00:12 

Ян Фабр в Эрмитаже, "Рыцарь отчаяния, воин красоты"

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Последнюю неделю почти все свободное время я провожу в местах, которые больше всего ощущаю домом: на улицах, у Аланкуна с Соней, в Эрмитаже, в Театре дождей вот. Тем домом, где пространство само по себе укутывает плечи, становится рядом и вокруг тебя теплотой живого.

Приходить в Зимний - неизбывная радость узнавания. Еще когда была студенткой и у меня было две работы и учеба, старалась освобождать вторники. Оставляла за скобками всю суету и, не торопясь, по Конногвардейскому, через Александровский - к Дворцовой. Брала с собой маленький рюкзачок с орешками, блокнотом и парой ручек, переобувала в гардеробе ботинки на джазовки, чтобы легко и удобно.
Здоровалась с любимым Суворовым и просто шла через залы до тех пор, как что-то цепляло настолько, что идти дальше невозможно. И проводила два-три часа в паре залов. Мой любимый цвет, мой любимый размер.

И сейчас каждый раз как возвращение в дом, где ты долго жил и был счастлив, и где тебе снова рады.
Дошла наконец и до Фабра - уже не раз приходила, но как обычно, бесповоротно зависала в других залах. Полугодовые выставки развращают осознанием того, что все равно успеешь посмотреть).

Фабр удивительный. В нем много красоты и боли, горсть иронии, много бережности к истории и острый нерв неравнодушия. Выставка дивно встроена в основную композицию, это как смотреть "Гамлета" Фокина. Как будто идешь с изнанки, видишь все ту же конструкцию с обратной стороны, притягивает глаз то, что раньше проскальзывало мимо, хорошо знакомое обрастает новыми смыслами.

Диалог между основной экспозицией и Фабром выстроен очень тонко и бережно. Миниатюры серии "Фальсификация тайного праздника", карнавал и балаган с ускользающими реальными размерами, лицами, смыслами - между Брейгелем-младшим и ван Клеве. Ускользающие, едва проступающие через заштрихованную дешевой ручкой синеву переосмысленные реплики Рубенса - среди полного жизни и оплотненности оригинального Рубенса и под мртвенными взглядами полупрозрачных синих сов-надзирателей. Среди портретов Ван Дейка - мраморные профили современных женщин в праздничных конусах-колпачках вместо средневековых головных уборов, и будущая королева бельгийская - в том же мраморе и колпачке трогательно-неуклюжий подросток в джинсах. Выложенные надкрыльями златки картины с собаками, черепами, часами и мухами проступают свечением из темноты сведи бушующей чувственности, излишества и оплотненности барокко.

И, конечно, моя любовь - среди фламандских натюрмортов - выложенные златкой черепа, в челюстях которых - мертвые куропатки, кролики, ласки и кисти живописца. Кажется, теперь у меня есть универсальное объяснение того, почему я считаю фламандскую живопись очень, очень жуткой. В моей голове она выглядит именно так - куропатка, зажатая в челюстях безглазого черепа.

Я могу еще долго говорить про каждый объект, но разбивая на детали, я на самом деле упускаю суть, упускаю того самого "Рыцаря отчаяния, воина красоты", про которого все это говорит. Боль и битву, и преклонение, и попытки вдохнуть жизнь и сделать видимой смерть, все это кипучее, местами по-детски наивное, но очень сильное и искреннее, которое оканчивается "Убракулумом" в котором в полумраке и тишине созерцания, среди парящих в воздухе костылей и инвалидных колясок (все в тех же златках), среди проржавевших станков наедине с собой остается фигура - белый плащ с капюшоном, сотканный то ли из раковин, то ли из мусора. (Фото с другой выставки)

Очень много любви.


Про организацию

Про несчастных травмированных детей

URL
Комментарии
2017-04-09 в 22:39 

Moonly
Стою на краю лично вырытой пропасти и думаю, на хрен копал.
про выставку Фабра согласна на все сто.
меня прямо бомбило, когда некоторые знакомые, которые в Эрмитаже были последний раз лет десять назад или не были вообще, потому что живут в других городах, в различных соцсетях выражали свое «фи» и вот это вот про травмированную психику детей.

Вообще не понимаю, как работает эта логика
да это непохоже на логику.
голые статуи мужиков и уродцы в кунсткамере, например, всех устраивают.

И да, предупреждения про 16+ стоят на всех входах в пространство выставки
печально, что современные яжематери с молоком вместо мозга и яжеотцы на возрастные ограничения не смотрят вообще.
ох, сколько же детей я видела на «Сосисочном расколбасе»; это же мультик пыщпыщ, неважно, что там +18 стоит.

2017-04-14 в 13:00 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Moonly, сейчас я брошусь защищать, потому что я всегда так делаю, когда на кого угодно наезжают)

В целом это, конечно, достаточно естественная реакция на непривычное в закостенелой картине мира. Они пришли в Эрмитаж посмотреть на красивое. А тут на них выпрыгивает какая-то дичь, которая работает вообще не в категориях красоты. Потому что, будем честны, для того, чтобы хоть как-то воспринимать современное искусство, в общем случае нужна хоть какая-то минимальная осведомленность о том, что это за зверь такой и зачем (и почему) он такой.
Это, конечно, не половина коровы Хёрста, но для того, кто понимает искусство как красивое, изящное, приятное глазу (а это вообще-то немаленькая такая прослойка населения), разницы никакой. Естественно, это вызывает шок. Нормальная реакция на шок - отстранение. Все остальное - только повод, конечно же.

URL
2017-04-14 в 13:01 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Так что, строго говоря, всех можно понять)

URL
2017-04-14 в 13:54 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
(у меня есть мнение, но я с ним не согласен, вот это все)

URL
     

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная