сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
У меня в голове есть длинные посты про Волхов, плавание, моих дорогих друзей, работу и один странный дом в Москве, и еще много других, но постоянно находятся более важные вещи, чем их написание. А солянку накидать быстро.

Недавно писали втроем с Соней и Аланкуном текст - выбирали, как и что подавать, искали форму, сюжет, отбирали друг у друга клавиатуру и много обсуждали. Сказала бы я, что давно не получала такого удовольствия и вдохновения от совместной работы - но на самом деле никогда не получала. Очень много восторга.

После поста "Вконтакте" про адвентовский подсвечник и бытовую несуразность (- Что ты делала с микроволновкой? - Сушила в ней шишки. Слушай, ты живешь со мной больше года, почему ты все еще удивляешься? - Вот и удивляюсь, как я жив еще), три разных человека в течение получаса позвали меня пить, а мой дорогой редактор - гулять (и пить). Очень смеялась.

"Сегодня провожали Татьяну, - рассказывает моя дорогая главный редактор Наташа. - Когда я стану пожилым итальянцем, сниму про тебя, Шаргородскую и Таню фильм. Только надо будет найти еще пять с половиной женщин"
"Ну, почему пять с половиной, я поняла, а мы втроем..."
"Вы ушли и разбили мое сердце!"
Моя Наташа сидит на полу с мокрой головой, пьет каркаде с коньяком и рассказывает отличные истории.

Вдруг я узнаю, что роман моей знакомой, фотографа и дизайнера (?), с фотографией, обработкой и изображением как таковым, начался много лет назад с того, что я показала ей какие-то штуки, которые делала тогда в фотошопе, и научила кое-чем пользоваться. "С тех пор все и началось", - рассказывает она мне. Мне удивительно и приятно.

Вот подсвечник, кстати, пусть тут тоже будет.