Записи с темой: iii мгновенья в зеркале (список заголовков)
02:18 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Видела сегодня совершено идеальное по колористике дерево. Ровными, яркими, сочными слоями от верхушки и до низа алый, через оранжевый и желтый, соответственно, превращался в густой зеленый.
Долго стояла, любовалась, вглядываясь в переходы.
Люди, проходившие мимо, удивленно смотрели на меня, потом в направлении взгляда, ничего не видели, еще раз косились на меня и шли дальше. Такие странные)
Самое забавное, что они так же реагируют, когда я, скажем, перед какой-нибудь картиной долго стою. Непонимающе скользят по ней взглядом, косятся и отходят. А музей, казалось бы.


Листья падают ярким пеплом, слова рассыпаются в брызги-дребезги, почти сдан последний рубеж тепла.
Октябрь - время отпускать старые привязанности, истрепавшихся людей, перетертые мысли, выцветшие фразы. Время прислониться к едва теплому стволу спиной и тихо смотреть, как красиво улетает прочь все мертвое, глухое, отжившее.
Зима будет долгой, и пройти ее - только налегке...

@темы: пешком по тротуарам, III мгновенья в зеркале

22:52 

Ежик в тумане и прочие прелести

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Постановлено, что:
Медвежонок - Тай
Ежик - я
Сова - Сойх
Лошадь - Рос
Сом - Тари
Символичное дерево - Феаринг
Собака - Леша
Узелок - мозг


Мы ничего не курили, мы вас очень сильно любим и под каждым пунктом есть обоснование, ничуть не обидное а очень хорошее.

А вообще-то мы с братом сидели на полу на пледике в обнимку у камина с зажженными свечами, пили чай с печеньками и шоколадом и смотрели "Ежика в тумане", "Пластилиновую ворону" и "Падал прошлогодний снег".

"Многое имеет смысл, пока есть люди, с которыми можно пить чай на чердаке и хлестать мартини на крыше".
Я... Ну, в общем, мне очень здорово, тепло, светло, спокойно, уверенно и защищенно.
Мятный чай и запах потушенных свеч.
Родные... Да вы сами все знаете. Мррр.





@темы: Семья ^_^, III мгновенья в зеркале

16:35 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Придумала очередную игрушку. Беру какую-нибудь цивилизационную сложность, вроде рисунков Наска или пирамид и придумываю максимальное количество вариантов того, как это можно было осуществить. Условие - совершенно любая абсурдность и неосуществимость, но без применения какой либо техники и мистики, конечно. Это весело)

В университете пока не могу выдержать больше двух пар, рука и спина слишком разбаливаются. Впрочем, у нас ни разу не скучно, даже на стилистике сегодня просмеялись всю лекцию с моим дорогим буддистом, а на психологии оживленно дискутировали, уже на тему занятия.

Перила Харповицкого моста наконец-то после чистки покрасили черным.

А в Петербурге безвременье. Солнце еще желтит и греет, но уже отдает белесым холодком, облака то по привычке сбиваются в ватные сгустки, то растекаются по небу любимой серостью. На самых кончиках деревьев осень пробует на вкус свежую палитру. Город неслышно перекатывается на ту сторону сна.
Взять бы камеру, да пойти по улицам, дворам, каналам, крышам, парадным, скверам, оставляя на долгое межсезонье россыпью фотографий память о летней ясности зелени и влажных тротуаров...
Ничего, я запомню тебя так, на ощупь, запомню запахи и цвета, междузвучия и прикосновения. я запомню - чтобы потом, под мелким снегом, на набережных и во дворах рассказывать тебе про твою осень. Которая, конечно же, еще вернется.

@темы: II реверсивная хроника событий, III мгновенья в зеркале, Петербург, стиль жизни

01:52 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Спокойнее. Тише. Мягче.
В ассонанс с невскими волнами.
Я целый долгий август прожила холериком с блеском в глазах. Пора менять азартный блеск на спокойный, ясный свет.
Осеннее — мое — время. Время, когда успокаиваются страсти. Время медленного вальса с теми, кто давно уже в сердце. Раз-два-три, раз-два-три... Осень не любит новых знакомств. Осень не любит шума.
Еле слышный шорох летящего к земле листа. Бесшумные кроссовки. Безмолвный наклон головы в ответ на приветствие.
Глубокий вдох, медленный выдох. Полуулыбка. Легко взлетаю по лестницам. Читаю на перилах набережных. Не отвечаю на звонки телефона. Пью чистую воду.

Она надевает чулки, и наступает осень,
И чем больше асфальт вне себя от оспин,
тем юбка длинней и острей каблук.


@темы: III мгновенья в зеркале, стиль жизни

13:36 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Пока ты со мной,
Давай не ослепнем
От планов на долгую жизнь.
Сколько дано,
Столько и встретим -
Время не знает души...


Сослагательное наклонение давно исчезло - рудиментом, бредовой фантазией, чужим фетишем. Благодарна. Ничего не держу. Ни о чем не жалею. Не всегда довольна - только собой, но тут все - дело времени. Даю себя вести. Раскрываю ладони.

Пока ты со мной,
Давай не бояться
Смотреть на себя в зеркала:
Это смешно -
Всё время казаться
Картинкой с убогих реклам.
Пока ты со мной


Каждая ипостась - сокровищем, драгоценностью, даю дышать, даю видеть, даю жить. Не потерять ни одну. Не врать себе. Легко - как будто бежишь через сцену в джазовках, на полуплие, стремительно, воплощением чувства. Донести себя.

Пока ты со мной,
Давай не успеем
Назвать полной чашей свой дом.
Знаешь - стеной
Я быть не умею,
Давай лучше будем водой.
Пока ты со мной


А в Петербурге идут дожди, вечерами темнеет, я жгу свечи, пью крепкий чай у камина, кутаюсь в пушистую шаль и слушаю джаз в студийных наушниках. Есть вещи, которые не меняются.
Что-то наигрываю на губной гармошке, сидя на подоконнике. Ем сласти. Вслушиваюсь в дождь, словно в проповедь, словно в откровение. Те, кто так невозможно далеко - теплом в грудной клетке. При-част-ие.



Когда ты уйдешь,
Давай посмеемся
Над верой усталых пустынь.
И если есть дождь,
Пускай он прольется:
Дождь - не беда для воды.

@темы: портрет в интерьере, III мгновенья в зеркале, Радость моя, стиль жизни

02:26 

lock Доступ к записи ограничен

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:13 

Еще одно бессвязное

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я все никак не могу проснуться от этого лета, или оно меня не отпускает - какая, в сущности, разница.

Ускользающая, ведущая своими дорогами Петроградка, кружащая голову, перехватывающая дыхание где-то у горла.
Невские брызги в раскрытую ладонь, скорость катера и ветер в волосы, огненный закат в окнах Петропавловки, сиреневая гладь, кличущая небо.
Тесная, заставленная зонтиками, зайцами, эскизами, залитая красками и вдохновением мастерская художницы, запах акрила, Бродский и черные шторы, болтовня на лестнице, тонкие сигареты, характер, атмосфера как способ дышать.
Тихий угол "ложки", звонки - такие дорогие люди, болтовня о религии, внезапное понимание неподдельности искренности, по-детски захватывающее, не очень укладывающееся, тепло и защищенность.
Родная, полутемная Башня, любимые лица, поздравления, горячий чай и барабанящий дождь, на одной волне - все вместе - свои, чувство локтя, песнями - души, я дома.

По-новому влюбиться в Петербург, в дождь, в людей, в воздух, в улицы, в краски, в вещи и запахи, в ощущения. Мгновенье, ты прекрасно, живи. Вдох за вдохом, капля за каплей, удар за ударом - живи и оживляй. Истинность как форма существования.

Когда сердце перерастает ребра.

@темы: Радость моя, Петербург, Зеленая Волна, III мгновенья в зеркале

22:49 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ох, как же вчера было здорово. То есть сегодня.
Кто не помнит - ездили мы с "Волной" в ночь на акцию памяти в Старо-Паново.
Автобус отъезжал в 10, но мы почему-то стихийно с парнями приехали примерно к восьми и радостно травили байки.
В автобусе с нами ехали фееричные бабушки. "Вот, понастроили тут себе дворцов, совсем ополоумели... Ой, это храм?". Ну и вообще было очень симпатично, я даже успела потрепаться с братом и почитать Ницше.
На месте нас отправили собирать цветы для украшения сцены. Роль цветов выполняли белые зонтики, похожие на миниатюрные борщевики (или это они и есть? я не знаю). В азарте собирания белых охапок мы шастали по полю с песнями, были мокрые по пояс, но страшно довольные. Ездить в компании пятерых парней, кстати, очень здорово: у тебя всегда будет что поесть, что выпить, на что сесть, под чем укрыться, во что одеться и вообще все, что душа пожелает, буквально без единой просьбы).
Закончив приготовления, юркнули в здание для музыкантов, поближе к чаю и еде, хоть немного высохнуть и обогреться. И только к выступлению наших бабайцев выползли под моросящий дождь. А там было нечто слабо поддающееся описанию...
От высокого храма тремя ручьями сбегали лестницы, окаймленные свечами и цветами, наверху под черным небом поблескивал золотом купол, вокруг взмывали огромные костры, сыпля искрами,а облака по кругу отливали сиреневым - не поймешь, рассвет или закат. И песни Высоцкого в мишиной аранжировке- навылет, потому что пелось через душу, и пиццикато скрипки Голубчика - ножом по сердцу, и слезы в глазах. Контекст эпохи.

Немного обсудили выступление в тепле - и обратно на улицу, где уже вовсю разошелся дождь, забились с Сашкой под стол на пенку - где сухо и жар от костров, смотрели на огонь и слушали оркестр. Красиво - не то слово, сама атмосфера была живой и теплой. Ну а когда стало понемногу светать на краешке неба, вернулись к музыкантам. Там ребята уже раздобыли где-то очень кстати оказавшийся коньяк, душевно сидели за столом, говорили о человечестве и политиках, достали гитару, пели "Есаула" и самосочиненное мишино про господина премьер-министра, старательно пытаясь избежать нецензурной лексики. Мне лично Миша спел свою премьерную "Актрису" и читал стихи про циников...

Ну. вы поняли. Было здорово)

@темы: II реверсивная хроника событий, III мгновенья в зеркале, друзья, Зеленая Волна

00:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я приехала с потрясающе красивых Голубых озер, где теперь после нас еще и очень чисто. Снова с морем впечатлений, новых знакомств с такими же долбанутыми чудесными людьми, со свежим спокойствием, выращенным во время длинной прогулки в одиночестве, с твердым осознанием правильности происходящего.
Я сижу у ноутбука, рядом стоит черный заварочный чайник и термос, я неспешно пью чай из большой уютной кофехаузовской чашки и читаю о декабристах. Через десять часов я буду совсем-совсем свободна.
Я буду читать книги, одеваться удобно и просто, петь, не нервировать себя свиданиями и исполнять свои дурацкие мечты.
Это будет завтра.
А сейчас я сижу у монитора с уютной чашкой в ладонях и читаю про декабристов, а волосы у меня пахнут хвоей и костром.
Я просто хочу запомнить этот момент

@темы: III мгновенья в зеркале, Зеленая Волна, стиль жизни

01:53 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Господи, а звезд-то, звезд! Стоять босиком на самом краешке подоконника, прямо над единственным на весь огромный проходной двор фонарем и заглядывать в мерцающее небо. Рядом плещется Пряжка. И тихо-тихо.

Собираю чье-то время с ветвей чтобы ронять звездами с мостов.

Молчи.

@темы: III мгновенья в зеркале

01:13 

Москва, первые сутки

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Потом-то я поняла, почему связного отчета по Москве у меня не вышло. Как можно написать что-то связное и стройное по этому городу? Пестрому, несуразному, слепленному без образа и подобия, несочетаемого и бессвязному. И этим - прекрасному.
Поэтому будут только эпизоды)

...Восемь часов назад из Питера, с дождем, холодом и шквальным ветром - и шаг в окутывающую жару Москвы, зеленую, с летящим пухом, горячим асфальтом под босыми ногами, ясную. Сокольники и брызгаться в фонтане и в солнце, закатав джинсы до колен, а потом - все глубже в парк, туда, где никого и только лес, есть заячью капусту и сидеть на земле. Удивительно чисто, дятел, валежник и кусты черники, самый настоящий, самый всамделишний лес прямо в городе...

...Пестрые, яркие, огромные дома и предчувствие дождя, и Воннегут на ровно остриженной ленте кустов, фигурное облако и внезапно маленький диплодок, и легкое разочарование в страшилках детства об огромных динозаврах, и Кенни, и странные создания, и цветущие яблони...

...Зашкаливающее количество символики на улице, от которой начинает уже передергивать, застывший воздух и по прямой - к легендарному театру Станиславского, внезапно почти камерному. Снять палантин с бедер и накинуть на плечи, высоко убрать волосы. Вечерние платья, костюмы. Кажется, так и нужно ходить в театры, и, кажется, нехорошо, что в Петербурге это отчего-то не принято, но внезапно неприятно. Слишком лицемерно, пожалуй. Слишком неуместно. Слишком привыкла ходить в театры не показывать себя, а смотреть спектакли. Мечта детства - театральный бинокль на шее. А потом - музыка насквозь и спектакль. Я же никогда не верила, что Мастера и Маргариту можно поставить хотя бы в чем-то равноценной великому тексту. Зря. Один из лучших спектаклей, что я видела. Но разбор - позже. А на эмоциях был только перевернувшийся мир и параллельная реальность сцены, и слезы - как тогда, на "Доме, который построил Свифт".
И еще - "Девушка, а можно вас", и по четырем ступенькам взлететь на сцену, к привычно бьющим в глаза софитам, на знакомый черный линолеум. И чувство зала, и переброситься шутками с актером к удовольствию публики, и понять вдруг, что я себе вру, что я буду безмерно скучать по этому ощущению другой реальности по эту сторону рампы, что я не хочу бросать выступления...

...Успокаивать безразмерность эмоции капучино, и любоваться фотовыставкой пейзажей на Тверской, и пешком к Патриаршим. По пустеющим к ночи улицам, смягченным неярким электрическим светом, и петь хором, и кружиться за руки, и цветы в шляпе, и крепкий чай из Дракошиного термоса. Бежать с палантином в руках, так, чтобы он развевался сзади крыльями. А помнишь, как узнала об этом впервые? Как была больница, и ночь, и никого даже на сестринском посту и можно было точно так же нестись по длинным-длинным коридорам босиком с сине-голубым палантином в руках?
И площадь у Лубянки, и белоснежные под светом пожекторов жемчужины дождя, вылетающие как из ниоткуда из ночной черноты. Прекрасный голос девушки Дезмонда, Китай-город, теплота улиц - и дело вовсе не в температуре. Вниз и за закрытую калитку, и идти тихо под рядом церквей, под пение птиц, смотреть за колыханием листвы там, вверху, у ограды, скользить взглядом по колоколам. Узко и вне эпохи.
Огромный, уже перекрытый в преддверии девятого мая мост, усесться на каменный парапет, болтать ногами и любоваться Кремлем и игрушками праздничных прожекторов. Кремль в огненном свете выглядит совершенно инфернально. Слушать куранты и соловьев, да-да, соловьев в самом центре Москвы. Простор и легкость.
И сидеть на скамейке на Болоте, пить чай и смотреть на небо и тюльпаны, и осторожно прислушиваться к притихшему Городу.
А потом - снова по стелющимся под ноги улицам, и светлеющее по диагонали небо, и головокружительные поцелуи, и рассвет, и алые огни отражением в мвд, и безумное количество цветущих вишен, яблонь и сирени, и пустые дороги.
Самая первая электричка только открывшегося метро, и залитый солнцем и зеленью огромный проспект, и скамейки, и густая трава.
Будет новый день. Счастье звучит именно так.



Нелепо, смешно, безрассудно, безумно, волшебно,
Ни толку, ни проку ни в лад ни впопад совершенно...

@темы: III мгновенья в зеркале, однажды в Москве, II реверсивная хроника событий

17:28 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Запись от 1 мая. Вытащено из блокнота)

Мне хорошо и странно.

Люди. Были рядом. Любили меня. Не надо было ничего делать, чтобы они любили меня или не забывали обо мне. Я нужна им.

И было это синее-синее небо, и играли Цоя, помнишь?
Солнце моё, взгляни на меня -
Моя ладонь превратилась в кулак.
И если есть порох - дай огня...


И толпа, которая обступила, смотрела и подпевала, а я - в другую сторону, над крышами, в небо. И было спокойно. И было истинно.


Быть мягче. Медитировать. Читать. Следить за тембром и интонациями.

Изменилась сегодня. Не знаю, почему. Тут и Гессе, и отпущенное, и ставшее неважным. Мне сейчас все равно, чем это все закончится. Хорошо то, что есть.

Можно теперь расслабиться. Можно молчать, улыбаться людям кончиками губ и слушать их. Любоваться ими. Говорить бархатным голосом. Ровно держать спину и спокойно складывать руки. Не нервничать. Я знаю. Меня любят - такой, какой меня видят. Осознание идет очень долго, не удивляйтесь.


Еще полступенечки вверх - спокойствие.


Эй, оборви этот траурный миг
пятый евангелист,
и опусти золотое перо
на времени белый лист,
и три эпохи, три круга пустых
вычеркни легким движеньем -
истраченный век уплывает в залив
вечной реки отраженьем.

Медный архангел города-сна,
из-под копыта рвется весна.
Белые скалы зимней реки -
городу мало вечной тоски...
(с)

@темы: III мгновенья в зеркале, Ее Величество кэцхен Катарина, стиль жизни

02:49 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Во второй раз пересмотрела "Три цвета. Синий", второй раз перечитываю "Сиддхартху", снова распахиваю окна. Вглядываюсь в густую синеву неба в разрывах облаков.

Останавливаюсь в сумерках на Сенной под этим небом и слушаю Люмен и Кино, что играет паренек на площади.

Происходит что-то очень хорошее. Очень правильное.
Мне спокойно. Я счастлива.

@музыка: Сплин - Выхода нет

@темы: III мгновенья в зеркале

00:41 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А вообще-то я очень люблю ездить в новеньких "Сканиях" у передней двери, у самого водительского места, облокотившись на передний поручень. Людей в салоне не видно, только окна большие-большие, просто огромные, кажется, что автобус и составлен-то их одних этих окон.

Чувствуешь себя на сафари. Честно-честно. Мимо проплывает город, мягко и быстро, асфальт совсем рядом, кажется: небольшой шаг в сторону и окажешься прямо на нем. Рекой плавно убегает назад, завораживает. Когда сможешь оторвать от него взгляд - любуешься домами, небом. Homo sapience в естественной среде обитания проползают на расстоянии вытянутой руки. Чистейшее стекло надежно защищает от возможной агрессии или проявлений любопытства отдельных особей. Так что можно спокойно наблюдать со своей максимально приближенной смотровой площадки.

Прекрасное времяпровождение, не правда ли?

@темы: Петербург, III мгновенья в зеркале, стиль жизни

00:14 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Была в Эрмитаже.

Сдала пальто, неуверенно глянула в зеркало. В первый раз я была здесь одна. Не до конца понимая, чего я ищу, но с сильнейшим желанием увидеть что-то на своем новом уровне восприятия. Сколько я здесь не была? Года три? Четыре?

Иорданская лестница в ремонте, поднимаешься по узкому белому коридору, от запаха краски чуть кружится голова. Залы, один за другим, вижу как будто впервые, неуемная пышность притушается огромными пространствами. Врезался в память Петровский зал. Алые потрепанные старинные ковры, потемневшее золото, имперское барокко и посредине всего великолепия, над троном - средних размеров картина. Петр, будто немного озадаченный, неловко себя здесь чувствующий, маленький какой-то, растерянный. Чужой и этому залу, и разворачивающейся за его спиной сцены. Не на своем месте.
Еще залы, один за другим, в Золотом хотелось танцевать, чуть снисходительно мудрый, по праву скрыто властный Суворов со смешливыми глазами восхитил, Кутузов совсем не умеет позировать и на всех портретах выглядит глуповато-потеряно, что так и хотелось взять его за руку и отвести домой, в штаб, а надменному Де Толли очень хотелось дать хорошую пощечину. Резные ларцы, хрусталь, мозаики, чаши... Я чего-то искала, но чего - пока не понимала.

Поняла - когда увидела. Через зал, совсем в другой стороне, чем та, куда я хотела пойти.
Полтора часа я провела в зале Рембрандта. Господи, ну неудивительно, что я никогда не жаловала живопись. За исключением Дали, Кандинского и еще нескольких товарищей, разумеется. Я просто не умела видеть. Не умела смотреть. Вживаться.
Рембрандт поразителен. Я никогда не побовала писать о картинах, и мне трудно подбирать слова, но, боги, какой это свет. Да не только свет, конечно. Просто - это надо видеть.
Я пока ничего толком не понимаю в живописи. Даром что на искусствоведа год проучилась). Вот когда научусь выражать восприятие словами, тогда и расскажу про Рембрандта и еще много про кого. Пока - только не вполне внятный, но кристально ясный внутри восторг.
Открытие нового измерения официально засвидетельствовано, тащите шампанское и пойдемте в Эрмитаж)

А картины все так и стоят перед глазами...

@темы: стиль жизни, III мгновенья в зеркале, VIII фронтальное окультуривание

00:43 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Запись от 17 апреля

Коммуникабельность, все-таки, творит чудеса. Подумала я вчера вечером, что хочу на крыши. Новые, мной нехоженные, интересные. Подумала-подумала, да и пошла искать разные возможности по котакту. Ровно через девять часов на выходе со Звенигородской меня ждал славный паренек-руфер, он же Доктор, он же Петр.
А потом были крыши. Высокая пожарная лестница, покатая серебристая жесть, трубы, башенки. Был густой-густой туман, плотный и безбрежный, сливающийся на горизонтах с серым небом. Иногда рваными обрвками переваливался через кровли и ластился к ногам. Это Питер, детка. И Город вокруг был на ладони, подернутый влажной дымкой, выходящий из этой вселенской серой воды и исчезающий в ней же. Шаткая приставная лестница, следующая крыша — еще этажом выше, а там — на квадратную башенку, что в густом тумане — личная высшая точка мироздания. Просто дышать небом, впитывая в себя до мельчайших деталей влажную панораму вокруг, и перебрасываться мало что значащими фразами. Сейчас значение имеет только то, что вокруг.
А потом гуляли, крыша за крышей, провода и покатые спуски, отвесные стены, по которым совершено непонятно как умудрялись спускаться и карабкаться, дворы-колодцы по кругу, балансировать на коньках. Не боюсь, точно знаю, что делаю, он видит это и тоже не боится за меня, только немного страхует иногда в сложных местах. Страшно, если честно, было один раз. И дело было вовсе не в трехметровой высоте без единой опоры по пути, с которой надо было аккуратно опуститься на шаткие кирпичики трубы. Не впервой. Но с напарником — первый раз. Наверное, вообще первый раз в жизни заставить себя целиком и полностью довериться другому. Всегда, что бы я ни делала в паре, и что бы я ни доверяла сделать другому, я знала, что если что-то пойдет не так, я все переделаю или сделаю заново. Только уверенность в себе давала уверенность в другом. А здесь — нужно было отпустить все, повиснув только на его руке. Дело вовсе не в том, что я боялась упасть. Я знала, что он меня не уронит, с такой же стопроцентной уверенностью, с какой он знал, что меня можно водить по опасным крышам. Дело было в самом факте безоговорочного доверия. В согласии на, пусть и ничтожно кратковременную, но собственную беспомощность.
Это продолжалось пару секунд. Потом я кивнула, улыбнулась, и отпустила второй рукой край крыши. Больше было не страшно.
Наверное, это был самый важный урок сегодняшного дня.

А потом — а потом и вовсе была сказка.
Небольшой прыжок - и уже на крыше семитажной заброшки, остова здания без единого этажного перекрытия, не считая чердака. На чердаке полумрак, тепло, идти след-в-след по хрупкому полу, без единого шороха - внизу охрана. Снова крыша, спуск по крутому наклону, упираясь в стенки, и через разбитые окна - внутрь. А внутри - светло и тихо-тихо, только воркуют голуби и изредка шумят крыльями. Отсюда не увидят ни жильцы противоположного дома, ни охранники снизу. Редкие звуки мягко перекатываются по огромному светлому пространству, перегороженному только узкими железными балками. Усесться на краешек, болтать ногами и пить горячий чай из термоса, негромко разговаривая о чем-то важном. Любимый мой а-ля пост-апок. Когда просто забываешь о том,что где-то есть другие люди. Просто разрушенный дом, голуби и горячий чай. Абсолютное умиротворение. Дело ведь уже давно не в экстриме. А вот в таком вот единочестве.
Мы уйдем так же, как и пришли - по крышам, мы будем вдыхать потрясающий запах чердачного гравия и смотреть на город из узких окон, мы будем брести долго-долго по абсалютной чердачной теплой черноте и быстро сбегать вниз по неожиданно открытой лестнице. Но что-то очень важное и очень главное останется там, в тишине спящего дома.
Нет.
В нас.


P.S. Предупреждаю сразу, чтобы потом обид не было: я пообещала господину руферу, что на эту крышу водитьникого не буду, и сама подниматься буду не чаще двух-трех раз в месяц. А обещания я держу.

@темы: II реверсивная хроника событий, III мгновенья в зеркале, Петербург

03:29 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Каждый день умирать и воскрешаться, плавясь в потрясающей красоте и полноте своего Города. Каждый день влюбляться заново, замечать новое, чувствовать его по-другому. Он ни на секунду не может надоесть.
Петербург просыпается, весна.

Сегодня на площади Сахарова, под плетением больших уличных ламп на сетке проводов, так похожих на елочные игрушки, разметавшиеся по ковру, острый восторг прекрасного - прямо насквозь. Весенний легкий плащ, поднятый воротник.
По узким улочкам - к любимой "Маме Роме". И. вместо привычного темного зала с потолком - кирпичным расписанным сводом и коричневыми диванами - выберу другой: легкий, светлый, с клечатыми скатертями, камином и желтыми светильниками. И с чудесной итальянской музыкой, тоже светлой и лиричной. Почему-то одна я всегда прихожу сидеть сюда, а не в не менее любимый "Зум". Не менее, но по-другому. Хотя там и чудные книги, и картины, и стеклянные столики, и шахматы, и вкусная почему-то недорогая еда, но оно слишком... Шумное, наверно. Слишком популярное. В "Роме" редко бывает много народу, в первой половине дня она почти пуста. Еще "Зум" слишком пестрый, чтобы сидеть в нем одной. Официанты с косичками и дредами, в разноцветном, пестрые книги, пестрые люди. Это все очень славно, но оно слишком ярко индивидуализировано, чтобы дать безграничный воздух размышлению и ощущению. Они все время есть, а "Рома" как бы растворяется в тебе полуфоном. Еще - я так часто приходила сюда одна, что для меня ее залы наполнены моими мыслями, моими озарениями, моим вдохновением. Когда-то небрежно выпущенными, и до сих пор рикошетящими от стен.
Уселась у окна, заказала горячий шоколад, отодвинула белоснежную занавеску. И залюбовалась тихим перекрестком, сияющим сквозь провода золотым крестом, венчающим уже отряхивающуюся от лесов колокольню. Долго не могла понять, откуда же это явственное ощущение полусказочного-полуевропейского города. Не говорите, пожалуйста, что это потому что Питер и есть европейский и почти сказочный. Я никогда его так не вопринимаю. Разбиралась в ощущениях, копалась в памяти. А потом постепенно прояснилось. Да я ведь в том самом заветном городе мечты моего детства. О котором грезилось, снилось и сочинялись сказки. То самый: с чистыми тротуарами, голубями на карнизах, приветливыми прохожими, вымощенными узкими улочками, неяркими цветными домами, плоскими крышами, извилистыми речками, такими разными дворами, красивыми машинами, красивыми людьми... То самый, оторванный от всего мира, живой, любящий и любимый. Только тогда, в детстве, я не очень-то, признаюсь, любила Петербург. Да и были это лихие девяностые. И все мои мечты и сказки, хрустящие, как вафли, и пахнущие морем и неведомым марципаном были, как мне казалось, про какой-то выдуманный европейский город. В который я, конечно же, никогда не попаду, но про который буду рассказывать своим детям.
А здесь, в облаке тихой музыки, рядом с кадкой герани на подоконнике, я вдруг отчетливо осознала, что я - в нем. И не просто оказалась - я в нем живу. Дышу. Творю. Люблю.

Наслаждение и растворение в чистом, неперерекемом виде. Там, где заканчиваются слова.
Бесповоротно счастлива.

@темы: пафосно, III мгновенья в зеркале, Петербург

02:54 

О старых и новых друзьях, досках и ваннах, прогулках и одном православном празднике

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Все разом пинают меня дописывать московский отчет, а я все брыкаюсь. Ну будет он,будет. Просто книжки уж очень интересные вокруг ноутбука валяются)

А пока много и разного про сегодня. Ибо жизнь, черт ее побери, восхитительна.

День мой начался с бодрого перетаскивания на пару с отцом советской чугунной ванны через всю квартиру. Впрочем, закончился он этим же. С приличествующими шутками, смехом и слегка потянутой спиной, ибо 114 килограмм, хоть и на двоих, это не совсем идеальный вес для утренней зарядки. Еще нам наконец-то доставили доски и мы с отцом теперь будем не менее радостно достраивать библиотеку в коридоре. Счастлива безмерно, а то пилы с шуруповертом с лета не видела и ужасно соскучилась. Еще семейным кворумом решили, что по моему эскизу рабочего стола купим досок и я, наконец, смастерю все, что мне нужно. Арррр, мое счастье пахнет опилками ^_^

На траектории моего полета к месту встречи с Ярмилой (которая внезапно была назначена с утра) меня ждал еще один сюрприз. Вернее, не ждал, а вполне себе бодро шел с вечным альтом за плечами. Милая Катенька, когда-то лучшая подруга. Тот самый Асприн, Сейлоры, Лидия Чарская, мороженое во дворах, кэпсы за последней партой, третьи "Герои" после школы, споры "на слабо" и длинные рассказы без начала и конца - это все было с ней. И, занаете: то, что было искренне - оно не исчезает. Я даже не могу сейчас вспомнить, почему мы разошлись. Да это уже давно неважно.Мы были безмерно рады, узнав друг друга чуть ли не с разных концов улицы. Да, мы не виделись лет пять. Идиотские улыбки до ушей и радостное: "Ну, как ты?". И, после нескольких слов, не сговариваясь, восторженное: "Как я горжусь тобой" почти хором. Катенька, моя девочка играет в оркестре Мариинки. Невероятно. Недавно работала с Гергиевым. Какая умница, какое счастье. Ее упорство, ее работоспособносоть, ее любовь к своему делу - она заслужила это. Помню, как она переживала, когда переходила со скрипки на альт (когда? классе в седьмом, наверное), как бережно относилась к инструменту, как время занятий было священно... Чудо мое, солнышко, а ведь она еще Консерваторию пока не закончила, заочно учится... Летать хочется после таких встреч, честное слово.

Ну а потом была Петроградка наугад с чудесной Ярмилой. По улочкам, проспектам, через мосты: - А кто из нас ведет? - Ну уж точно не я... - И не я тем более...
читать дальше. Про прогулку и сопутствующее

Ах да. И чуть не забыла, про Пасху. Знаете, ко мне вчера на занятие прибежали радостные дети и поздравили с наступающим праздником. Я спросила их, а что за праздник такой Пасха. Дети сообщили, что это "когда яйца красят". Я спросила, почему яйца красят. Дети резонно ответили "потому что праздник". Больше ничего я добиться от них не смогла, пришлось провести краткий ликбез по христианству.
А ведь они еще и освящать яйца почти все ходят. Я честно побоялась их спрашивать, зачем они это делают и что это означает.
Так вот. Если для вас этот праздник не является просто очередным поводом для веселья, если для вас важна концепция христианства, если вы соблюдали Великий Пост - не физически, а морально, если освящаете куличи - пусть не в церкви священной водой, а хоть дома музыкой - но с трепетом в душе, если чувствуете духовную силу этого дня - со светлым праздником Великой Пасхи вас, друзья.
А остальных очень прошу не выебываться иметь уважение к чужой вере.
Извините)
И будьте счастливы. С широко открытыми глазами.

@темы: V точка зрения, III мгновенья в зеркале

02:21 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Только вчера Сойх рассказывал про шоколадный гель для душа, а сегодня мне совершенно внезапно дарят "кофе" Ив Роше. Мироздание всегда поддерживает правильные начинания.


Сегодня вечером - ванна. Впервые за последние лет семь. Теплая-теплая, почти горячая, много морской соли и пены. Только свечи и джаз. Вода внезапно в тюльпане на изящной черной ножке. Я невыносимая эстетка, знаю. Головокружительный аромат кофе, наконец-то расслабляющиеся мышцы, совершенная нега.
Белые хлопья пены на черной ножке.
Это действительно рай, господа.

@темы: III мгновенья в зеркале

13:36 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
За окном медленно, но вполне себе уверенно валит снег, демонстративно игнорируя все утверждения о весне и марте.
Как всегда утро на журфаке наинается с газет "Метро" и гремучей смеси разговоров о политике, рабочих материалах, последних общажных гулянках, "Алисе" и прочих, прочих, прочих. В аудиториях светло и жарко, открываем окна и ворчим на духоту, по столам раскидан Фаулз, Манн, Кафка, Голсуорси, Хаксли, Гессе и Пруст. Да, двадцатый век по литературе.
Уютно здесь.

@темы: III мгновенья в зеркале, журфак

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная