Записи с темой: iii мгновенья в зеркале (список заголовков)
23:03 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я иду по вечернему Невскому, на меня падает дождь, я снимаю шляпу. Дыхание перехватывает от осознания того, что это все - со мной. Всегда со мной. Дождь гладит меня по волосам.
И это прекрасно.

Я - в который? - раз стою перед Рембрандтом и пытаюсь объяснить, что я в нем вижу, Лосю, и слезы на глаза наворачиваются от беспредельной красоты, чистоты, теплоты и беспредельной принимающей силы его света.
И это тоже прекрасно.

Я отказываюсь идти на Довлатова, как бы я его ни любила, я понимаю, что слишком устала для чего-то еще, иду в Циферблат и сижу на подоконнике. Я дышу. Я отдыхаю. Я пью зеленый чай с ромашкой и прижимаюсь лбом к стеклу.
И это тоже прекрасно.

Я прихожу домой с насквозь мокрыми ногами, и волосами, и вообще вся насквозь, забираюсь в горячую ванну с пеной с травами, пью горячий чай с медом и читаю прямо в ванне муми-троллей.
И это тоже прекрасно.

Я не знаю, как правильно жить, учить, воспитывать детей, учиться, любить. Я понятия не имею, как правильно оценивать что бы то ни было на этой планете или любой другой.

Но я знаю, что, когда тебя просят о помощи, стоит помочь.
Когда ты устал, стоит отдохнуть.
Что стоит накормить голодного.
Что стоит обнять одинокого.
Что стоит любить то, что ты делаешь.
Что стоит любить тех, кто с тобой рядом.
Что стоит говорить только правду.
Что стоит прощать - всегда.


Мир становится как-то проще, что ли, легче и - не понятнее, совсем нет, но ты принимаешь его целиком. И он становится на еще одно измерение прекраснее.

Лось пишет мне на форзаце "Муми-троллей":
"Можно лежать на мосту и смотреть, как течет вода. Или бегать, или бродить по болоту в красных сапожках, или же свернуться клубочком и слушать, как дождь стучит по крыше.
Быть счастливой очень легко".
И говорит: "Мне кажется, это про тебя".

Мой путь все строже и прямее.
Но он все равно в красных сапожках по болоту.

@темы: стиль жизни, глазами друзей, IV мое зрение, III мгновенья в зеркале, I inside and up

00:07 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Меня окончательно разбаловали напитками, мало того, что я уже много лет пью только хороший или очень хороший алкоголь и две-три марки воды, теперь мне и "Гринфилд" невкусный, и дорогущий мой молотый кофе не годится, и "Море чая" тоже не дотягивает. Вот все детство пила бурду "Принцесса Нури", и как-то не жаловалась, а тут вот те нате, принцесса на горошине)

По этому поводу Рос учила меня сегодня совсем вкусно заваривать кофе в турке, а из "Унции" притащены ароматные пакетики с чаем и кофе.

Долго выбирала ей какой-нибудь сюрприз в "Елисеевском", и в итоге все равно не нашла ничего лучше, чем здоровенная клюква в плетеной корзиночке, ну что за дела)

Орлик замечательная, мы поем и идем куда-то по улицам, болтаем о разном и как будто уже знакомы давным-давно, она говорит, что я очень подхожу Питеру, а он подходит мне, я смеюсь и формулирую странности, а у нее рыжие волосы и совершенно замечательная сумка, и говорит и улыбается она так же, как и поет - очень честно и искренне.

Имичка ласково говорит: "Ты самая странная из моих кузин", а Рос добавляет - "И из моих родственников", я счастливо утыкаюсь в них и говорю: "Так меня еще никто..." "Не любил?" - подсказывает Ими. "Точно" - смеюсь я.

Я пропадаю в чудном книжном с мини-кофейней, собраниями сочинений и заставленными книжными полками до самых-самых пятиметровых? семиметровых? потолков, а дома заказываю на Озоне сразу восемь книг - одну по религиоведению, одну по литературоведению, еще одну Бибихина, а еще Воннегута, Дюраса, Голдинга, Во и Фаулза.

И мне как-то так, пожалуй)


@темы: Тебе не кажется, что мы только что обменялись ржавыми гайками?, Семья ^_^, III мгновенья в зеркале, в нотах

23:14 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Кэтичка и общество. читать дальше

Сбежала-таки, пошла гулять по вечернему городу, светлый Мариинский дворец, высвечивающийся на фоне черного неба, ровно над которым висит огромная белоснежная луна, совершенно прекрасен, как вообще подсвеченные здания, взрезающие глубокую черноту, и да, сбылась мечта идиотки, я могу стоять на набережной, пить горячий ароматный чай из чудной термокружки и любоваться на небо и воду, на смешение цветов в ряби - сколько разглядишь? - и все это невозможно совершенно идеально, а в замечательных вкладышах AKG не слышно ровно ничего из окружающего шума, только чистый город, мягкий свет и музыка, дороги пустынны и широки, лед похрустывает под кроссовками.

Дело не в шляпе. Дело в карманах. (с)
запись создана: 27.10.2012 в 21:42

@темы: стиль жизни, пешком по тротуарам, Петербург, III мгновенья в зеркале

01:41 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Строгая нейтральность Black&White и хороший кофе.
Говорить с преподавателями смежных по работе с телом дисциплин - всегда отличный толчок, будь то боевые искусства или театр. Другой угол зрения раскрывает иную перспективу и иные взаимосвязи. Заставляет мозг работать в ином ключе.
А мне, пожалуй, хорошо, я уже и забыла, как это - разговаривать с людьми. А с формулированием и обсуждением с кем-то другим на свет вылезают те подводные камни, которые сам с собой не увидишь. Не всегда приятно, но всегда полезно.

Юбка совсем в пол, шуршит, по лестнице подниматься - подбирать аккуратно, если ветер - сзади шлейфом. То самое.

На вечерней пешеходной линии уличный музыкант играет джаз на саксафоне. Джаз растворяется в темном желтом воздухе так органично, словно бы это просто звучит сам город, а церковь Ксении Блаженной светится в черном небе. Скоро будут звезды, а мы пока идем к Неве, чтобы стоять перед раскинувшейся светящейся гладью, вырастая из гранита, и пить кофе с виски из высоких черно-белых бумажных стаканчиков. И давать вечернему городу течь насквозь.

По приходу домой я выбрасываю ровно треть вещей. На этот раз уже оставив только действительно самое-самое.
Если я выдержу ту жизнь, которая растет через меня, если я дам ей дышать - уже совсем ничего не страшно. Уже давно ничего не страшно, но так - совсем насквозь.
Райдо.



@темы: I inside and up, III мгновенья в зеркале, в нотах

01:44 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я стою на широкой улице в двенадцать ночи где-то недалеко от Кирзавода, понятию не имею, как добраться домой, желтый свет фонарей густеет, как бывает только в самом сердце осени, а из темного неба мелким белым жемчугом начинает лететь дождь, совсем как когда-то тысячу лет назад в Москве недалеко от Китай-города; я запрокидываю голову, а плеер в случайном порядке выдает мне "Listen to the rain" Энии, и я танцую - через время, в этой моей константе, и все это как-то... правильно до дрожи.


Скачать Enya - Listen to the Rain.

@темы: III мгновенья в зеркале, в нотах

14:21 

Есть вечное)

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А еще я вдруг вспомнила, что будут еще месяцы и месяцы впереди, будут разговоры на полночи, электрички и сосны, будет Урал и сестренка с дочкой, будет новогодний Таллин и Балтийское море, будут книги взахлеб и будет Соечка, будут концерты и сотни километров асфальта под ноги и еще тысяча вещей - вдруг разом вспомнила, и дыхание перехватило разом.
Впрочем, я уже когда-то про это писала)

Сентябрь 2010, если не ошибаюсь

Ищут землю фонари,
К небу тянется свеча,
На снегу следы зари -
Крылья павшего луча.

Что же, вьюга, наливай,
Выпьем время натощак.
Я спою, ты в такт пролай
О затерянных вещах.



Ты знаешь, мне смертельно надоела политика. Мне неинтересны экономические модели и я даже больше не хочу получать второе высшее техническое. И Зенит— Сатурн 6:1 - это, конечно, было красиво, но не мое.

Знаешь, скоро наступит октябрь и придут дожди, и мы будем шлепать по лужам под зонтиками, пить эрл грей, носить черные перчатки и читать друг другу Бродского. Мы будем играть в шахматы в ГЭЗе, собирать кленовые листья в букеты, наблюдать, как небо опускается к самым крышам и сочинять рассказы на пару.
Потом придет ноябрь, и мы будем лазать по заброшкам, гулять по кладбищам и привыкать к серо-черному, бесшумно перелетать через заборы и идти - три шага вперед, два назад, неизменно выигрывая один. Мы будем кутаться в теплые свитера и молчать глазами, просыпаться по утрам от холода - окна-то все еще открыты, спорить на подоконниках о Ницше, готовить глинтвейн и ходить на черно-белое немое кино.
А его сменит декабрь, мы будем скакать на лошадях по первому снегу, смеяться в морозный воздух и ждать узоров на окнах. Ходить за новогодними подарками шумной толпой, тут же не выдерживать и дарить их друг другу, и я обязательно прочитаю тебе "Голубую стрелу". Мы будем жечь рождественские свечи, считать елки из окна маршруток и я научу тебя любить Новый год.
Внезапно наступит январь, и вода Города укроется под толстым слоем льда, а мы будем гулять по этому льду, по рекам и каналам, почти не поднимаясь на тротуары, валяться в снегу и кидаться снежками, встречать поздний рассвет прямо посередине огромного снежного поля дельты Невы и ездить на электричках в Павловск, захватив термос с горячим чаем, а вечерами сидеть в "Стауте" с темным и, конечно же, Captain Black и слушать живую музыку.
А в феврале пошлем всех к черту, будем гонять на байках, гулять по крышам, спорить о религии взахлеб, загуливать лекции и опаздывать на работу, ложиться под утро и я подарю тебе осень, которую три месяца назад спрятала в раскрытых ладонях.

Мы будем смеяться, петь на улицах, дарить друг другу музыку и цветы просто так и оставлять их на набережных, танцевать, бродить по выставкам и срывать голоса на концертах, дурачиться, прыгать на оставленных кем-то классиках, читать запоем, срываться с утра стопом, ходить в театры и сидеть на полу перед сценой, варить друг другу кофе и укутывать в плед, подкалывать и вдохновлять, и спорить, и слышать, и заботиться, и прощать сразу все авансом и оптом - потому что понимать, сходить с ума и делать глупости, кормить голубей с рук, ходить по перилам, будить друг друга по утрам телефонными звонками, петь хором, делать подарки без повода...

Мы будем просто живыми.


Играй, как можешь сыграй.
Закрой глаза и вернись.
Не пропади, но растай,
Да колее поклонись.
Моё окно отогрей,
Пусти по полю весной.
Не доживи, но созрей,
Ты будешь вечно со мной.



запись создана: 28.09.2010 в 17:59

@темы: стиль жизни, в нотах, Семья ^_^, III мгновенья в зеркале, I inside and up

11:05 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А это, кажется, моя любимая фотография меня из всего лета.

Самое первое утро в Москве, мой поезд приехал что-то около шести, сияющая площадь трех вокзалов слегка сжимала сердце, у метро встречал Феликс и через огромный парк 50-летия октября, почти прохладный таким утром , с распускающимися водными лилиями, шли пешком, а потом вверх, и вверх, чтобы он, огромный, лег под ногами, а потом была длинная-предлинная полоса только-только положенного асфальта, я со всех ног, смеясь, побежала по ней, а потом кружилась, кружилась, кружилась, раскинув руки и запрокинув голову, был первый день необъятного августа, и все - совершенно все - было возможным.


@темы: III мгновенья в зеркале, Кэти как украшение интерьера

00:50 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я смотрела с бабушкой "Храбрую сердцем" в кино, гуляла пешком от Озерков до Невского, мыла пол в комнате Рос под посвистывание Феликса, собирающего икеевский комод, попадала под дождь, и, пока люди прятались под капюшоны и раскрывали зонтики, снимала шляпу, смеялась и распускала гриву, каталась на красном трамвайчике, пила отличный виски с Рос и жарила хлеб на огоньке зажигалки, и все, что я могу сказать по этому поводу:
К черту все лишнее,
Тратить жизнь стоит только на совсем родных,
Не гулять такой осенью - грех,
Шпалы по-прежнему бесконечны, даже если кончаются, и это главное.

Светлых)

@темы: III мгновенья в зеркале, Тебе не кажется, что мы только что обменялись ржавыми гайками?

23:29 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
По-моему, Мироздание решило, что затворничество - это не совсем наш выбор)

С утра гуляла Рысеньку (мне давно подозревается, что с моими московскими друзьями я вижусь чаще, чем с большинством местных камрадов), улицы куда-то вели и заворачивали, юбки шуршали, дворы глядели заинтересованно, провода звучали ритмом. Осели в Зуме, спокойно и вкусно, странная деньрожденческая открытка - плелась из слов, которые звучали в голове, сама разберешься, о чем оно и зачем, Таро по столу.
Машинально смотрю на телефоне на часы, кладу обратно.
- И сколько времени?
Пожимаю плечами
- Понятия не имею, на моих - четыре часа ночи
Рысь смеется
- Я уже говорила, что тебя люблю, да?
А еще дарит мне книжку со сказками на ночь. Теплыми.

Не успеваю дойти до дома - звонит Феликс, "Я подъезжаю к Балтийской, тебя можно выловить?"
Я ворчу про лениво и устала, он доходит до дома и вручает мне, выскочившей с деревом в одной руке и морковкой в другой, "Ноту двойного доверия", я, конечно же, не удерживаюсь, и стебусь над этим ближайшие пять минут, но чертовски приятно, и мы доходим до Невы, за которую садится солнце, видим в облаках чайку, лосенка и дракона, говорим о важном, на окнах и шпилях золотые отблески, добредаем до "Щелкунчика", где сегодня Рос, отдаю ей дерево, пытаемся играть в "Контакт"...

Люди - это совсем непонятная трата времени, с одной стороны. И "Локи, ну нафига?"
Но, с другой, те, с кем можно молчать и просто быть, чтобы становилось капельку легче - это бесценно.
Потому что иначе совсем тяжело.

@темы: II реверсивная хроника событий, III мгновенья в зеркале, Семья ^_^, пешком по тротуарам

11:01 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров


Это был самый первый день, до головокружения захватывающая высота башни Олевисте и впервые внезапно раскинувшееся за поворотом кровли море.
Кажется я замерла там, у перил, на полчаса, не меньше. Кажется, я плакала.
Морской ветер в волосы.
И "The Promise" на повторе.

С тех пор она звучит для меня только одним: набегающей морской гладью и полетом чайки над Балтикой.


@темы: III мгновенья в зеркале, в нотах

00:54 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ты садись, садись.
У меня есть охапка вереска, керосиновая лампа с живым огнем, подушки, деревянный подоконник.
Я по-прежнему рассказываю здесь сказки.
Я по-прежнему проживаю здесь свою жизнь.
Все остальное время - гуляю, работаю, сочиняю, танцую, любуюсь - все, что угодно, я тону в происходящем здесь-и-сейчас, но проживаю жизнь я неизменно здесь. Утыкаюсь лбом в оконное стекло и моя жизнь течет сквозь меня вся целиком, вся, как она есть, несуразная, трудная, с ее вечным горением пути, с ее глупостями...
Недавно у меня ночевала Рос и мы полночи трепались о восприятии жизни, литературы, искусства вообще и прочего. В какой-то момент я вдруг почувствовала то, про что она говорила, и резко поднялась на локте на подушке:
- Стой, то есть, ты просто живешь?
- Ну да...

Никогда не то, что не умела - даже в голову не приходило. Inside and up - как единственная цель и единственный повод дышать и что-то делать. Нет, не работа, не учеба, не карьера, не родители, не гедонизм, не интерес ради интереса, не социальные установки, не что-там-еще-бывает, только одно: inside and up. Вне пути нет ничего.
Всегда - сколько я себя помню.


Я по-прежнему рассказываю сказки. Это дорогого стоит. Мягким, бархатным голосом я рассказываю сказки людям, которых нет со мной. Кладу руки на плечи и легко целую в лоб.
Кто знает, может, сегодня их сны будут светлы.

Садись, у меня есть охапка вереска и живой огонь.
И много, очень много сил. На тебя их тоже хватит.

@темы: I inside and up, III мгновенья в зеркале, IV мое зрение, Восемь тысяч вольт под каждым крылом, из писем

23:22 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Что может быть прекраснее утром в воскресенье, чем русский характерный танец. И еще несколько часов плясок - классика и стрейчинг, семинары повышения квалификации такие семинары повышения квалификации)

Вообще народный танец, особенно не характерный, а "народный-народный" жутко нравится, на самом деле. Не говоря о круге, о чувстве плеча, об этом духе соборности, это не синхрон коллектива, это внутренний синхрон, это обращенность не к зрителю, но к друг другу, автономность переживания, поделенная на танцующих, еще ритм. Архаичный, древний ритм, ритм как основа. И что-то еще, что я пока не могу уловить.

После семинаров вдруг встретил Феликс, накормил, погулял, потащил вы Циферблат, сделал массаж и вообще радовал всячески. Потом вдруг оказалась на дне рождения мамы Тайчика. Потом не менее вдруг вытаскивали сломавшийся ключ из ставни в Щелкунчике с Рос. Как было сегодня замечено "и зачем составлять планы, если все равно все получается... как получается".


Но совсем настоящими была та пара десятков минут, когда совсем вечером с братом пропускали автобусы на остановке один за другим и пили кофе. Осень все-таки.

У меня интроверт, причем в острой форме, я совсем (или почти совсем) никого не хочу и не могу видеть и общать, когда-нибудь пройдет, но пока так.

Как я уже как-то писала, осень можно пережить только в одиночку. Вернее, прожить. Насквозь прожить.
Все прочее - блеф.

Вода и листья.

Ну вот, наконец - то,
дождливый сентябрь
Ну вот, наконец - то,
прохладная осень
И тучи повисли
косыми сетями,
и кончился месяц
под номером восемь.




читать дальше

@темы: III мгновенья в зеркале, Семья ^_^, Тебе не кажется, что мы только что обменялись ржавыми гайками?, в нотах

01:25 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Фишка в том, что никакой фишки нет.
В мое окно ярко светит Большая Медведица.

У меня есть не так много.
У меня есть несколько людей, которых я люблю куда больше, чем себя или что бы то ни было еще.
У меня есть музыка и танец.
У меня есть пять мужских рубашек, любимый домашний свитер и песок с берега Балтийского моря. То ли пятилетний, то ли четырехлетний, сама уже запуталась, опыт работы. Возможность сесть на подоконник со свечкой и смотреть на Большую Медведицу. Честность сказать правду.
У меня есть бесконечно много.

Меня так много, потому что я имею дурную привычку закрывать собой дыры в мире. И успокаиваюсь я только если у меня совсем не остается сил, или как сейчас - когда я чувствую гармонию. Бесконечную льющуюся гармонию. И тогда ничего не надо латать, можно просто дышать.

Я не так уж грешу выборочным зрением, как кажется. Я вижу все то, что называется грязью жизни, с предельной четкостью, с той же четкостью, что я вижу чистоту. Просто я принимаю все. И, по возможности, стараюсь сделать с этим всем что-то хорошее.

Я пока не поняла, зачем мне столько лет жизни. Но это отнюдь не самый тяжкий вопрос на этой планете. Пока мне есть, чем - не заполнять, но наполнять дни - можно жить потихонечку дальше.

Фишка в том, что никакой фишки нет.
Просто я каждый день рождаюсь заново.



Закрылась дверь - он вышел и пропал,
Навек исчез ни адреса, ни тени.
Быть может просто, что-то он узнал
Про суть дорог и красоту сирени.
Пропавший без вести, скажи, как мне найти,
Открыткой стать и выбраться из сети.
Пропавший без вести, растаявший в пути
Всеперемалывающих столетий.

Я замечаю, вижу - ты везде,
Лежишь печально снегом на аллеях.
В листве сырой, в растрепанном гнезде,
На мертвых пулях и убитых целях.

Пропавший без вести, я где-то замечал
Твои глаза улыбку и походку.
Ты, исчезая, что-то мне кричал
О злой любви и требовал на водку.

Пропавший без вести,
Я назову тобой дорогу.
Пропавший без вести,
Я назову тобой дорогу,
Я назову тобой дорогу,
Я назову тобой дорогу

Пропавший без вести смешал весь этот мир,
Добавил в сущность ложку человека.
Без наготы, без ксивы и квартир,
Лишь на секунду выпавши из века.

Пропавший без вести, ты знаешь обо всем,
О том, как выйти за приделы смысла.
Не воскрешен, но вечен с ним и в нем,
Уничтожаешь формулы и числа.

Жизнь дорожает, выбившись и сил,
Зализывает раны после драки.
А ты на этом полотне светил,
Мне подаешь таинственные знаки.

Пропавший без вести, я знаю – ты живой,
Вас миллионы бродят между нами.
Смотрите на могилы с номерами,
И на свой путь, очерченный прямой.

@темы: VI портрет в интерьере, в нотах, III мгновенья в зеркале, стиль жизни

10:42 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Буду по утрам разбирать по чуть-чуть фотографий)
Начало рандомное.

До этого берега из Старого города идти минут пять, и в основном через парк. В самый первый вечер я прихватила с собой немного вишневого ликера на случай, если замерзну, и направилась прямо туда.

Как и везде на "городском" побережье, удивляло почти полное отсутствие людей и мусора. И густая не вытоптанная трава, уже заколосившаяся и перемешанная с полевыми цветами.



читать дальше





@темы: II реверсивная хроника событий, III мгновенья в зеркале, осколки

18:48 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Когда-нибудь я должна была об этом написать.


Знаешь, когда я умирала, была ночь. Глухая зимняя ночь -хотя, кажется, по календарю уже наступила весна. Но ведь ночь темнее всего перед рассветом, ты знаешь. Я помню только холодную зимнюю ночь, и снег, и мне даже еще не успело исполниться девятнадцать.

Знаешь, когда я умирала, я была одна. Совсем одна - хотя, наверное, нет, но я не помню никого рядом. Я помню залитую желтыми огнями Фонтанку и полет кареты "Скорой помощи".

Знаешь, говорят, умирать страшно, умирать в восемнадцать еще страшнее - не верь им. Умирать вовсе не страшно, умирать хорошо. Умирать спокойно. Я сказала, что была одна? Да нет. Мне было тепло. Нет, дело не в жаре - кажется, что-то около сорока, мне было душе тепло в эту морозную ночь в холодной Скорой, когда я уже знала, что вот-вот умру, если они не успеют.

Знаешь, кажется, мне было все равно, увижу ли я завтрашний день. Я так устала, я так устала нервничать и переживать, я устала успокаивать, я устала от неопределенности, я устала от одиночества, я устала от свалившихся тогда на нас несчастий, я устала быть опорой, я устала - просто устала, а здесь было тепло и спокойно, и покой был высшей наградой и высшим благом.

Знаешь, мне иногда кажется, что я так и замерла в том последнем мгновении, так и лечу вдоль ночной Фонтанки - всегда в последний раз, всегда одна. И мне тепло и морозно в этом последнем полете.

Знаешь — многое по-другому, когда с ясностью вчерашнего дня помнишь, каково это - умирать в восемнадцать в холодную зимнюю ночь.

@темы: III мгновенья в зеркале, VI портрет в интерьере, перелистывая время

23:11 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
И ты идешь по вечернему Невскому, мокрому от дождя, и в тебе плещется Балтийское море.

Просто - ты вернулся домой. И что-то.. да нет, не встает на место. Просто мир внутри тебя защелкивается в сферу.

Выхожу - купола золотые, подворье.
Старой паперти вечер коснулся рукой.
Звезды сыпятся, небо, усталое взморье,
Посылает в привет нам дождливый прибой.

Тихо кружит листва. Еще лето. И все же
Кто-то рушит устои, а кто бережет.
И юродивый ветер крадется по коже -
Все проходит, но что-то уже не пройдет...
(с)


Ты легко идешь, едва улыбаешься, и в тебе плещется Балтийское море.

@темы: I inside and up, III мгновенья в зеркале, VII свое - чужое

02:24 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
И вот я иду по Китай-городу, стремительно темнеет, я понимаю, что только что была в нашем соборчике, купила себе католический крестик, как и хотела, даже освятила его, и потом мы сидели с Соечкой на ступеньках и было хорошо, и после этого по-хорошему надо садиться в поезд и уезжать, я здесь целых пять дней, целую вечность, мне надо домой...
А поезд только послезавтра в девять, и я растеряна, совсем не понимаю, что мне с этим делать, что делать с этими двумя днями и как их пережить, я выхожу на Чистопрудный, дохожу до музыкантов и растерянно опускаюсь на поребрик, который здесь бордюр, уже поздно и пора домой, но никуда не хочется и вообще непонятно, что дальше делать.
Но ребята вдруг начинают петь "Черного кота" (ну, помните, который "жил да был черный кот за углом, и кота ненавидел весь дом"), и я смеюсь в голос, подбегаю к ним, оставляю вещи и танцую, танцую от души, и дальше, песня за песней, в полную ногу, в полную душу, до последней - "Музыканта" Воскресенья, и столько людей подходят, благодарят искренне и бескорыстно, обнимают и зовут ангелом, и музыканты тоже, и я все-таки сделала этот вечер я них немного лучше и немного искреннее, они такие счастливые и такие радостные, а я иду и сажусь на кстати подкативший третий трамвай, поднимаюсь на приступочку и высовываюсь в окно чуть ли не по пояс, и мы едем, и едем, мимо монастыря и железной дороги, храмов и улочек, сталинской высотки и Обводного, а трамвай даже почти не притормаживает на остановках, как может только самый последний ночной трамвай, и внутри никого, кроме меня, а мне ветер в волосы, наконец-то ветер, как я соскучилась по тебе, и мы несемся с горки, и луна...

Чуть меньше двух дней. И, кто знает, чем они могут стать.
На все воля твоя.


@темы: III мгновенья в зеркале, в нотах

08:43 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А там был пожилой уличный музыкант на Невском, который пел мне свои песни и рассказывал истории, Катерина, где слова сами собой складывались не в молитву - в благодарность, открытая терасса Галереи кофе, где был прекрасный Борждиа и шоколадно-банановый торт, и над головами горел закат, и огромная, желтая луна прямо над Галереей, на которую долго неподвижно смотрели, крепко взявшись за руки. А между - долгий путь в фирменном поезде, и ни на минуту я не смогла сомкнуть глаз от беспредельной, льющейся любви ко всему живому, так и пролежала семь часов на своей верхней полке, улыбаясь и тихонечко смеясь, и завороженно наблюдая, как медленно встает над густым низким туманом солнце. А здесь - площадь трех вокзалов, уже почти родная, и шпили в небо, и солнце, и хорошо, как хорошо, и красная ветка, почти как дома, и тоже почти вертикальная, и в который раз перехватывает дыхание, когда метро выныривает на солнце над блеском реки.
А живу - прямиком через огромный и прекрасный парк 50-летия октября, где озеро, и речка, и холмы, и иван-чай, и полынь, и клевер, и белый вьюнок, и какие-то незнакомые цветы, и танцевать на свежеположенном асфальте...

Ну, здравствуй, Москва. Вот мы снова и встретились.

Небо звездное, метель августа,
На дороге - машин канителица,
Возят засуху, а мне радостно,
Знаю точно: погода изменится,

Я смотрю наверх, там, где мы живем -
Так все тихо, сухо, да правильно.
Я ж из тех, кому нет победы днем,
Я - как степь, дышу сном неправедным.

Я по засухе - ведро полное,
Между фар - лисой, живьем пламени.
Я так мал, а вокруг все огромное,
И плевать, что не ружья да не знамени.

Небо звездное, сердце августа,
Оглянись, рассветает пророчество,
Тело - степь - мое одиночество,
Смерти нет, но всегда пожалуйста...

@темы: III мгновенья в зеркале

20:54 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я много писала о Петербурге, очень много, больше, чем про что бы то ни было еще, пожалуй.
Но я никогда не писала всего. Просто потому что когда ты настолько часть его, что многое не замечается, как не замечаешь дыхания.
Как-то я сидела на даче и вдруг особенно остро затосковала по Питеру. Захотелось написать что-то светлое, легкое и милое, а получилось… Что получилось.
Как только я начала писать текст, на ясное небо вдруг налетела сильнейшая гроза.


Память о блокаде через поколение – это страшное. Всегда добавляющее жизни невыносимо тяжелый минорный аккорд.
А после белых ночей, когда разъезжаются по домам туристы и утихают уличные праздники, ты остаешься один на один с длинными, темными зимними ночами, холодными штормами и тишиной, ты забываешь, что такое солнце, потому что небо почти всегда затянуто, а вся продолжительность дня между рассветом и закатом сокращается до каких-то трех-четырех часов, и ветры становятся жесткими и неумолимыми. Вы когда-нибудь пробовали пережить зиму в северном городе?
Нельзя этот город полюбить. Целиком, как он есть, без купюр – нельзя.
Можно им только стать.
И только тогда, под гнетом темноты и штормов, в гудении черной воды, под бетонной плитой блокады и алой кровью революции, в этом городе, что немыслимо воздвигнут на костях, только здесь и тогда в тебе поднимается неумолимая, неперешибаемая воля к жизни, и только тогда ты встанешь гранитом перед северным штормом, грудью примешь натиск соленой стены и выстоишь, и воспрянешь, и расправишь плечи, и чеканным гордым шагом пойдешь вперед, наперекор всему, ты будешь идти и смеяться. И вот когда ты станешь им, разольешься реками под небом, стряхнешь мишуру со строгого классицизма, оправишься шлифованным водой гранитом, раскинешься жестью ровных крыш, взметнешься сполохами шпилей, вот тогда ты сможешь все, и не станет ничего невыполнимого. Потому что этот город может все.
Потому что теперь вы – одно.

@темы: III мгновенья в зеркале, VI портрет в интерьере, Петербург

20:54 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ну и я была бы не я, если бы не дописала кусочек. Не ко всему, но к части.

Но через тысячи темных часов, тихо крадучись, все-таки придет осторожный еще свет по первой воде тающих рек, и по улицам и площадям разольется первый запах свежей весны – запах корюшки, от которого теснит в груди. А потом по уже освободившейся Неве мощными, огромными, белоснежными глыбами пойдет ладожский лед, взламываясь и кружась, и ты будешь стоять посередине моста и смотреть на ледоход, самое мощное и самое потрясающее зрелище из всех виденных, и знать, что на этих белоснежных спинах в Балтийское море уходят последние ошметки бесконечной, темной зимы, зимы не пережитой, но преодоленной, и скоро снова оживут мосты, и в ночной тишине по Неве заскользят корабли и баржи, и будет легкое, бесконечно светлое лето, прохладное, ветреное и свежее.
Но только в глубине твоих зрачков всегда будет скрываться темная, жуткая зима под налетом блокадного холода, твоя сила и ваше неколебимое единство.

@темы: III мгновенья в зеркале, Петербург

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная