сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Здравствуйте, меня зовут Кэти и у меня закончились слова.

Я не знаю, как и что писать про Прагу.

У меня в рюкзаке три крупных павлиньих пера, персики и брауни.
Рядом со мной спят две персидских борзых и один кот.
Я прогуляла в общей сложности больше 20 километров.
Слушала отличных уличных музыкантов в девяти местах, одну репетицию органа в соборе и один концерт григорианского вокала в саду.
Прочитала больше двух десятков табличек в музее Кафки.
Город мгновенно исполнял мои самые внезапные мимолетные пожелания как минимум семь раз.
Вопреки всем прогнозам и здравому смыслу весь день было прохладно, а в самую жару - +19 с ветром.

Я не знаю, как писать про Прагу.
И я не сосчитаю, сколько раз мне хотелось заплакать, потому что все это невыносимо совершенно.

Это, знаете, как однажды в жарком 2010 году читать в автобусе через сестренкино плечо отрывок "Смиллы", а потом, через несколько лет взять и прочитать Хега целиком.
И обнаружить, что он настолько да, что куда вообще дальше. И настолько невообразимо больше, чем ты представлял в самых смелых желаниях.

Понятия не имею, как с этим всем жить.