сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
"Вы знаете, как найти этого человека?" "Да, знаю" - на выдохе от радости, что хоть что-то стало яснее, почти автоматом вылетевшее, как же она уже отвыкла общаться с теми, от кого что-то нужно скрывать - и тут же - *да черт, что ж я говорю-то* - в общем, Кира наконец-то обрела существование во временных границах модуля, и это отлично, хоть и сумбурно.
Но про прекрасную мою Киру все же будет после следующего модуля.
Партия восхитительна, прямо уруру. Только сидеть и слушать - столько кайфа.

Доходим с Аланкуном и Сонечкой почти до "Африки", снег белыми полосами (даже в середине марта меня радует внезапный снег, что может быть лучше снега, в конце-концов).

А потом нырять в подвал, а там полумрак и неожиданно так много дорогих и любимых сразу, гомон голосов и смех, и Рос такая красивая, тихая внутри и радостная, они сидят за предлинным столом, без умолку говорят, а мы с Дроу, которую потом сменяет однокурсница Рос, и Скальдом, усаживаемся поодаль за маленький столик, утащив к себе гитару. Ужасно нравится, ужасно правильно - вот так смотреть со стороны на это шумное, многолюдное и веселое, любоваться лицами, не слышать в общем гомоне, кто о чем говорит, просто смотреть - на взгляды, жесты, разговор как визуальность, как танец движений и выражений лиц, при этом самой быть невидимой, неслышной, притаится в уголке, быть тем самым невидимым фотоаппаратом, схватывать и запоминать. Все очень разные и живые.

Потом сбежать - слишком сильно накурено и слишком много людей в единицу времени, и очень важно уйти в нужный момент, пока не устал совсем. За мной уходит и Скальд, идем по Фонтанке в темной и тихой воде, и поем негромко "Бригантину" в унисон и "Двери Тамерлана" на два голоса - и, кажется, впервые в жизни я просто так, без распевки и аккомпанемента, пою почти чисто, удивительное ощущение.

Притащить Скальда к Графу, памятуя, что тот часто жаловался на то, что Скальд совсем не заходит, свернуться в угол, умолкнуть, и не быть совсем, раствориться где-то в безмысленном и уютном нигде - передышка перед длинной неделей. Никак не могу поймать тот внутренний момент, когда у Графа в гостях - почти всегда - начинаю говорить гораздо ниже и отстраненнее, чем обычно - даже сейчас. Это странно и я не уверена, что нравится мне. Но это не главное.
Отличный рыбный суп и девушка, которая танцует на воде, выпуская в небо души погибших.
Много воды в моей голове теперь. Вода снимается с земли и поднимается причудливыми линиями; вода уходит вглубь, бесконечно плавная и объемная, обволакивает и убирает звуки; вода заполняет пространство, и все успокаивается, затихает, замирает.

Ухватив ощущение, вдруг выхожу в памяти на фильм, который смотрела когда-то еще в школе, "Искусственный интеллект" Спилберга, фильм, который прошел очень насквозь меня, и его финал с затопленным, бессловесным миром.

Над городом сияет полная луна, улицы половину первого пусты, я тихо и не спеша иду.

Господи, ты меня направь, как направляет ребенок корабль бумажный.

Много воды и покоя.
И любви.
Очень много любви.
Тыкаться лбом в плечи и другое, константное - очень на расстоянии, очень через толщу воды, очень осторожно, бессмысленно, бесконечно, не задерживая взгляда и невероятно тепло.

Когда печали дня в тебе
Пройдут дождем косым
Твоим останется Севан
Твоим


Господи, ты меня направь...

@темы: Homo Ludens, III мгновенья в зеркале, Гамлет, принц Археоптеров, На Тургенева, над трамваями, Там, где тепло, Тебе не кажется, что мы только что обменялись ржавыми гайками?