• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: там, где тепло (список заголовков)
02:13 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А вечером я думаю - какого черта, я же уже неделю ни с кем почти не разговаривала, только готовилась, и еду к Сонечке.
Под дождем ролики скользят по асфальту, как по маслу, летишь быстро-быстро, и тот длинный ровный пролет на подъезде к Троицкому, где каштаны по левую руку и совсем никого, потому что уже поздно, разгоняешься почти без усилий до этого восхитительного ощущения - вот едва ошибиться, подскользнуться, не справиться с равновесием - и переломать себе можно что-нибудь к чертям на такой скорости, но с каким-то восторгом летишь еще быстрее, и каштаны, и водяная пленка на всем вокруг, кажется, и темное небо, и Троицкий, и фонари.


"А у нас холостяцкий девичник: мужчина уехал, в квартрире срач и жрать нечего. Но я заказала пиццу".
Слова разматываются клубком, но не оплетают комнату, а уплывают куда-то в ночь, тлеют угли на кальяне, чужая гитара непривычна под пальцами, все истинно и все дозволено.

Проникновенность существования иногда становится совершенно ирреальной.


А у моего родного день рождения, и, конечно, приходит холод и дождь, и традиционно пью за тебя бокал чистой воды - кто бы я была без тебя.
Вот уже столько лет я не могу поверить в то, то все это случается взаправду - когда я думаю о том, что как-то умудрилась родиться в сердцевине этого благословенного города, дышать им всю свою жизнь, быть воспитанной им, плоть от плоти и кровь от крови, корнями уходить в историю и стены, нести тебя в себе, так что в каждом уголке той страны, что лежит к востоку, югу и немного северу от нас - во мне безошибочно, с первого взгляда узнают петербурженку и ленинградку - как же так случилось, что ты пророс мной.

Через три сотни лет носит дым
Скифской вазою вещую тень
Я бреду по гнилым мостовым,
Белой ночью оборотень
Мимо павших и бывших живых,
Замурованных в склепы дворов
У распятых в подъездах волхвов
Я шепчу языками немых...

Не рубите на хлев корабли,
Не торгуйте крестами на вес
Эти камни грешней всей земли,
Это небо больней всех небес

Разорви тело мое,
Собери веру на час.
У зари разгони воронье
Сохрани этот город для нас



@темы: там, где тепло, пешком по тротуарам, в нотах, Петербург

00:59 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В последнее время я не способна ни на что, кроме написания диплома и бессмысленного уруру.

От Приморской на мотоцикле выше ста - прямо по направлению к заливу, ветер в лицо, заливается белыми цветами черемуха и, как всегда на скорости, эмоции зашкаливают в прогрессии от повышения значения спидометра.

Или после спектакля - ныряешь в объятья, другие, третьи, ты никого, в общем, не ждал, а они все взяли и пришли, и говорят хорошее, и светятся, и ты думаешь - господи, да почему? - а потом просто принимаешь все, как данность, и доходите до Щелкунчика, сдвигаете столы, и почему-то легко и без неловкости, и говорят, и шутят, и смеются - незнакомые между собой и разные, и тебе ничего не страшно, и за окнами совершается лето, и с каждым прощаетесь по полчаса, кажется.

Или в комнате, из которой слышны трамваи и видно небо - и какая-то восхитительно красивая и тихая игра, которую смотришь с замиранием сердца, и шуршит песок, и сияют символы, и воздух заполняется светом, и ты можешь потерять все, но пока ты идешь - это не смерть, а все то, что ты попытаешься собрать и сохранить, конечно же, не имеет никакого значения, а имеет значение только тихий звук и путь, и тогда, когда не останется уже никаких сил, чтобы одолеть холод и метель, и вот уже совсем-совсем, кажется, все - будут вершины гор и полет, и невероятная, бескрайняя красота, та, что была скрыта и в пустыне, и в темноте, и в метели, и в беспощадных змеях, и в каждой вещи на твоем пути, здесь она существует в предельной явленности, очищенной сутью, и пройдя сквозь нее, ты уже навсегда будешь видеть ее везде - значит, можно умирать с миром.
И невероятно отличные и любимые люди, и по площади проезжают трамваи, и ты не можешь представить - как же так, если бы ты взял и не оказался тут случайно на прошлый Новый год (прошлый? как прошлый? кажется, ты знаешь всех этих людей всю свою жизнь, как же так, что ты их когда-то не знал), и за окнами догорает закат, и все обязательно будет хорошо.

Такое есть ощущение - как будто у тебя взгляд становится мягким. Кажется, это когда окончательно расслабляются все мышцы, которые держат нижние веки, да и вообще все лишние мышцы лица, кроме тех, что держат легкую улыбку. Ощущение предельной любви.

В комнате цветы, гитара, прикрученные к рабочему столу тиски и все еще недоразобранные костюмы.


Только помни о том, что твой взгляд, словно выстрел
Под сводами древнего храма,
Твой конь не споткнется, летя через камни,
Летя сквозь запах жасмина.
Это чувство сильнее любого медведя
И выше подъемного крана,
А все остальное - пыль и болотная тина

@темы: Там, где тепло, На Тургенева, над трамваями

01:03 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я хотела написать про то, как делала штуку из красного дерева.
Или про "Память сквозь гранит".
Или про то, как хорошо в гостях у Графа.
Или про последнюю репетицию.
Или про вечерний город в конце мая.
Или про то, как жалуешься на свои гумнауки Графу, а он предлагает: давай я тебе курс матана прочитаю.
Или про то, как Рос чудесно пишет. И про маяк тоже.
Или про завтрашний спектакль.

Но я сижу у камина в толстом и длинном белом свитере с высоким горлом и пью глитвейн, и ничего-ничего не буду сегодня больше делать, а только поиграю на гитаре и лягу спать.
Я очень давно не сидела у камина.

Какая-то сплошная нежность, и хочется только всех обнимать и делать хорошее.


@темы: Там, где тепло

13:43 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А самым замечательным было смотреть, как Аланкун открывает коробку с телескопом.

И еще все такие отличные, и как-то очень правильно.
И перо, и солнце на улице, и воздуха много.
И слушать вполуха, и тыкаться в Олечку, и любоваться всеми.
Мне трудно коммуницировать, когда много людей, но достаточно найти уголок, где будет хорошо, и теплого человека рядом, и все становится просто идеальнейшим. Я даже не могу вспомнить, чтобы мне было некомфортно в какой-нибудь момент.
В общем-то я же собиралась прийти, поздравить, посидеть с часик и пойти домой, а ушла уже к полночи с Графом и Бачером.
Потому что мера - даже не комфорта, не покоя - какого-то тихого света - это же самое главное.

А маяк в подарок Аланкуну я искала какую-то невероятную кучу времени. Мне не нравилось все - ну, то есть, маяк не может не нравиться, конечно, но все было не то какое-то.
А в итоге меня неожиданно спасла Полиночка, которая предложила нарисовать маяк.
И нарисовала.
Прямо то самое.

Только моя безграничная любовь к Аланкуну позволила не оставить его себе)
Вот, смотрите.
Хотя, конечно, ни черта фотография не передает

25.04.2014 в 00:14
Пишет сандал.:



URL записи

@темы: Гамлет, принц Археоптеров, Там, где тепло

02:13 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Утро воскресенья легкое, пружинящее, все светится апрелем, я почти не готова на Тайгу и осень, но, в общем, когда бывало, чтобы я вовсе не справилась с персонажем).
Тайга вполне успешно проживает себе собственный обвм и школа, пожалуй, самые необычные для этого декорации.
Звонки, школьники, мерный обычный распорядок, и тут ты ходишь вооруженный. И не приведи господь обращать внимание на собственные мысли в этот момент. И в наушнике ребята пытаются уйти из-под обстрела.
И Шейд со штукой на другой планете.
И Храм двенадцати богов в сабе.
И все остальное.
Звонки, расписание, уроки, школьники бегают.

Модуль заканчивается неожиданно - в смысле, ничто не предвещало, мы остаемся в некоторой растерянности, потому что до тех событий, которых мы, в общем, ждали, дойти мы так и не дошли.

Я обретаю под руками гитару и, автоматически, собственное уютное здесь место, Кара уходит в комнату, а остальные трое игроков в какой-то момент начинают спорить. Тут я мысленно впечатываюсь лбом в стенку, потому что спор не на шутку идет о морали, рациональности-эмоциональности и прочей субъективной лабуде, идет возмущенно и всерьез. Нет, правда всерьез. Совсем затихаю у себя в уголочке, но в какой-то момент понимаю, что вообще больше никак не готов выдерживать эту радость разума и самоутверждения под боком, если люди получают от этого удовольствие, то бога ради, но как-нибудь чтобы не рядом. Дальше получается комбинация, которая была бы очень хитроумной, если бы не вышла совершенно случайно). Начинаю собираться, машу всем лапой, мол, пойду я, дела делать надо, все тоже вдруг начинают торопиться и собираться. Пока народ одевается в прихожей, звоню Петеньке, спрашиваю, мол, ок сейчас встретиться, договариваемся, замечаю, что аккумулятор совсем севший, думаю, ладно, заряжу пять минут чуток и пойду. Ну да, ну да, в итоге провожаю всех, а пять минут растягиваются сначала на полчаса, потому что мы с Графом сидим на кухне и треплемся, и так хорошо и уютно, что куда вообще уходить, а потом еще на час после предложения партии в шахматы.

В шахматы, вообще говоря, за последние одиннадцать лет я разве что эпизодически играла, кажется, раза четыре.
Сначала было не с кем, потом было сложно, потому что мне категорически не нравилась соревновательность и желание победить человека, который сидит перед тобой, а во мне оно все равно пробивалось, и это было довольно отвратительно.
И вдруг оказывается, что теперь я в шахматы играть могу совершенно спокойно. Без желания победы и всевозможных негативных реакций на поражение и собственные ошибки, просто радуясь самому процессу игры. Удовольствия море. Правда, не то чтобы это помогло легко перескочить одиннадцатилетнее отсутствие практики, и победой я обязана исключительно тому, что серьезно ошибся первым Граф, а когда ошибалась я, перевес фигур уже делал это почти безнаказанным. И в конце тупила неимоверно.
В общем, обоим надо играть чаще, чо.

Но да, то, что я внезапно, оказывается, могу с удовольствием играть в шахматы, принимая все, как есть - открытие недели прямо-таки. Что могло быть после этого логичнее, чем заказать себе набор камней для го.

А потом "Фрида", и Петенька, я же его уже с полгода не видела, наверное, обнимает крепко-крепко, долго-долго, так что дважды приходится сдавленно выдохнуть "Ребра!", усаживает за столиком у стойки, и говорим, говорим о важном, а потом чайная церемония, и между заказами к нам присоединяется очаровательная официантка Маша, светлая и славная. Болтаем с ней, пока Петя отходит, в какой-то момент она спрашивает: "Слушай, а сколько тебе лет?" Я улыбаюсь: "Двадцать три". "Ого. Ты когда вошла, я подумала, что лет пятнадцать, еще удивилась, какие у Пети друзья". Вообще Маша и администратор Наталья любезно берут на себя почти всю работу, пока мы говорим с Петей. Только кальян он забивает нам сам, и я вдруг обнаруживаю, что что-то различаю, оказывается, в кальянах, потому что ничего подобного в жизни не пробовала. Время мерно дышит и течет в обе стороны, очень хорошо, и как обычно, вместо одиннадцати я ухожу почти в час ночи, все обнимают меня и говорят хорошее, и зовут заходить. Я порываюсь заплатить хоть за что-нибудь, мы же успели съесть сколько-то там фруктовых тарелок, выкурить кальян и выпить много-премного какого-то невероятно вкусного чая, а проекты "Чайного дома" явно не относится к бюджетным местам, но все втроем машут на меня руками обиженно. Ночь густеет за окнами, суровая администратор Наталья улыбается и говорит, что своей меховой шапке я похожа на доброго зверька, и под теплыми взглядами я ухожу в апрель.

Люди чудесные.

@темы: Тайга, II реверсивная хроника событий, Homo Ludens, Там, где тепло

01:28 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Как перестать беспокоиться и начать жить за один вечер от модуля по Окульте перейти к абсолютному дзену, любви и умиротворению.

Партия в шахматы с Графом и двухчасовая чайная церемония у Петеньки.

И прогулка с "Final cut" с удивительно глубоким звуком.

Бесценно.

По-прежнему тексты к черту)

@темы: На Тургенева, над трамваями, Там, где тепло

02:01 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Тут забавы ради поставила в только дописанной статье кегль-интервал курсовых - двадцать страниц вышло. Со всякими цитатами, кучей перекопанной литературы и прочим. То бишь четверть диплома.
Наверное, я делаю что-то не совсем правильно)

Сижу себе в Щелкунчике, работаю. Забегает Аланкун - забирает ножовку, убегает. Забегает Артемка, двоюродный брат, обнимает, треплемся минут пятнадцать, уезжает дальше работать. Забегает Юленька, выпиваем по чашке чая, уезжает в редакцию.
Сижу себе, пишу. Отличный мир, мне нравится.

На работе вместо трех групп в честь отпуска веду всего одну-две. Огромное количество удовлетворения, тепла и спокойствия, какой же это кайф, когда тебя эмоционально хватает и не работаешь за пределом своих резервов. И дети отличные. Смотрю на них и думаю, что буду делать со своим гребаным материнским инстинктом, когда уволюсь отсюда, меня же крыть будет. Думаю, не вернуться ли волонтером в детдом.

А после работы прихожу домой, захожу в комнату, и тут же за окном начинает падать снег. Огромными-огромными хлопьями, густо-густо. Замираю, боюсь спугнуть чудесное, опускаюсь на подоконник. А он все падает и падает, так тихо и невозмутимо, как будто так и должно быть и всегда бывает.

Прошлым апрелем тоже был снег, и я тоже ужасно не хотела, чтобы он таял. Обе эти весны рифмуются и перекидываются совпадениями и ассоциациями, и весь этот год с хвостом забирает в себя все больше времени и событий, но никак не собирается превращать их в хоть какую-нибудь длительность.

Имичка рассказывает, что в Японии ливень, я отдаю последнюю коробку восьмимартовских конфет, Ирина Юрьевна просит меня станцевать где-то, а я в последний момент успеваю прикусить язык, чтобы не попросить давать мне уроки вокала. Когда-нибудь не прикушу.

Все вокруг живое.

И нет пустоты, есть отсутствие веры,
И нет нелюбви, есть присутствие лжи.

@темы: Там, где тепло, дети, стиль жизни

01:10 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Чего-то ты и правда какая-то умиротворенная на всю голову" - говорит Скальд.

Greensleeves играем на две гитары в полтора раза быстрее оригинала, кхм, наконец-то выходит ровно, хоть и не слишком чисто. Ладно, ок, весьма не чисто.
Прошу что-нибудь выдать мне для разминки - получаю рок-н-ролльный квадрат, квадрат выглядит страшно, звучит красиво.
Прошу подождать немного с новым, чтобы сначала научиться играть то, что уже играю, не глядя на гриф.

Вообще очень не хочу торопиться. Всегда очень велик соблазн идти вперед, когда уже кажется, что что-то получается. Но недоученное до конца всегда рано или поздно вылезает боком, и вылезает очень большими косяками - куда как хорошо знаю по хореографии. Не спешить - ужасно важно. Торможу Скальда почти с самого начала, уже торможу и Руслана - не надо вперед, пока не доработано, как бы ни хотелось, если хочешь что-то делать действительно хорошо. Работает - всегда.

"Извини, пришлось задержаться - доспехи отцу выбирали" - фраза, отлично иллюстрирующая нашу семью.

В первый раз с 7го февраля (даже посмотрела по дневнику - учусь играть на гитаре ровно с седьмого февраля) сели смотреть дальше Серокрылых.
Скальд объясняет после разницу перевода - между нашим христианским "грех" и синтоистским "искажение", "неправильность" - и, черт возьми, это прекрасно, совершенно прекрасно.


Весь день зависаю на песне.


текст

@темы: Там, где тепло, в нотах

00:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
С утра дети такие молодцы, и почти все даже пришли, и так старались, что я вздыхаю и не устраиваю себе неделю отдыха говорю, что на каникулах будем заниматься, а они радуются, ну что за дела.
Погода на улице делает вид, что ни о каком снеге даже никогда не слышала, к дню все даже уже просыхает.

Я учусь прилично преставлять с С на H7 и обратно и краем глаза слежу за монитором, а Аланкун параллельно рассказывает мне истории из вселенной варкрафта, светло и спокойно. А потом, когда солнце начинает садиться, вылезаю на крышу с чашкой чая, устраиваюсь на краешке трубы, и со всех сторон город, купола и шпили, и белые голуби летают вокруг голубятни через улицу, и льется колокольный звон, и чайки пролетают так низко над головой, что в деталях слышен каждый взмах крыльев. Я понемногу пью чай, грею руки о кружку, слушаю город и развлекаюсь любимым - стараюсь увидеть как можно больше цветов в раскинувшемся со всех сторон небе.
Солнце садится за верфи (там, где я живу, солнце всегда садится за верфи, где бы ты ни был), и в какой-то момент вот видно, что оно закатывается за дом, а подъемного крана из-за яркости перед ним уже не видно, но виден край сверху - полное ощущение, что садится оно не за кран, а перед. На самом деле верфи так наглухо закрыты и так бесконечно раскинулись по берегу просто потому, что там спит по ночам солнце.

А потом мы с Соней идем в магазин, в какой-то момент задумка о морковно-шоколадном кексе трансформируется в шпинатный крем-суп (но как?), шпинатный суп по ходу дела трансформируется черт знает во что ("О, а у нас же есть еще авокадо, давай туда еще авокадо порежем?" "Остановись! Просто остановись!"), ржем мы больше, чем готовим ("Только Рожки вам не хватает" "Да они каждая - как две Рожки!" "Вот поэтому я люблю Рожку"), и вряд ли получившееся сильно пересекается с изначальным рецептом ("Они что-то могли заподозрить как минимум когда мы спрашивали плоскогубцы". "Мне кажется, они что-то заподозрили когда я вбежала в комнату, размахивая руками и крича "Это пиздец!")

Я впервые в жизни забываю в гостях плеер с наушниками.

Как хорошо пишет Имичка, "мне кажется, что вместо всех слов я должна была только любить".

@темы: Гамлет, принц Археоптеров, III мгновенья в зеркале, Там, где тепло, пешком по тротуарам

12:35 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Вы знаете, как найти этого человека?" "Да, знаю" - на выдохе от радости, что хоть что-то стало яснее, почти автоматом вылетевшее, как же она уже отвыкла общаться с теми, от кого что-то нужно скрывать - и тут же - *да черт, что ж я говорю-то* - в общем, Кира наконец-то обрела существование во временных границах модуля, и это отлично, хоть и сумбурно.
Но про прекрасную мою Киру все же будет после следующего модуля.
Партия восхитительна, прямо уруру. Только сидеть и слушать - столько кайфа.

Доходим с Аланкуном и Сонечкой почти до "Африки", снег белыми полосами (даже в середине марта меня радует внезапный снег, что может быть лучше снега, в конце-концов).

А потом нырять в подвал, а там полумрак и неожиданно так много дорогих и любимых сразу, гомон голосов и смех, и Рос такая красивая, тихая внутри и радостная, они сидят за предлинным столом, без умолку говорят, а мы с Дроу, которую потом сменяет однокурсница Рос, и Скальдом, усаживаемся поодаль за маленький столик, утащив к себе гитару. Ужасно нравится, ужасно правильно - вот так смотреть со стороны на это шумное, многолюдное и веселое, любоваться лицами, не слышать в общем гомоне, кто о чем говорит, просто смотреть - на взгляды, жесты, разговор как визуальность, как танец движений и выражений лиц, при этом самой быть невидимой, неслышной, притаится в уголке, быть тем самым невидимым фотоаппаратом, схватывать и запоминать. Все очень разные и живые.

Потом сбежать - слишком сильно накурено и слишком много людей в единицу времени, и очень важно уйти в нужный момент, пока не устал совсем. За мной уходит и Скальд, идем по Фонтанке в темной и тихой воде, и поем негромко "Бригантину" в унисон и "Двери Тамерлана" на два голоса - и, кажется, впервые в жизни я просто так, без распевки и аккомпанемента, пою почти чисто, удивительное ощущение.

Притащить Скальда к Графу, памятуя, что тот часто жаловался на то, что Скальд совсем не заходит, свернуться в угол, умолкнуть, и не быть совсем, раствориться где-то в безмысленном и уютном нигде - передышка перед длинной неделей. Никак не могу поймать тот внутренний момент, когда у Графа в гостях - почти всегда - начинаю говорить гораздо ниже и отстраненнее, чем обычно - даже сейчас. Это странно и я не уверена, что нравится мне. Но это не главное.
Отличный рыбный суп и девушка, которая танцует на воде, выпуская в небо души погибших.
Много воды в моей голове теперь. Вода снимается с земли и поднимается причудливыми линиями; вода уходит вглубь, бесконечно плавная и объемная, обволакивает и убирает звуки; вода заполняет пространство, и все успокаивается, затихает, замирает.

Ухватив ощущение, вдруг выхожу в памяти на фильм, который смотрела когда-то еще в школе, "Искусственный интеллект" Спилберга, фильм, который прошел очень насквозь меня, и его финал с затопленным, бессловесным миром.

Над городом сияет полная луна, улицы половину первого пусты, я тихо и не спеша иду.

Господи, ты меня направь, как направляет ребенок корабль бумажный.

Много воды и покоя.
И любви.
Очень много любви.
Тыкаться лбом в плечи и другое, константное - очень на расстоянии, очень через толщу воды, очень осторожно, бессмысленно, бесконечно, не задерживая взгляда и невероятно тепло.

Когда печали дня в тебе
Пройдут дождем косым
Твоим останется Севан
Твоим


Господи, ты меня направь...

@темы: Homo Ludens, III мгновенья в зеркале, Гамлет, принц Археоптеров, На Тургенева, над трамваями, Там, где тепло, Тебе не кажется, что мы только что обменялись ржавыми гайками?

00:17 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
День какой-то вообще вопреки, но на все внезапно случающиеся вокруг косяки я спокойно улыбаюсь и разруливаю, насколько это возможно.

В станице ветрище невероятный - бежит прямо с полей, все как я люблю, у Волги весна, поначалу даже пытается рыпаться и сбросить меня, но нет, я справлялась даже с Воронком, куда тут Волге.
Отрабатываем правильный выход на галоп с поворота - загоняю себя, лошадь и тренера, но в конце-концов ловлю, понимаю, чувствую, выходит ровно и легко.
А в полях вовсе сошел снег, и прошлогодняя трава невероятной желтизны - спокойной, но яркой и ясной, и в редких лужах голубое небо отражается таким же глубоким, бесспорным, совершенно чистым синим, удивительное сочетание, очень ясное, очень теплое, очень отзывается где-то очень глубоко в тебе - запомнить, унести душой. На этой планете есть горы, фьорды и синие лужицы в желтой траве - как на этой планете можно не нести в себе небо?
Жеребенок уже по доброй традиции сопровождает нас, бегает вокруг, темно-рыжий на фоне желтизны, короткая еще грива смешно топорщится. Цвета и линии, и запахи, и наполненная ветром тишина - все гармонично до неправдоподобия, здесь не нужно искать, чтобы найти свое - просто дышать.
С каждым галопом все больше сливаюсь с лошадью, все легче, органичнее и полетнее.

Помогаю Полиночке с уроком (ну, то есть сижу моделью), дети забавные и стесняются, и очень стараются кем-то быть, и трудно воспринимают Полинин вопрос "ну а тебе нравится?" на свое "так правильно?".

И наконец-то тащу Полину к Аланкуну (мне очень давно кажется, что они как-то очень про одно), и сидим с кальяном, и смеяться, и знать, что свои, что не шероховато, что можно, что дышать легко, как в поле.
По вдоху на каждый выдох.

И за место под солнцем не хочется биться тому, кто вступает на лед...

@темы: Гамлет, принц Археоптеров, III мгновенья в зеркале, II реверсивная хроника событий, Коня на скаку, Персонализация фотографии, там, где тепло

03:23 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Имичка приходит, садится на диван и говорит. Имичка - это такой очень редкий человек, который может садиться и говорить, говорить, а я слушаю, улыбаюсь и глажу шторы. Имичка светлая. Я смотрю на нее и думаю, что очень люблю.

Что скучаю по Рэде.
Что тысячу лет не видела Петеньку.
Что людей, с которыми я разделяю жизнь, с каждым годом становится все меньше, и вместе с тем - все больше. В смысле, так много во мне тех, кого я так разделяю всем сердцем, что становится все более странной мысль об общении со всеми остальными.

Шторы ложатся светлым - на сплошную стену темных книг, на темный стол, на подушки. Сшиваю складки, подбираю асимметрию. Комната все больше и больше становится моей.

Скальд учит со мной упрощенную версию Greensleeves, а я вдруг замечаю, что и у него говорю просто, мягко и изнутри - как говорила очень редко и очень мало с кем. А дело не в Скальде, а так все дышится с того момента, как вышла с "Трудно быть богом" и немного вернулась в жизнь.
В моей жизни были фильмы, которые меняли мой взгляд.
Но не было ни одного фильма, это я точно могу сказать, которые меняли бы внутренний строй. Такое со мной сделал когда-то "Степной волк" Гессе. В меньших масштабах, но гораздо позже - "Тишина" Хёга. Возможно, еще пара книг, и понятно, почему они такое сделали. Но никогда фильм, тем более - но почему, я не могу понять, я уже писала - кажется, там-то совсем неоткуда такому взяться. Но в тот момент, когда отвращение во мне сменилось тихой болью и грустью за них всех - что-то очень важное, очень ключевое перещелкнуло внутри. Я не знаю, на пару дней это, или уже насовсем, но это в любом случае чудо. И неважно, в Германе ли здесь дело, или просто так сошлись звезды в этот момент.

Просто вот так.
На самом деле, сегодня с утра, все время, когда я одна - сплиновский "Рай в шалаше" на повторе. И, кажется, это все говорит о моем внутреннем состоянии.


Em-D-C-H7

@темы: I inside and up, VIII фронтальное окультуривание, Там, где тепло, фильмы

00:48 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
У Графа снова уютная кухня, и еще сонины блины, и вообще уруру.

Гуляем с Аланкуном по теплеющему городу, мартинсы и артковское пальто, город чуткий и настороженный.

Скальд утверждает, что у меня, похоже, слух лучше, чем у него, я пытаюсь бегать кругами и размахивать руками на тему, что у меня слуха вообще нет, потому что ни гитару я все равно не могу сама толком настроить, ни петь в ноты, одновременно пытаюсь себя в этом одернуть, потому что не неси хрень, дикое создание, а учись слушать.
Но это правда беда, потому что еще когда перебором играешь, не так сильно слышишь, что настроено не слишком хорошо, а когда берешь три одновременно хотя бы, то так диссонансом по ушам, что бррр.
После длинной-предлинной донастройки стало легче, но все равно не до конца.
Пытаюсь перестать быть капризной херней и смиренно учу выданную "Бригантину". ("Я помню, что ты не любишь бардов, но оно тебе сейчас полезно")
Учись пока хоть петь в ноты, дикое создание. Чтобы сама, а не с Ириной Юрьевной.


Все отлично, на самом деле)

Нахожу письмо, которое писала себе прошлым (или позапрошлым?) летом. Удивительной силы внутренний разлад, заканчивающийся лаконичным и четким:
"Dies iræ, Dies illa
Solvet sæclum in favilla:
Teste David cum Sibylla
Прочее - твоя забота.
Будь светом, и отступит тьма."

Полтора года прошло. Все так)

@темы: Гамлет, принц Археоптеров, Там, где тепло

01:05 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Почему я хромаю быстрее, чем вы ходите?" - вопрошаю я, в очередной раз дожидаясь Лисочку и маму по дороге на репетицию, куда мы пытаемся не опоздать.
Под каким-то таким лозунгом и прошел весь день да. А мы с Лисой можем кидать "золотую" и "серебряную" медали к прошлогодней "бронзе", да. "Игра в шахматы" - первое место, "Коррида" - второе. Хотя лично я считаю, что "Шахматы" хуже станцевала - не вошла в него сегодня. Не всегда получается. Это "Коррида" настолько моя, что в нее и входить не надо - более моими номерами были только "Гадания" и "Дворцовые интриги".
Хотя, конечно, еще была "Память сквозь гранит", но это совсем другая история.

Садишься после двух номеров в кресло и понимаешь, что никуда ты уже не встанешь, потому что мазь сказала "а вот теперь будет плохо".

Познакомилась с прекрасной лисочкиной Лерой. "Я про тебя слышала", - говорю. "И я про тебя. Постоянно я про тебя слышу!". Через две минуты: "Лиса постоянно "Кэтичка то, Кэтичка это", а Кэтичка такая: "классика - это пиздец" - невольно ломаю я человеку собственный образ).

Познакомилась с Темным, Темный отличный, у них с Руденой очень хорошо дома и маяки!, душевно посидели. "А хаотик - это кто?" "А хаотик, Кэти, это ты" - объясняет Аланкун. У кошки забавные длинные лапы, на стене две гитары и длинная штука с памятными хренями - все как я люблю. Темный говорит: "Давай к нам в партию! Впрочем, мы и вдвоем с Рожкой-то уже достали мастера, наверное".

А потом иду половину двенадцатого с главпочтамта по Мойке с посылками, и вдруг в телефоне попадается "Далеко как никогда" Сургановой. На вступлении мелькает мысль - мол, как она вообще тут оказалась, надо убрать, а потом как-то идет внезапно, и на "дальше - только высота птичьих стай и отраженья, траектории движения ниоткуда в никуда" меня внезапно накрывает весной, с головой, целиком накрывает - я много раз писала, насколько меняется мое мироощущение в зависимости от времени года, и никогда толком не могла объяснить, потому что никогда сама не понимала, как это получается, что вот так по-разному, про разное и вообще, я и представить не могу зимой, например, как можно так воспринимать, как это случается летом, тьфу, неважно. Просто сердце вдруг раскрывается весной, и никак нельзя этого описать, и я иду по набережной, и надо мной сияют звезды и Юпитер (или Сатурн?), и со мной случается весна, и "Далеко, как никогда" на повторе (а казалось бы), и я опять едва не плачу (да что ж такое-то), потому что, черт возьми, что ж все такое огромное и прекрасное.


Такие вот дела.
Какая есть)
Вот теперь уже точно - какая есть. Заслужила)


@темы: III мгновенья в зеркале, Там, где тепло, глазами друзей, концерты, танец

23:37 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Находиться на кухне на Зверинской очень странно - все время попадаются на глаза вещи из квартиры на Гатчинской, той части моей жизни, которая вроде как и была со мной, но я и не помню особо, да и странно вспоминать. Такое очень было-не-со-мной.
К слову, совсем не могу вспомнить, у кого в итоге-то осела моя гитара О_о

Но на кухне хорошо чертовски, очень большая и светлая, на стене нарисован камин и много разностей. Рос спокойная, и я тоже спокойная и мирная.
Много людей, приходят и уходят, мы сидим в уголке дивана и пьем чаи.

- Ты разве с ней не общаешься? - спрашивает про кого-то Рос
- Ммм, нет, встречались пару раз, и только. Да я вообще ни с кем не общаюсь же, так чтоб общаться.
- Кроме Аланкуна?
- Ну да. Но нет, подожди. Ну, должна же я с кем-то еще общаться!
*через минут пять*
- Вспомнила, вспомнила! Я с Полиной еще общаюсь.

Все так. Люди приходят и уходят, я сижу с Рос в уголке дивана и пью чай. Ну или виски, это неважно.
Мы уже много лет растем на глазах друг у друга. И эта такая очень константа бытия.


Дни осыпаются под ноги серебром, я тихо и упрямо иду вперед.

Ищущий обращается в то, что ищет, большая часть пути – это сам идущий.

@темы: Тебе не кажется, что мы только что обменялись ржавыми гайками?, Семья ^_^, Персонализация фотографии, Гамлет, принц Археоптеров, VII свое - чужое, там, где тепло

00:46 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
С Кошкой обсуждаем Fallout и мастерские модели, с Таней - звук и микшерные пульты, с Юленькой - адаптацию буддизма в европейский менталитет, с Андреем - андеграунд и психодел - все как всегда, мои заочники прекрасны.

После универа меня перехватывает Зоя - я успеваю выбежать на улицу в джазовках и блузке и испугаться приветственного вопля, птица-камбала нашла хозяйку, а у меня теперь есть отличный альбом для набросков и коробочка с лошадками. Идем по улицам, хорошо и даже что-то формулируется временами, мне постоянно кажется, что у Зои голос должен быть выше.

В Книгах и кофе хорошо и славно (конечно, нахожу там Имичку, которая занимается с ученицей), мы забиваемся в уголок, долго молча сидим в обнимку и пьем облепиховый чай, а потом я читаю Зое первую главу "Ветра в ивах" (только вчера Полина говорила: "я когда Максу про тебя рассказывала, сказала, что к тебе можно прийти в гости, и ты будешь читать муми-троллей вслух, он сказал, что ты прекрасная").
Очень хорошо и правильно.
Зоя теплая и лежит на плече. На эмоционально говорящую что-то Имичку любуюсь через зал. Обе живые и красивые.

Как раз к концу главы у Имички кончается занятие, утыкаюсь в нее и тихо счастлива - Имичка обручилась. То есть вышла замуж. Неважно, в общем.
Ими довозит нас до "Чая и Шелка", Зоя уходит к метро, а мы идем в чайную ("А они еще работают? - Не знаю, давай посмотрим") - и "Ну, мы вообще-то до девяти, - десятый час, между тем, - но вы заходите на кофе".
На новом месте очень уютно и гармонично, ужасно рада Кайэр и Эшу, обнимаю крепко, лохмачу волосы Саше, а он дарит мне большого дракона и тащит играть в солдатики, я плохой игрок в солдатики, потому что не хочу ни в кого стрелять, и предлагаю мир - чтобы дракон унес всех на летающие острова, строить там империю, Саша отказывается строить империю и учит меня играть в точки, в точки мне тоже быстро становится скучно, и игра заканчивается рисунком абстрактной собаки, получившейся из точек, которая воет на луну, у которой появляется почему-то нос, усы и индийская точка на лбу, я с серьезным видом болтаю про эту луну все, что приходит в голову, ребенок смеется до истерики и обещает умереть от смеха. Имичка подбирает и показывает мне ништяки для кимоно, кофе восхитительный, Кайэр усталый и добрый, а Эш мастерит что-то в уголке.
На прощание Эш вздыхает - "ты хоть приходи почаще" и Саша просит, в который раз чувствую укол совести и честно отвечаю, что не обещаю, но была бы рада.

На полупустых улицах все еще уже привычное время года "нигде", и это тоже как-то правильно.
Все со мной происходит последнее время где-то в "нигде".

Такой вот внезапный день социализации.

И мы увидим в этой тишине...

@темы: Много хороших людей, II реверсивная хроника событий, там, где тепло

13:31 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Неожиданно обнаружила, что потратила на новогодние открытки почти две с половиной тысячи. Если прибавить к этому гуся и сопутствующее, то почти получаются мои те самые вишневые мартинсы.
Это просто все говорит о моих приоритетах, и это хорошо)

Имичка пишет пост, поэтому я тоже попробую написать, что ли.
Как-нибудь вечерком)
Сижу такой, мурлычу милые песенки, смотрю отличный комикс "where is my umbrella?", елочка аккуратно и медленно мерцает синими огонечками - благодать.

26.12.2013 в 12:27
Пишет Ими:

Вчера Рождество на удивление "выстрелило". Не так светло и ввысь, как мой День Рождения два года назад, а просто искренне.
Я давно не проводила так хорошо время в компании. Очень давно не было неловкости, так, чтобы все были свои, чтобы не надо думать ни о последней маршрутке, ни о чем. Все были к месту.
Я не ждала этого от этого Рождества, но я сполна получила - спасибо.
Смеяться до слез на руках у любимых людей - бесценно. Никакого обвма, никакого алкоголя, никаких сигарет - иногда так жизненно необходимо, что нет слов.
Не боишься вдыхать воздух весь, до конца, и пропускать через себя мир.

Я вчера вела себя как давно не. Бессмысленно, искренне, громко и с дурацкими шутками. Все было к месту.
"Незащищенные тактильные контакты с малознакомыми людьми"
"Белоснежка, шесть гномов и один запеченый... гусь ли?"

Не помню больше совершенно, за что мы гнали и о чем смеялись. Помню, что не так уж часто радуюсь, когда меня кто-то чешет за ушами - а вот Рыси радовалась. Помню, как легко было с Лешей - про Японию, которую он любит так же нежно, как и я. Помню, какой детский восторг охватил при виде Аланкуна с Сонечкой. Не то чтобы я сомневалась в Кэтином вкусе на людей, но они такие чудесные, что я даже не ожидала.

Детский восторг - это чувство, которое я стараюсь не показывать, потому что слишком неловка и бессмысленна в нем. Но тут было почему-то можно.
Кэти читает все мои посты про Фурубу. Это так круто.

И гусь был, и был даже торт, и была Лисочка. Нет, Лисочку мы не ели.

Спасибо.

P.S. И вот еще самое главное. Я учусь не оправдываться перед людьми. И на все их обвинения говорить твердое и решительное: нет.
Ни одного не сужу я, и ни один не судит меня.

URL записи

@темы: черепашка плачет, глазами друзей, Там, где тепло, III мгновенья в зеркале

02:41 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Стоишь в Катерине, ревешь от любви и высоты, видишь Имичку с Кьярой, подходишь, думаешь, ну что ты, как дурак, а они оборачиваются к тебе, и у обеих слезы в глазах стоят и светлые невероятно.
И Полиночка подходит.

И смотришь и живешь все это, и вся история проходит перед тобой, века и века, деревянные деревенские церквушки и огромные соборы, катакомбы первых христиан и площадь в Ватикане, времена и сословия, и через все неизменно светлый и единый, великий праздник, в который миллионы сердец дышали добротой и любовью. И эта невероятная религия, абсурдная и удивительная, бог, родившийся в яслях, бог, который был распят, бог, который принял грехи человечества, да сколько еще - какие люди могли придумать это, какие народы могли подхватить и поверить? Само ее существование - моя любовь к этому человечеству.
Религия, через которую передавалась из тела в тело кровь, которая сейчас течет во мне, менталитет, который живет во мне.

Сияние свечей и голоса ввысь.

Держать за руки Имичку и Полину.
Преклонять колени.
Очень любить.

Стоим после в обнимку. Подходит девушка, которая до того подходила и пожимала руки нам с Ими, начинает говорить и тут я понимаю, что знаю голос.
- Ой, а вот теперь я тебя узнаю
- Да, это я.
- А я подумала, ты просто ходишь и пожимаешь руки всем, кто плачет.

Высота, которая одновременно - покой и стремление.

Мы сидим вчетвером в машине, смеемся - не хватает Рожки, и можно модуль.
"Что-то тут правда концентрация уруру зашкаливает"
Радуюсь, что успела заварить чаю в термос и догадалась не выкладывать подаренный детьми шоколад.

Ну и да, на этом месте концентрация уруру и любви зашкаливает.


С Рождеством вас, друзья мои.
Берегите друг друга. Кто, если не мы)
Везде так дохрена света, что как можно тут жить и не любить изо всех сил, вообще непонятно.


@темы: Персонализация фотографии, IV мое зрение, Там, где тепло, в нотах

02:09 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Кара вчера кормила меня помелой и показывала первую серию с последним Доктором и двойную про ангелов с ним же. Эми прелесть, ребенок-ребенок, даже когда взрослая (особенно когда взрослая), не понимаю, почему мне про нее столько плохого говорили. Хотя в конце неадекватно было конечно, ну да можно понять, право слово. В Докторе не чувствую никакой докторовости, это тоже пока забавный трогательный ребенок, бегающий с отверткой и которого почему-то возит Тардис. Ангелов испортили ужасно, но вот это чудесное - когда все пиздец и все буквально вот-вот умрут, а Эми совершенно искренне восхищается лесом на корабле, а Доктор про него рассказывает - это же уруру.

К Графу приехала мама, в доме холодновато цивильно, но вхожу в комнату и все встает на свои места.
Болтаю взахлеб что в голову приходит, дрыгаю ногами, кидаю подушку, смеюсь "Да тебя прет" "Да нет, это я просто не после работы".

Придумала вчера Неболея, придумала еще два новогодних подарка, приготовила три десятка открытонек всем прекрасным, почитала сегодня на ночь Аланкуну желтую сказку. Считаю свой гражданский долг выполненым.

Может происходить что угодно, но есть универсальный маркер правильности - если я иду по улицам и просто так улыбаюсь во все зубы, потому что не могу просто не улыбаться, и все люблю, и мне нравятся все, кто заглядывает мне в лицо и кто просто проходит мимо - значит, все путем.

- Почему ты радуешься снегу? Это же зима, снег - это нормально.
- Так это ж не мешает радоваться
- Ну тогда надо радоваться и когда снега нет. И когда дождь.
- Так я и радуюсь всему.

@темы: глазами друзей, Там, где тепло, На Тургенева, над трамваями, фильмы

02:14 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
С утра мне кажется, что я никуда никогда не встану, потому что мое тело считает, что я таскала цемент сутки напролет и только что прилегла. Но нет, в итоге все же вскакиваю, собираюсь в рекордные сроки, опаздываю на полчаса (Кара дозвонилась мне и разбудила только когда мы уже должны были встретиться), глотаю в автобусе чай с имбирем, съедаю немного мяса, возвращаюсь к жизни, голосу и способности воспринимать.

А дальше - много, красиво и хорошо.
У нас пешеходные Львы экстра, которые загадками - Петроградка, Каменный, Крестовский. По стечению обстоятельств - один из любимейших районов, но который я единственный в исторической черте знаю очень плохо.
Погода ясная, звонкая - судя по рассказам, нетипичная ("К сожалению, в этот раз нам не удалось устроить для вас цунами, но в следующий мы обязательно исправимся!" - вещают ребята вечером на финише). Осень на самом красивом ее переломе - деревья словно светятся изнутри, учетверенная солнцем желтизна становится звуком и воздухом. Я просто есть, и это отлично.
Мои любимые прекрасны, посматриваю на них и умиляюсь, конструктивно решать начинаю в большей степени к третьему этапу. Напеваю себе периодически от удовольствия - больно все живо и красиво. Как всегда, запрокидываю голову на дома так, что начинает неметь шея. (Когда, интересно, я успела понять, наконец, что шутить здесь не является моей обязанностью, и шутить можно только когда шутится).
Мате, чай с мятой, отличные горячие пирожки.
Огромнейшая раскидистая осина на Петровском поражает мое воображение до глубины души.
Чистейшей желтизны листьев по щиколотку (а запах, какой запах).
Не то чтобы что-то у меня перестало болеть, но количество радости не просто перевешивает - почти уничтожает все остальное.
Единственный момент дискомфорта и паники пришелся на короткий заход в Диво-остров - люди, музыка, дисгармония, пестрота, люди, люди - уберите меня отсюда, пожалуйста.
Но потом снова тихо и длинно, и хорошо, и грифон, и я перемахиваю через какой-то закрытий забор и набираю чуть ли не полрюкзака крупных, блестящих, темных каштанов. А вступаем на Каменный мы и вовсе нереально - над желтизной тысячи оттенков раскидывается светящееся, светлое розово-голубое закатное небо, дробится в воде речки, понемногу проливаются сумерки и все становится бархатным и глубоким.
Наверно, у меня как-то все это не так получается рассказывать - слова стирают и усложняют ненужно, все это едино, проще и целиком, и спокойно, и очень, очень хорошо.
Не усложнять - годное дао.

К финишу идем по темноте, дворовый бело-черный кот приходит ко мне на колени, на стене нарисован Слэндермен, а я немножко чувствую себя и.о хилера, и это тоже приятно и хорошо. Хотя если бы ни у кого ничего не болело, было бы лучше, ну да чего уж.

Рожка предлагает доехать до дома на такси, "а я не то чтобы чувствую себя более уставшей, чем сегодня утром, или вчера вечером, или..." - кажется, это единственное, что я успеваю сказать в машине, после чего вырубаюсь на плече у Бачера.

Картина дня будет неполной, если я не скажу, как у Кары на кухне вдруг вижу (как это называется, приставка?) xbox, в общем, после чего у меня загораются глаза и после "А можно, можно?" я с матом фигачу по зомби какой-то здоровой железякой. "Тебе нельзя играть в компьютерные игры" - замечают мне справа, "Вот поэтому я в них и не играю" - доверительно сообщаю я, не отрываясь от монитора.

В общем, уруру, если кратко.
Прямо совсем.


@темы: Там, где тепло, III мгновенья в зеркале, II реверсивная хроника событий, ...и что-нибудь, что больше, чем смерть, в нотах, пешком по тротуарам

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная