сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Сухая трава на бетонных и кирпичных укреплениях на границе Балтийского моря - давным-давно вросшие в землю холмы. Покой площадок для установки орудий с одной стороны, и набегающая волна - с другой.
Суоменлина, Аэгна, теперь Кронштадт.

Здесь все открыто и чисто - деревянные дома, склады и убежища. В бетонных помещениях с потолка нарастают маленькие известковые сталактиты, тяжелые засовы чуть поскрипывают при повороте, из-за плеча вылетает бабочка. Ярко-зеленая поросль еще не забила бессчетные нюансы благородных оттенков прошлогодней травы, листья еще не спрятали чистый рисунок ветвей.
Шшшшш, шшшшш - тихонечко шумит вода.

Мое сердце спит где-то здесь, да.