Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пешком по тротуарам (список заголовков)
02:18 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Видела сегодня совершено идеальное по колористике дерево. Ровными, яркими, сочными слоями от верхушки и до низа алый, через оранжевый и желтый, соответственно, превращался в густой зеленый.
Долго стояла, любовалась, вглядываясь в переходы.
Люди, проходившие мимо, удивленно смотрели на меня, потом в направлении взгляда, ничего не видели, еще раз косились на меня и шли дальше. Такие странные)
Самое забавное, что они так же реагируют, когда я, скажем, перед какой-нибудь картиной долго стою. Непонимающе скользят по ней взглядом, косятся и отходят. А музей, казалось бы.


Листья падают ярким пеплом, слова рассыпаются в брызги-дребезги, почти сдан последний рубеж тепла.
Октябрь - время отпускать старые привязанности, истрепавшихся людей, перетертые мысли, выцветшие фразы. Время прислониться к едва теплому стволу спиной и тихо смотреть, как красиво улетает прочь все мертвое, глухое, отжившее.
Зима будет долгой, и пройти ее - только налегке...

@темы: пешком по тротуарам, III мгновенья в зеркале

18:02 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
На набережной Мойки элегантный кореец в дорогущих лаковых ботинках, строгом брючном костюме c аккуратно выправленными белоснежными манжетами и воротничком с детской осторожной радостью насаживает червяка на крючок и запускает его в реку. Кроме удочки и дипломата у него ничего нет.

В рабочем квартале у Кирзавода, в глухом голом дворе, в окружении высоких стен без окон, но с колючей проволокой, на монотонном сером асфальте полупрыгает-полутанцует в одиночестве девочка, выдувая мыльные пузыри.

А еще я видела человека без глаз. В прямом смысле. Он был один и улыбался.


Друзья, просто будьте счастливы. Вы ведь хотите этого.

@темы: пешком по тротуарам

20:46 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Мучительно борюсь с желанием писать по десять постов в день о том, как прекрасен мой Город ранней осенью. Гуляю, молчу и улыбаюсь.


Иду по набережной Пряжки. Проезжая часть неширокая, на две полосы. По обе стороны по тротуарам идут два паренька в спортивной форме и с ракетками. Перебрасываются мячиком поверх едущих машин.

На Благовещенском мосту стоят два иностранца, с удивлением рассматривают щель между пролетами. Какой-то стремительно проходящий мимо мужчина резко останавливается, коротко, но эмоционально рассказывает про разводные мосты на ломаном английском и так же быстро уходит дальше. Шокированные иностранцы долго смотрят вслед. Питер такой Питер).

Скоро придут холода, и я сменю перстень на левой руке.
Кленовые листья в шляпе.

@темы: нравы, Петербург, пешком по тротуарам

01:24 

Воскресение.

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
С утра солнце, убранная комната, в которой за последнюю неделю добавилась пара-тройка атмосферных вещиц и было нещадно выброшено лишнее.
Потом - невозможно быстро рвущийся к концу "Жестяной барабан" Грасса. Одна из тех книг, что не хочется, чтобы заканчивалась.
Потрясающий спектакль.

А вечером, когда пойдет мелкий дождь - на улицы быстрым широким шагом, из-под полей шляпы на небо и верхние этажи. Пряжка, канал Грибоедова, Фонтанка, Обводный... Мокрые листья под ноги, мосты один за другим. Накрывает осенним Питером с головой. На Балтийский, мимо, мимо, до заброшенных рельс и тупиков с товарными и пассажирскими. Привычно - по шпалам, и пусть брюки уже промокли насквозь. Знаешь - стеной я быть не умею, давай лучше будем водой. Ровные шаги, бок о бок с ветром, мимо высоких стен с колючей проволокой - подождите, через три месяца я снова буду через них перемахивать - мимо заводов, сторожевых будок, труб, заброшек, по изнанке Города, шаг за шагом все глубже в осень, все глубже в себя, все ровнее дыхание, все чище голова, все меньше лишнего. Прочь от летнего, прочь от вечно мешавшего, прочь от неродившегося ненужного.
Около полутора десятка коротких пролетов - и на круглую железную крышу какой-то странной конструкции, на самый верх, чтобы ровно, листом жести вокруг - адмиралтейский и кировский, вырывающиеся вверх купола Иссакия, Троицкого, Воскресения Христова, Новодевичьего, просвечивающие отблесками солнца пелену дождя-тумана.
Лицом к лицу с закатом, бок о бок с ветром, душа в душу с дождем.


Нагуляться до тяжелых ног, одной это просто, я слишком быстро хожу. И - к станку. Движение за движением - на износ. По шестнадцать жете квадратом? Чушь. По тридцать два. Каждую мышцу - до мыслимого максимума. По шестьдесят четыре рондежана каждой ногой. Тербушон... Ровно вдвойне нагрузки к привычному. И то самое ощущение: уже нет сил даже дышать, но снова и снова привычно взлетает нога. Как назло - трек с испанской музыкой, и танец отчаянно, безумно рвется наружу - не выпускать. Закусить губу, еще ожесточеннее, еще жарче - пти батман, поворот. Больше, чем можешь, и только так...

Я, впервые за эти две недели, совершенно без сил, совершенно выдохшаяся, ноют ноги.
Боже, как же хорошо.

@темы: танец, стиль жизни, пешком по тротуарам, Петербург

00:09 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Последний день лета.
Достойный его, разного, умопомрачительного.

Поздравляла любимого брата с поступлением, даже не поленившись подняться ради этого в девять утра. Учись хорошо теперь, девочка с филфака).
А еще был Питер, много Питера. Набережные и всепроникающий запах воды. Гранит, который для меня - самое теплое, что есть на земле. Башня Грифонов, уже закрытая, но впустившая - с чистыми помыслами. Правда, выпустила не сразу. Древние боги Майя в жертвенном круге во дворике Кунсткамеры - место, где нельзя лгать. Тишина и шелест ветвей. Осыпающиеся лестницы заброшки под реконструкцией, мягкий свет, лепнина, восхитительная ковка перил в стиле модерн, эхо пустых залов. И еще Набережная, ощущать массу воды, осязаемость, многомерность. Нева забрала перчатку - не жалко. Эхо арок Петропавловки, бой курантов, мостовая под ногами. Место, где пересекаются все времена Города.
И еще - Марсово и Михайловский, и крыша - вровень с верхним слоем Петербурга. Последний летний закат - эхом по жести, разбегающиеся вдаль провода, стянутая к сердцу энергия.
Я и забыла, как Дома невероятно хорошо.
Завтра наконец-то осень.

@темы: Петербург, Радость моя, пешком по тротуарам

16:23 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я не любитель таскаться по магазинам, но есть священные вещи.

Пара шагов от канала Грибоедова и вниз уводят несколько ступенек под любимой вывеской, легко звенит колокольчик. А там - запах ковролина и линолеума, пуанты, балетки, характерки, пачки, купальники, тренировочные костюмы, гетры, шефон, бефлекс и хлопок, зеркала, консультанты в танцевальной форме...
И выйти с фирменным кремовым пакетом с логотипом и силуэтами танцующих девушек - единственный фирменный пакет, который я ношу с гордостью, а в нем - неразношенные еще и нерастанцованные новенькие кожаные джазовки. У них впереди долгая жизнь.


А на половине пути вдруг ни с того ни с сего хлынул ливень - с огромными тяжелыми каплями и свежим ветром, забивался вместе с ивовыми "сережками" в волосы, затемнял асфальт. Восторг.
Кончился как только я зашла в парадную. Петербург благословляет. Значит, все будет хорошо

@темы: пешком по тротуарам

03:02 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Та самая "трофейная" Скания, отхваченная городскими властями под предлогом трехсотлетия города, везет плавно, мягко. Пластмассовые бока чуть поскрипывают на поворотах.
За высоким окном кружится Петербург середины ноября. Привычное серое небо так естественно продолжает железо крыш, что кажется, оно специально подбиралось к эстету Питеру.
Фигуры на тротуарах никуда не спешат. А даже если спешат - как-то несуетливо, спокойно, тактично. Черные куртки, темнокоричневые куртки, снова черные... Люди словно вырастают из темных тротуаров, не задевая никого цветом. Изредка попадаются отчаянные красные. И уж совсем редко мелькают пастельные. Это Питер, детка. Темные джинсы, черные брюки.
Цветовой круг невольно теряет свою напыщенную важность, и сомневаешься- а не лишнее ли?
Это вечером здесь будет туман, и дома будут неспешно выплывать из небытия, исчезнут во влажном мареве Смольный, статуи с портика манежа и Благовещенский мост. За ними останутся ненаписанные слова и непридуманные истории. Мир вынесен за скобки.
Это будет вечером. А сейчас - резко вьется белая линия нестаявшего снега вкруг стеллы на Востания, граничат цокольные этажи, очерчиваются фигуры и здания. Наверное, и в разгар Третьей мировой Питер будет таким же невозмутимым, основательным, надежным. Спокойным.
Крупинками появляются первые штрихи новогоднего убранства. Кто-то спешит завершить очередной круг. Удивляюсь, но что-то новогоднее уже пробивается изнутри... А, помнишь, как мы в детстве считали елки? Улицы, площади, улицы, Таврический... Я так люблю этот длинный маршрут - сквозь сердце города, наискось. Прислониться виском к стеклу и ровно час следить за городом. Как ты, любимый?
Легко сбежать по ступенькам на своей остановке и быстрым шагом пойти вперед, чуть поскальзывая на свежем льду вчерашнего снега, неровно скатывающемся к дороге. Старые добрые A-ha в наушниках. Дыхание вырывается слабым паром. Перебежать дорогу, чуть придерживая шляпу, и замереть перед калиткой, запоминая...
Двор, как всегда, наискосок, и улыбнуться, дважды нажимая на кнопку вызова.
- Открывай, брат.




@темы: в нотах, Семья ^_^, Петербург, III мгновенья в зеркале, пешком по тротуарам

04:57 

Пять часов в личное пользование

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Сегодня я преподнесла себе воистину царский подарок - половину дня и треть зарплаты на свои капризы.

Есть какой-то совершенно потрясающий восторг в том, что6ы идти по хрустящему октя6рьскому льду с аккуратно наполненным покупками пакетом Гостинки в руке, ощущая шестым чуством внутри него мягкость шерстяной пряжи, сухой шорох сухоцветов, по6лескивание тесемок и декоративных пуговиц, бархатистое сияние темно-бардовых искуственных роз... Я люблю изящно выполненные искусственные цветы. Потому что если полюбить их и вложить в них немного своей души - они становятся настоящими. И еще они верные.
И я просто обожаю этот единственный уголочек Гостинки - где живут самые красивые искусственные цветы Питера. Лю6лю 6родить между стеллажами, пере6ирать в руках листья... Там спокойно. А после - до кассы - еще не6ольшой закуток с новогодней атрибутикой. Какие там вещи... Почему-то кажется, что именно так выглядело Рождество у Мадикен из Юнибаккена, ребят с острова Сальткорка, Эмиля из Леннеберги... Всех тех любимых героев детства любимой Астрид Линдгрен. И выходишь оттуда с ощущением той самой сказки где-то под лопатками.
А потом пойти в Михайловский сад. С этим впервые, пожалуй, появившемся ощущением себя как Леди. Леди, которая живет только на слегка желтоватых книжных страницах, и не выходит в жизнь, не бывает. И воспринимать все, что вокруг, тоже не-реальностью, живой и дышащей картиной, но картиной с иллюстрации. Плескаться в этом ощущении. Я просто теряюсь, как описать эту теплоту изнутри, приятие всего, четкое ощущение сна.
Михайловский - идеально малолюдный, засыпанный яркими желтыми листьями по зеленой траве, залитый солнцем... Сесть на изящную скамейку и просто жить. Потом позвонит сестра, и обсуждать Хауса, пока не сядет телефон. Перекинуться парой фраз с музыкантом, понять друг друга и улыбнуться на прощанье.
А потом, осознав, как я уже замерзла, пойти в любимую кофейню. Сесть на любимое место. Уже почти машинально заказать капучино. И потихонечку отлавливать то новое, незнакомое самосознание.
А все просто - вещи встали на свои места и я поняла, что пришла к тому, к чему так рвалась. У моей жизни появился свой стиль, свой вкус, своя мелодия. Нет, дело не в работе и учебе, сестрах и братьях, моей комнате, шляпах и палантинах, книжках-на-ходу, детских домах, грудном "благодарю", изломах запястий, танцующей походке... Вернее, во всем этом и еще в тысяче вещей, которые, наконец, стали гармоничным и единым целым. Все на своих местах, расписано моим почерком, переплетается между собой...
Еще капучино и "Графских развалин". Определение истоков - кропотливое дело.
Подискутировать с мужчинами с соседнего столика о возможности или невозможности развития в любых детях чувства ритма и координации, просто поговорить за жизнь и распрощаться, пожелав друг другу удачи. Похоже, мне давно пора ввести тег "случайные попутчики".
Теперь, после "подшельфного" самокопания совсем-совсем устоялось осеннее настроение. Это - когда джаз вместо харда, уют вместо приключений, темно бардовый и теплый коричневый вместо черно-белого и пастельных.
И голос все чаще и чаще меняется на любимый "искусственно созданный", с годами выработанными тембром, темпом, интонировками... Становится моим. Дорастаю до него.
Я абсолютно, катастрофически счастлива. Да, еще столько работы над собой и над тем, что я делаю, но ведь уже достигла потрясающе многого...
С легким и ясным сердцем выйти из кофейни.
Всего пять часов подаренного себе времени и треть зарплаты на капризы. Главное - знать, что необходимо сейчас. И разрозненное, копошащееся, почти само собой выстраивается вокруг и изнутри. Оборот закончен, новый старт. Только идти все увереннее, все яснее, все чище. И спина под надежной защитой. И внутри с каждым шагом теплее. И вдохи глубже.
Безмерно.

@темы: пешком по тротуарам, III мгновенья в зеркале, I inside and up, стиль жизни

00:05 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А в Питере штормовое предупреждение.
По улочке, на которую выходишь, отключаются вдруг фонари, хотя уже одиннадцатый и темно. Ветер такой, что с трудом стоишь на ногах и невероятно тяжело идти. А желтые листья вместо желтых фонарей - и как только оторвались, тяжелые, с мокрого асфальта - несутся прямо в лицо, как будто целясь. Из руки без перчатки ветер, кажется, выдувает остатки тепла и жизни, оставляя неподвижный кусок кожи держать во что бы то ни стало драгоценную шляпу. А вода в реках высокая-высокая, и беспокойно ворчит почти что прямо под ногами, так страшно и маняще близко к грани гранита...

Люблю я свой город.

@темы: пешком по тротуарам, Петербург, III мгновенья в зеркале

22:01 

Атмосферное

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Знаете, а я нашла еще одно любимое место благословенного города, но на этот раз уж совсем неожиданное. Просто оно... на Невском. Да-да, на том самом, не слишком мной жалуемом, "московском" Невском.
Оказалось, что там совершено ручные голуби. Просто никому из бегущего мимо Гостинки пестрого люда не приходило в голову это проверить.
И как же это все-таки здорово - посреди шумного проспекта, на гранитном кольце скамейки не спеша кормить с рук птиц. Голуби хлопают крыльями по спине и рукам, вспрыгивают на колени и запястья, курлыкают, толпятся... Смотришь на них, сильных, изящных, гладишь грудки, сыплешь зерна. Клювы слегка пощипывают ладонь, совсем несильно, поглядывают умные глаза.
Время успокоится, подумать, подышать. Главное - не обращать внимания на фотографирующих и удивляющихся иностранцев. Но не подходят - боятся спугнуть птиц. И хорошо. Достаточно надвинуть шляпу пониже и приопустить голову - и будешь видеть только путаницу крыльев и клювов.
Буду приезжать сюда иногда.

А сегодня - вафли в шоколаде, какао с коньяком, тепло и свет. В платье Рос босые ноги сами танцуют, легко и воздушно.
А еще сегодня - почему-то эта песня.



текст

@темы: Петербург, III мгновенья в зеркале, музыка, пешком по тротуарам

01:17 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Кстати, сегодня у метро "Василеостровская" видела парня в униформе "Мегафона" за мегафоновской стойкой. И он размахивал мегафоновскими листовками. И все бы хорошо, если бы он при этом не орал на всю площадь: "Подключайтесь к "Мегафону"? Не подключайтесь к "Мегафону", слишком дорогая связь!"

Посмеялась и подумала, что все-таки надо бережно обращаться со своими работниками... Ну, или работать честно))

@темы: smile!, пешком по тротуарам

22:27 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Запись 2009 года. А я и забыла про это вовсе)
Но, что забавно, успешно воплотила в жизнь, "когда-нибудь" оказалось не таким далеким, как тогда казалось.

А потом поутру она клялась,
Что вчера это был - последний раз
Он молчал, но ночью за окном темно,
И она улетала все равно



Люблю смотреть, как извиваются рельсы.
Как на моих глазах играется перспектива, дышат провода, изгибаются деревья.
Люблю ездить в одиночестве.
Люблю гулять наугад.
Когда-нибудь, когда мне не придется волноваться каждую минуту за родителей, а они перестанут так волноваться за меня, у меня появится хобби.
Смысл прост.
Встать совсем рано, еще до восхода, чтобы успеть на рождение нового дня - потому что этот длинный день от начала и до конца, со всеми потрохами, с людьми, окнами, комнатными собачками, театральными кассами, зонтиками, ручками в нагрудных карманах, коричневыми брызгами на скамейках, полупрозрачными мятыми пакетами - он мой. Я не пущу в него никого, я ни с кем не поделюсь. Рассвет выпишет мне ордер.
Еще очень важно встать раньше всех. Раньше всех вернуться в матрицу реальности, которая сегодня собьется в бессистемную игру цифр.
Понимаете - если будет кто-то другой, то станет уже две оси координат. И матрице придется строится обратно.
Нет, уж пусть лучше будет только одна ось. Пусть плавают вокруг.
На один день... На один день я из оси даже стану точкой. Отброшу учебу, работу, знакомых, магазины, дом - и стану просто точкой.
Видите, как много вам места стало?
А потом, оставив на кухонном столе короткую записку и отключив телефон, пешком пойду на вокзал и возьму билет на ближайший поезд. Неважно, куда, главное - туда, где я никогда еще не бывала и вряд ли когда-нибудь буду.
Туда, где меня не должно быть.
Где пространство не помнит и не знает меня, не интересуется мной и просто живет себе - параллельно. Где нет знакомых лиц и мест, и где не будет оси воспоминаний. Здесь нет специальной ячейки для меня, куда бы я уселась и смотрела бы вокруг. Такого мягкого кресла с высоченной спинкой и подлокотниками.
Неприкаянная.
И там, где меня не должно быть, я буду пить кофе в темных забегаловках, ночевать в попавшихся под руку маленьких гостиницах, бродить по ломким улицам и бесконечным шпалам. Я буду видеть, и слышать, и осязать, я стану твоим слухом и совестью, город, в котором я не рождалась. Я буду много думать и видеть все ясно и четко, без мутного мельтешения своей матрицы. Я буду никем - тем, кого больше всего любит истина.

Вы еще спрашиваете, почему я люблю одинокие прогулки?
запись создана: 01.07.2009 в 14:11

@темы: IV мое зрение, VI портрет в интерьере, пешком по тротуарам

00:36 

Больничное

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
11 апреля
18:53
Больше всего на свете сейчас хочу.
Прохладная ночь и дождь. Морось или ливень – это не так уж важно. Главное – мокрый, сплошной, тяжелый ночной дождь. Мокрые тротуары и промокшие сапожки. Чтобы волосы тяжелые от воды и пахли дождем. И где-нибудь – неважно – далеко – на окраине города, где широкие проспекты и длинные поребрики, где чужой город и я чужая, но мы схлестываемся, как два единочества и дышим в резонанс. И идти шаг за шагом, улица за улицей, вперед, без телефона, сумки, шляпы, только с воздушным шарфом в руках, до абсолюта одной, забыв о существовании дома и близких, и все вокруг – только тени теней, да ветер. Пространство капает на ладони, и весь мир – это я. Я растворяюсь в нем и становлюсь им. На колени на тротуар. Провести ладонью по шершавому нёбу города. Руки дрожат от волнения. Так – вечность, а потом – дальше, идти; идти и не останавливаться. Дождь материализуется в свете фонарей и снова исчезает. Немного сойти с ума, ум не в состоянии охватить столько.
Часы. Оконеченные часы. Скоро откроется метро. Растяни эту ночь…
Ночь скрипит и не дается. Целомудренная шлюха, сегодня ты моя, слышишь?
И потом, предчувствием утра, прочь с дороги. В какой-нибудь накуренный бар, до рассвета – только час. Сидеть в углу, смотреть на лица, пить что-то из высокой кружки. Дым и полутьма. Пьяный вой из противоположного угла. Уставший бармен. Густое, едкое тепло.
Отрешенность. Наслаждение.
А потом – желтый свет по облакам. И, широко распахнув дверь, выйти в утреннюю чистоту улиц. Новый день. И горло перехватывает от красоты, полноты и свободы…

Азъ есмъ…

@темы: пешком по тротуарам, Петербург, III мгновенья в зеркале

23:04 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Все-таки про последний день каникул надо бы написать. Тем более, что он получился очаровательно-волшебным.
Вообще-то сегодня ко мне в гости должна была прийти подруга, но все получилось абсолютно по-женски. Утром вместо подруги ко мне пришла smsка, радостно оповестившая об отмене сего замечательного события.
Видеть никого не хотелось (что-то я зачастила), так что решила сегодня пожить в личное удовольствие. Развернула на полу карту Питера и через пару секунд наткнулась на предположительно замечательное место "Озерки". (предположительно замечательным для меня является любой район благословенного города). Укутавшись потеплее (да, я так тоже умею), захватив по "орлу-решке" ноут и уведомив родителей привычным "ушла гулять, когда вернусь - не знаю", направилась по солнечным улицам к метро.
Метро я терпеть не могу. Не люблю толпы вечноспешащего народа, не люблю, когда кто-то вторгается в мое личное пространство и не люблю, когда на меня пялят глаза (другой глагол здесь неуместен). Еще не люблю потолки с хлипкой претензией на белизну и еще менее белые линии у путей. И идиотскую рекламу. Сегодня видела финиш усилий рекламистов "Зима? Не выходи на улицу, выходи в интернет!". И куда катится этот чудесный мир?

Впрочем, оно того стоило.
Сначала было озеро. Озеро и сосны. Господи, КАК же я соскучилась по соснам! Не знаю, почему, но для меня нет более прекрасных, более родных, более теплых деревьев. Они очень трогательные.
Еще было солнце.
И ледяная гладь.
До небольшого "соснового" песочного пятачка я пошла прямо по середине озера. Подальше от берега лед был тонким и трещал под ногами. Вы когда-нибудь наблюдали, как трескается лед? Он весь напрягается и чуть-чуть приподнимается, и вдруг белой молнией, слегка извиваясь, выстреливает длинная, тонкая трещина. Невероятно завораживающее зрелище.
Где было совсем тонко, приходилось переходить на скользящий бег. Лед, лежащий прямо на воде - вещь довольно медлительная, так что я все-таки оказалась быстрее. Но каким же он был восхитительно гладким, восхитительно бесснежным, какой восхитительно яркой полосой по нему скользило солнце...
Добравшись и умудрившись-таки не утонуть по дороге, я забралась в невероятно удобное переплетение высоких сосновых корней, лицом к солнцу. Оно уже немного по-весеннему грело холодные щеки. Дорога была где-то далеко за спиной, и можно было представить, что это шумит прибой... Пели птицы. С прибрежной полосы озера доносился детский смех, щелканье коньков и поскрипывание велосипеда. У головы висело небо. Так странно было видеть эту бескрайнюю дугу после вечной кадрированности узкими улицами центра. Сосны гудели вверху. Так можно сидеть целую вечность. Потому что это идеально.
Потом были еще дрожки, и скатывание с крутых берегов, и шуршание сухого тростника, и заросшие низинки, и заломленные чть ли не вертикально насыпи - когда по такой забираешься, то явственно кажется, что еще пара шагов - и укутаешься в пух облаков...
Вечерело, но уходить не хотелось страшно. К счастью, на глаза очень вовремя попался неуклюжий дедушка (что-то мне везет на них в последнее время), безуспешно пытавшийся подняться по залитой льдом крутой тропке. Половина небольшого озерца была мгновенно преодолена, и дедушка очень вовремя подхвачен на руки. Дальше уже карабкались вместе - благо, на мне были нескользкие ботиночки. Дед оказался на редкость добродушным и бородатым. От таких людей мгновенно заряжаешься колоссальной энергией.
Потом была лентовская "чайная ложка", столик у окна и батареи, открытый было, но тут же выключенный интернет, горячий чай. Никуда не спешила, просто смотрела в окно, наблюдала за людьми и небом, наслаждалась...
А потом - наугад дворы и переулки, и пение в голос. Я впервые пела с восхитительным осознанием того, что имею полное моральное право фальшивить в свое удовольствие. Может, именно поэтому почти не фальшивила.
Понемногу стемнело совсем. Обесцветился ярко-малиновый росчерк заката. В вышине зажглась одна-единственная звездочка. Огромный проспект, усыпанный фонарями и фарами, светящиеся окна, голубоватая темнота, простор и "Это все" на губах...
Восторг...


/снято ноутбуком - не для фотографии, а для памяти, если понятно, о чем я/




@музыка: ДДТ "Это все"

@темы: пешком по тротуарам, III мгновенья в зеркале, Петербург

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная