сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Несмотря на множество "но" касательно Барраяра, это было безусловно поучительно.
Окончательно утвердилась вот в том, зачем я сейчас езжу на ролевые игры - рассказать красивую историю. Как в целостности, так и во фрагментах.
Все остальное неважно. Вообще неважно.
Важна только история.

______________________

После шести лет в Межпланетном Красном кресте уйти в дипломатию, только чтобы уменьшать количество войн и трупов в них.
После шести лет на Барраяре полюбить его невыносимой любовью, и, конечно, ненавидеть с той же силой.
И со всем этим - стоять перед заданием развязать здесь гражданскую войну.
На планете, которую ты любишь.
Сердце мое, что мне делать с тобой?

Пока где-то в нескольких туннелях на родном Эскобаре военный переворот, ты здесь, среди сдержанных форов, и невозможно не перекидываться на личное из политики, идти мимо опечаленного, не злиться предрассудкам.
Всегда найдется время, чтобы с неутолимым азартом принять чужой вызов.
И делать то, что должен - как бы там ни было, служу Эскобару.

Это почти облегчение - когда твоим последним делом, лучшим, чем можешь послужить своей родине, остается смерть. Ты заперт в посольстве и ждешь вылета, сочиняешь последние письма друзьям и врагам, которыми все это время восхищалась, и приводишь в порядок форму.
Все очень правильно. Что бы ни произошло после того, как наш корабль поднимется в космос, живой я не вернусь.

Пока все не сбивает нелепость, глупость - выстрел на крыльце, я теряю сознание, а когда прихожу в себя, все уже закончилось.
У них все получилось, осколки нашего корабля на месяцы изолировали планету, генератор покинул Барраяр, вокруг разгорается гражданская война.
Все сделано, а я жива и заперта на Барраяре.

Это очень странное состояние - когда внутри головы твое тело разнесено в клочья в космосе, но ты как-то жив. Смерть, к которой я так сосредоточенно готовилась, случилась не со мной.

Мне больше некуда идти, и я иду к Эрвину, как к маленькому мнимому кусочку дома - он все же так похож на эскобарца. К Эрвину, глядя в глаза которому накануне, я непрестанно представляла, как стреляю в его корабль, или он стреляет в мой. Который уже делал мне предложение, и мы оба сказали "нет".

Чувствовать себя пережившей смерть, но живой, очень странно. Уже перед дверью я понимаю, что иду, чтобы сказать "я передумала". "Я передумал", - говорит он мне, не успеваю я открыть рот.

Ссоры и быстрая свадьба под пулями - мой любимый и ненавистный Барраяр снова покрывают мертвые тела, а я могу только весело смеяться шуткам Форратьера и знать, что если доживу до чистого тоннеля, я заберу кусочек этой планеты, который сейчас держу за руку, с собой.
А дальше посмотрим.