не разбираться в музыке... Это здорово подхлестывает к постоянному поглощению и переработке информации - читать, смотреть, анализировать, спрашивать...
Жизнь становится интереснее

@темы: журфак, III мгновенья в зеркале

23:39 

27 января. Два часа длинною в вечность. Пискаревка.

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Темное утро и слабый сон. Я все боялась проспать.
Потом - сероватые улицы, тесные маршрутки, полупустое метро с непривычными охранниками в вестибюле... Как всегда разыгравшееся воображение видело две половины города - вместе с той, черно-белой, холодной, свистящей, мертвенной, безмолвной, страшной, пограничной, рассыпающейся...

Блокада мне снилась трижды. Кроме этого мне никогда не снились кошмары.

Первый черно-коричневый сон...
метро, и мы бежим вниз по остановившемуся эскалатору вниз, в общем облаке ужаса. Там, наверху, в вестибюле - неутихающие очереди. И мы знаем, что они долго не подержатся. И что бежать уже бесполезно. Но звериный инстинкт не дает думать. Перепрыгивая через трупы и оружие и уже слыша тяжелую поступь немецких шагов за спиной, продолжаем бежать - стадом, стаей, с перекореженными паникой лицами... Бежим - зная, что впереди - только ограда концлагеря...


приехала я к противоположной к главному входу стороне. Совсем упустив из виду, что при приездах правительственной мишуры перекрывается вообще все и служители МВД стоят через каждые два-три метра. Пришлось идти в обход. Снег был глубоким, вязким, липким, тающим, идти было тяжело. Кожаные кроссовки промокли насквозь почти сразу. А ограда все тянулась и тянулась по правую сторону. С той стороны перебивками доносилась музыка. А мое воображение настолько вжилось в роль, что когда я увидела следы собаки на своей тропинке, единственной возникшей мыслью было: "еда..."
Стоит ли жизнь того, чтобы в нечеловеческих условиях сохранить для могилы человеческое лицо? Смерть расставляет точки над "i", но имеем ли мы право осуждать кого-то?
Уже вдоль главной ограды. Каменная кладка и ряд пожухлых елей разделены дорогой. Символично. Всего шаг - и какая пропасть. Камень и жизнь, холод и кровь, вечность и мимолетность... И все-таки - память.

Второй сон был черно-белым.
Огромная комната с голыми стенами и выломанным местами паркетом. И крохотная буржуйка посередине. Уже остывшая. Медленно окольцовывающий холод. И стопки бумаг вокруг - не помню, что в них, но что-то невозможно дорогое, ценное, единственное, главное... И вдруг дверь с хлопком распахивается, влетает какая-то фигура, и начинает швырять бумагу в теплящийся огонь. Листы горят, кружатся по комнате, я бессильно и беззвучно кричу...

А потом была бесконечно длинная процессия, растянувшаяся в вечности... Органная музыка, стихи, и чеканный шаг смены караула у Вечного Огня. Белое-белое небо сливалось бы с белым снегом, если бы не черная рамка деревьев четким прямоугольником вокруг нас. Просто черный прямоугольник в белоснежной ткани бытия. И алые гвоздики. Словно нет совсем ничего, кроме этих цветов и венков, летящего в вышине темного голубя и Родины - ростры на корабле Памяти.

Третий сон был, наверное, самым страшным. Я лежала на кровати в бабушкиной комнате. Я знала, что эта комната - единственный уцелевший осколок дома. Вокруг не было ничего - даже свиста снарядов. Радио молчало - кабель перебило последней бомбой. Не существовало ничего, кроме холодной безысходности и тяжелым сгустком устроившейся на грудной клетке смерти...

Просто ручеек людей в ненаписанной вечности. И всех нас объединяло одно. Это единство завязывало, стягивало воздух. Три цвета, молчание и музыка. Я уже не чувствовала замерзших ног, стиснутые руки понемногу превращались в ледышки. Только жаркие, тяжелые слезы жили своей жизнью в черно-бело-красном мире. Катились вниз, без перерыва, одна за одной, из сердца, из святого, из вечного. Мне казалось, что они тоже были цвета алых гвоздик.
А потом я стояла там, на возвышении, перед рядами венков, в тысячный раз перечитывая каменные строки. Я не видела ничего вокруг - ни вспышек фотографов, ни деятельного МВД, ни движущихся людей... Я стояла наедине с 45м...

@музыка: "Ленинградская" симфония

@темы: III мгновенья в зеркале, Петербург

15:23 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Иногда бывают дни, когда кажется, что жизнь - это то, что будет завтра.
И что закрытые окна - не так уж плохо. По крайней мере, тепло.
И что сегодня можно ничего не узнавать и не делать.
И что в интернете можно и побездельничать.
И что лень - это довольно приятно.
А сахар можно и погрызть.

Я ненавижу болеть.

@музыка: шум машин

@настроение: никакое

@темы: III мгновенья в зеркале, кофе и фронтальную лоботомию

02:27 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Сегодня был удивительный день, но я просто валюсь с ног. Все будет завтра!

Скажу только, что иногда судьба шутит странные шутки.
И что город может оказаться совсем другим, когда закрываешь глаза.
И когда луна вдруг, впервые за год, светит прямо в твое окно внутри будто бы все переворачивается.

Остальное - потом. Спать!

@темы: III мгновенья в зеркале

20:50 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Сегодня наконец-то исполнила свое давнее желание,
Волею судеб оказалась на Васильевском острове с практически нелимитированным количеством свободного времени.
Решив использовать подходящий момент и торжественно наплевав на скользкие каблуки и приличный морозец прогулочным шагом побрела по улицам Васьки в глубину острова — к Смоленскому лютеранскому кладбищу.
Людей и машин по мере удаления от Невы становилось все меньше, а звуков — больше, улицы узились и темнели.
Небольшой горбатый мостик над неловкой речкой и обломанная каменная ступенька у входа. Кладбища — удивительные места. Как только пересекаешь их границу, словно бы переносишься за километры прочь — от города, людей и суеты. Ты сбрасываешь шум машин и болтовню, пестроту улиц и деловитый бег как тяжелую накидку и остаешься перед мертвыми таким, какой есть, без обертки и хруста.
Белый снег, черные деревья, белые кресты и черные плиты — кладбища не любят лишнее. И лишних.
Людей, как всегда, не было. Только каркали вороны и заливалась какая-то птица.
Снег был плотным, по щиколотку, ледяной наст недовольно хрустел.
Ломаные и целые, сколотые и поваленные, расцвеченные редкими цветами и почерневшие, узорные и цельнокаменные — кресты словно двигались вокруг в своем, особом ритме. Они все были такими же разными, как и их «владельцы», но все же единокрещеными. Перед некоторыми я останавливалась, некоторые обходила, по каким-то проводила замерзшей рукой, перед некоторыми крестилась. По какому принципу? Даже я понятия не имею. Просто по натию. Просто хотелось.
Заходила в склепы и подолгу стояла, облокотившись о стену. Люди — странные субъекты. Даже после смерти они стараются занять собой как можно больше места. Наваливают плитами и ухватывают скепам воздух. Зачем мертвым воздух? Воздух для живых. Мертвым — крест точкой текста и память легким шлейфом аромата свежевысохших чернил.
Думалось о разном. Мысли текли себе неспешно, как будто проходя сквозь меня непрерывной строкой. Вечное и мимолетное, злое и доброе, глубокое и поверхностное сливались в сумбурном тексте.
Жизнь — это то, что мы помним...
Не знаю, сколько часов я провела на тет-а-тете с собой, но темнота успела разъесть окружающие стены. Мерцающим кантом вокруг кладбища зажглись фонари. Темень расползалась и подкатывала к ногам, а желтый свет все крепчал и крепчал. Небо легко переливалось от нежно-сиреневогок голубоватому и серо-синему по дуге свода. Через ветки ластилась недоеденная луна. Разве что вой волков заменялся лаем собак, а так — почти классическая эстетика. Некстати вспомнилось, что отсюда до дома идти на каблуках больше часа, да и промерзнуть я успела до костей. Приходила пора прощаться. Я вернусь. Обещаю.
А потом — снова мелькание огней, крики и возня, быстрый шаг чтоб хоть немного согреться, и отключенный телефон. Милое бистро в подвальчике, обжигающе горячий чай и пирожок, теплая охра и перезвон посуды. Сидеть за угловым столиком у окна, утопая в тепле и музыке, понемного отогреваясь и оживая, смотреть на течение улицы за окном. И снова — дворы и переулки, реки и мосты, набережные и скверики...
Течение жизни понемногу возвращалось в привычное русло...

@темы: Петербург, III мгновенья в зеркале

23:55 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Запись от 6 февраля 2009

Шаг... вдох

Наконец-то. Сегодня начались занятия.
Конечно, я и дома влезала в форму, вставала к станку, но это — совсем другое. Кроме того, что упор все равно делался исключительно на классику.

В зале - ощущения иного порядка.
Простор, воздух, зеркала до потолка и много света.
Музыку - громко.
Начали, девушки!
Сначала руки. Легкие, пластичные, джазовые движения. Внутренняя сила и энергия.
И-раз, и-два, и-три...
Корпус, бедра, ноги, переход...
Прочувствовать все струнки мыщц, вжиться в свое тело, движения изнутри...
И-шесть, и-семь, и-восемь...
На пробу - плечи, кисти, шея...
После такого перерыва тело словно чужое. Пролиться по всем жилкам, током пробежать сквозь мышцы...
Перескок, поворот, изгиб, взмах...
И, наконец - сплестись с музыкой, со своим телом, с энергией одногрупниц и педагога в единый вдох...
Бадеролл, контракция, пауза, адажио, дискрет, падение, переворот...
Ты выходишь за рамки собственного "я", и в то же время до мелочей чувствуешь собственное тело... Музыка - через твое тело - к жизни... Или же тело через музыку - уже неважно... На пределе сил, вылиться через край... Всю энергию, все силы - в движение... Шелковая резинка для волос - пусть соскользнет... И плевать на этику танцевального зала. Пусть волосы щекочут спину, летят за движением... Свобода...
Прыжковая диагональ - на последнем вздохе... Кажется, еще один шаг и я умру.
Но дальше - станок. И вечная классика из колонок. Откуда берутся все эти дыхания, когда дышать уже не из чего?..
Первая позиция, разворот...
И это - совсем другое. На смену джазовой ритмичной чувственности чуть не на грани с эротикой - небеса, и священное, и сакральное, и возвышенное...
Арабеск - идеальная площадка для полетов...
Рондежан андеор, анлер, ранверсе...
Ты растворяешься в строгих тактах, расспаешься на воздушные нити, паришь над миром...
Но и это время, увы, не бесконечно... Снова смена музыки - и ты почти падаешь на растяжку. хоть немного достать сил - для финала, для репетиции, для номера - квинтэссенции Ощущения, последнего выплеска...

О каких наркотиках вы мне говорите? у меня есть Танец...
запись создана: 06.02.2009 в 23:32

@темы: музыка, III мгновенья в зеркале, танец

02:51 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Господи, как же хорошо...
притушенный свет бра и покой...
Волшебная музыка, от которой чуточку щемит сердце и глубоко дышится... Подаренная только что и так ложащаяся на душу... До слез. В буквальном смысле.
Тихо и умиротворенно. "истинно".
Нервотрепка, истерики, суета, обиды, злость - все кажется таким чужим и невозможно далеким...
Как все, оказывается, просто и счастливо.
Полнота и гармония.
Осознание.

Я не хочу ложиться. Я боюсь. Что ОНО уйдет. Такое безграничное для одной меня.


А еще меня хорошей назвали. Меня никогда хорошей не называли. Милой называли, прекрасной называли, красавицей называли, прелестью называли, да как только ни называли! А хорошей никогда. Так легко от этого...

@темы: III мгновенья в зеркале

23:04 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Все-таки про последний день каникул надо бы написать. Тем более, что он получился очаровательно-волшебным.
Вообще-то сегодня ко мне в гости должна была прийти подруга, но все получилось абсолютно по-женски. Утром вместо подруги ко мне пришла smsка, радостно оповестившая об отмене сего замечательного события.
Видеть никого не хотелось (что-то я зачастила), так что решила сегодня пожить в личное удовольствие. Развернула на полу карту Питера и через пару секунд наткнулась на предположительно замечательное место "Озерки". (предположительно замечательным для меня является любой район благословенного города). Укутавшись потеплее (да, я так тоже умею), захватив по "орлу-решке" ноут и уведомив привычным "ушла гулять, когда вернусь - не знаю", направилась по солнечным улицам к метро.
Метро я терпеть не могу. Не люблю толпы вечноспешащего народа, не люблю, когда кто-то вторгается в мое личное пространство и не люблю, когда на меня пялят глаза (другой глагол здесь неуместен). Еще не люблю потолки с хлипкой претензией на белизну и еще менее белые линии у путей. И идиотскую рекламу. Сегодня видела финиш усилий рекламистов "Зима? Не выходи на улицу, выходи в интернет!". И куда катится этот чудесный мир?

Впрочем, оно того стоило.
Сначала было озеро. Озеро и сосны. Господи, КАК же я соскучилась по соснам! Не знаю, почему, но для меня нет более прекрасных, более родных, более теплых деревьев. Они очень трогательные.
Еще было солнце.
И ледяная гладь.
До небольшого "соснового" песочного пятачка я пошла прямо по середине озера. Подальше от берега лед был тонким и трещал под ногами. Вы когда-нибудь наблюдали, как трескается лед? Он весь напрягается и чуть-чуть приподнимается, и вдруг белой молнией, слегка извиваясь, выстреливает длинная, тонкая трещина. Невероятно завораживающее зрелище.
Где было совсем тонко, приходилось переходить на скользящий бег. Лед, лежащий прямо на воде - вещь довольно медлительная, так что я все-таки оказалась быстрее. Но каким же он был восхитительно гладким, восхитительно бесснежным, какой восхитительно яркой полосой по нему скользило солнце...
Добравшись и умудрившись-таки не утонуть по дороге, я забралась в невероятно удобное переплетение высоких сосновых корней, лицом к солнцу. Оно уже немного по-весеннему грело холодные щеки. Дорога была где-то далеко за спиной, и можно было представить, что это шумит прибой... Пели птицы. С прибрежной полосы озера доносился детский смех, щелканье коньков и поскрипывание велосипеда. У головы висело небо. Так странно было видеть эту бескрайнюю дугу после вечной кадрированности узкими улицами центра. Сосны гудели вверху. Так можно сидеть целую вечность. Потому что это идеально.
Потом были еще дрожки, и скатывание с крутых берегов, и шуршание сухого тростника, и заросшие низинки, и заломленные чть ли не вертикально насыпи - когда по такой забираешься, то явственно кажется, что еще пара шагов - и укутаешься в пух облаков...
Вечерело, но уходить не хотелось страшно. К счастью, на глаза очень вовремя попался неуклюжий дедушка (что-то мне везет на них в последнее время), безуспешно пытавшийся подняться по залитой льдом крутой тропке. Половина небольшого озерца была мгновенно преодолена, и дедушка очень вовремя подхвачен на руки. Дальше уже карабкались вместе - благо, на мне были нескользкие ботиночки. Дед оказался на редкость добродушным и бородатым. От таких людей мгновенно заряжаешься колоссальной энергией.
Потом была лентовская "чайная ложка", столик у окна и батареи, открытый было, но тут же выключенный интернет, горячий чай. Никуда не спешила, просто смотрела в окно, наблюдала за людьми и небом, наслаждалась...
А потом - наугад дворы и переулки, и пение в голос. Я впервые пела с восхитительным осознанием того, что имею полное моральное право фальшивить в свое удовольствие. Может, именно поэтому почти не фальшивила.
Понемногу стемнело совсем. Обесцветился ярко-малиновый росчерк заката. В вышине зажглась одна-единственная звездочка. Огромный проспект, усыпанный фонарями и фарами, светящиеся окна, голубоватая темнота, простор и "Это все" на губах...
Восторг...


/снято ноутбуком - не для фотографии, а для памяти, если понятно, о чем я/




@музыка: ДДТ "Это все"

@темы: пешком по тротуарам, Петербург, III мгновенья в зеркале

12:26 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Хм. Я все-таки перепутала расписание и забыла, что сегодня моя группа не занимается). Хорошо хоть на пару на час почти опоздала. Так что поспала часов шесть.
Вообще-то уже пора бы перестать мучительно вспоминать каждое утро после пробуждения, куда и ко скольки мне сегодня надо, какой день недели и вообще что происходит). Ежедневник у подушки держать, что ли?
Так что, скормив пакет зерна голубям, я завернула в уже любимую пиццерию. Ну, не могу я удерживать в кошельке ненужные деньги. Наслаждаюсь уютом и кофе. Покой.
Вчера был восхитительный день. Собрались у Коли с Яной в гостях. Ну, как собрались? Тиша не смогла, Вэл, кажется, почему-то они не проинформировали, так что были только мы с Васей. По правде говоря, я не особо расстроилась, что не будет Тиши - она ведь мне чужой, по большому счету, человек. Хотя и интересный. А они почти как родные уже.
Мы болтали и жарко спорили, смеялись и обсуждали... Правда, я умудрилась-таки заснуть). И - что для меня стало странно-приятным - меня не стали будить. Это не объяснить, просто это было... бережно. Я обычно когда где-то засыпаю, меня сразу зачем-то будят. Просто с аргументом "не спи!". Другое дело, что мне дольше двадцати минут лучше не спать днем, но это уже другой вопрос. Это неважно)

Было так... Тепло. Спокойно. Надежно. Добро. Мирно.
Это настолько здорово - знать, что в туманном, огромном Питере у тебя есть светлый, уютный уголок, где тебе всегда будут рады. Где тебя встретят добрые, искренние, теплые хозяева. От одной мысли так хорошо и надежно становится. И почему-то безумно очевидно, что все обязательно будет так, как нужно, и никак иначе.
Это... необычно. Это даже слишком хорошо)
Просто в декабре прошлого года у меня случайно оказался совершенно свободный вечер. И мне отчего-то ударило в голову просмотреть страничку одной знакомой, чего я почти никогда не делаю. Зачем-то вступила в одну ее группу. (на следующий день ее оттуда "исключили"). Просмотрела альбом фотографий и оставила дежурную любезность на стенке. И никогда бы туда не вернулась, если бы мне в личку не постучалась бы некто Михаэла Снитко с ворохом дружелюбия и гостеприимства. Я посмотрела на все это круглыми глазами, но решила, что не ответить просто неприлично. На непонятное законы этики тоже распространяются.
Зашла в группу еще раз. Пролистнула темы и вдруг наткнулась на "поэзию". И, прочитав Васины стихи, поняла, что никуда я отсюда не уйду. А через пару дней у них была назначена встреча. И я решила тоже пойти. С вполне четкой целью. Только странной немного. Я хотела разочароваться в этих людях. Но и просто убить с кем-то вечер мне тогда было нужно. Тогда как раз была полоса жизни с характеристикой жуткой беспросветности.
И мы встретились...
А дальше было то, что было. Странное, красивое, счастливое. Поменявшее меня и окружающий мир до неузнаваемости. Меня никто и никогда не менял так сильно, как эти случайные люди. Наверное, потому что по-настоящему я никому никогда не доверяла и "равноценных" людей не существовало. Да и просто друзей тоже. Только на расстояние выстрела, и упаси бог чуть ближе...

В глазах стоят слезы. Я никогда не знала, что такое слезы от счастья. А теперь знаю.

@темы: друзья, III мгновенья в зеркале

02:50 

Бред полуночницы

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Друзья уже спят. Журчит вода в аквариуме. За облаками оплывают и медленными каплями ползут за шиворот звезды.

Ничто не истинно, но все дозволено.


Я отдала себе карт-бланш. И больше с собой не спорю. Фортуна его подпишет резким росчерком. И воздуха больше не будет мало.

Вы меня звали?


Я не хочу вас видеть. Никого. Я вас не люблю. Я вас не слушаюсь. Мне скучно.

Когда звезда течет за шиворот, она слегка обжигающая и тягучая. Но сразу же врастает в кожу - не отвертишься.

А можно выключить все-все и просто сидеть и слушать. Чувствовать. Ощущать. И тогда есть только мир и ты. Ужасающе трехмерный мир. Нет, неправильно. Есть только я и мое восприятие пространства.

Человек рождается и умирает в одиночестве.

А сейчас моя комната- это сердце мира. Слышите, оно бьется? Тук-тук, тук-тук, шур-шур... А все остальное я придумала сама. И город, и университет, и пиццерию, и людей. Я хочу вам присниться.

Улыбнитесь сегодня за меня. Это не больно

@темы: III мгновенья в зеркале, любовь, IV мое зрение

15:03 

Никаких слов, одни эмоции)))

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
С солнцем тебя, Петербург!!!

В моей и без того светлой комнате с утра плещется солнечное ликование. Господи, как восхитительно жить!
Пою в голос и вслух читаю Пастернака... Танцую...
Свобода и ветер навылет...
Полный вдох...


Еще наконец-то приехала из Краснодара моя солнечная Лерочка. Сегодня гуляем!
Летать - так летать!

А еще я утром посмотрела мультик "Валли". Он такой милый! Даже немножко трогательный.
Вот такая из меня хреновая поклонница качественного кинематографа))))

@темы: друзья, III мгновенья в зеркале, фильмы

22:24 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Странный день.
Сегодня замечательно погуляли с Россе, даже не ожидала. Смеялись до слез, катались с горки, кормили голубей, болтали. Жизнерадостный, "через край" человек. Безумно рада, что увиделась. Будет лето)

А потом шла домой. Медленно, долго. Я очень устала. Я отвыкла от таких бурлящих эмоций, от долгого смеха. Я очень редко смеюсь в последнее время. Улыбаюсь часто, а смеюсь - только с друзьями.
И от тяжелой сумки тоже отвыкла за праздники.
Снег.
Дошла до Писаревского садика и села на скамейку. Я теперь здесь люблю бывать - с реставрации здесь закружились дорожки, забелели скамейки, загорелись фонари. Чисто, аккуратно, уютно. И тихо - сейчас переулок Писарева перекрыт.
Фонарный свет смягчал темноту. Царский особняк, светлевший, свежеотреставрированный, на темном небе, молчал. Он теперь всегда молчит. Стал очень красивым, статным и молчаливым. На горке смеялись дети. Снежинки исчезали на момент перед фонарями и секунду спустя летели дальше. Мерно поскрипывали качели.
Белый-белый снег.
Я смотрела на соседнюю скамейку и отчетливо видела на ней себя прозрачной августовской ночью. Было часа два, волосы были распущены, а на ногах - босоножки. Легкая кофточка и черные брюки. Я болтала с ним по телефону, запрокинув голову наверх, через ветки пробивались слабые звездочки. Было очень тепло, темно и тихо. Весело и защищенно.
Это такое редкое чувство - защищенности. Оно было всего неделю в августе и иногда бывает сейчас - у Коли с Яночкой. А больше я не помню.
Отсутствие защищенности - это не беззащитность, этой не бывает никогда. Это просто отсутствие. Защищенность - просто роскошь.
Я отчетливо видела эту девчонку на скамейке и думала о том, какая пропасть нас разделяет. Я помнила ее, ее мечты, ее желания, ее страхи и уверенности, ее взлеты и слезы. Это она заново научилась плакать. Я не плакала год и три с половиной месяца.
Она - это я. Отчасти. Немного.
В последнее время я меняюсь так быстро, что это иногда пугает. Я даже иногда за собой не успеваю.
Я казалась себе в этот момент ужасно взрослой. Слишком. Мудрой и усталой. А на соседней скамейке сидела она со своей запрокинутой головой и рассыпавшимися, слегка удерживаемыми кепкой волосами. Сидела и болтала ногами. А я не двигалась. Совсем.
Я могу сидеть так часами, неподвижно и задумчиво. Мне так хорошо.
Чем измеряется жизнь?
Прожитыми секундами и годами? Тогда она пока совсем небольшая. Восемнадцать лет, пять месяцев и двадцать два дня я дышу пестрым воздухом. Всего лишь шесть тысяч семьсот сорок два дня. Сто шестьдесят одну тысячу восемьсот восемь часов. Почти десять миллионов минут.
Пережитыми событиями? Тогда она совсем коротенькая. Дом, школа, танцы, концерты, дача, поездка в Эстонию, Академия, Университет, прогулки с людьми, которых я считала друзьями. И всякие мелочи. Здесь моя жизнь совсем не интересная.
Узнанным и постигнутым? Тогда она делится на три части. Как у Толстого (хотя я это и не читала). Всеядное детство с рисованием, лепкой, танцами, пением, английским, чтением, динозаврами, животными, биологией, актерским... Когда каждая минута была чем-то занята. "Отрочество", когда была узнана лень и отсутствие интереса. Когда в жизни появилось много лишнего и много ерунды и пластмассы. И юность, в которой живу, с интересом ко всему, что движется, с распахнутостью в мир и закрытостью для людей.
Или переменами? Что длиннее - "вечный покой пирамид" или "ослепительный миг" звезды?Тогда последние три года жизни растянулись лет на пятнадцать. А, может быть - на вечность. Это странно. Но хорошо. Пусть вертится.

А потом в голову пришли стихи. Блок. И я начала их негромко читать. Иногда бывает - что песни слишком сложные для состояния. Должно быть что-то простое. Как снег. А потом стихи закончились и я начала сочинять их на ходу. Знаете - бывает такое состояние, когда рифмы и сточки сами лезут в голову тут же забываются.
Мирно.
Снег.

@темы: Петербург, VI портрет в интерьере, III мгновенья в зеркале, размышлялки, чисто риторически...

11:01 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Почему-то природа упорно не желает считаться с моим ощущением времени, что определенно не очень вежливо с ее стороны.
На мое заявление о том, что моя личная весна уже началась, она громко фыркнула охапками белых хлопьев и толстыми, тяжелыми, прозрачно-скользкими кусками массивного льда у подножия труб.
Ну и ладно. Я тоже фыркать умею. Сегодня - кроссовки и весенняя куртка, и мне искренне плевать, что думает по этому поводу погода и господин столбик термометра. У меня - весна.
Конечно, это глупо - но мир - это всего лишь наше представление об окружающем.
Хотя солнце сегодня поддержало мою инициативу, за что ему гранд мерси и моя улыбка.

А в универе сонно и душно. После лекции Максима Николаевича у всех отдых на литературе. Тихо в аудитории. Светло. Шуршат газеты.

@темы: словоблудство, III мгновенья в зеркале, стиль жизни

19:19 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Восхитительно и прекрасно
Сегодня я совершенно случайно открыла для себя существование концертов в фойе бельэтажа Мариинки со свободным входом. И непредсказуемой случайностью мне не надо было сегодня на работу.

"Весеннее настроение"...

Вагнер, Губай, Рахманинов, Энеску, Глазунов, Щедрин, Гайдн, Пьяццолла, Крейслер, Керн, Нейнкейн...

Впрочем, имена не так и важны. Важно - восхитительное исполнение, свет и высота. Скрипка.
Пространство, которое наполняется звуком до краев, превращается в звук. Огромная люстра, белизна колонн, обтекаемых звучанием. Белоснежная зала, парящая где-то высоко над землей. Ощущение собственной прозрачности и невесомости. Очищения. Прополоскать душу в нотах... Восторг до слез.

Завтра - прощеное воскресенье. Я причащена Музыкой.
Все будет прощено и отпущено...

@темы: музыка, III мгновенья в зеркале

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная