сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Мы летим по трассе за Челябинск к Зюраткулю, племянница сонно напевает что-то про лето, сестренка с ее родителями обсуждают что-то про университет, а я тихонечко слушаю Горгород в наушниках (второй день) и снова перебираю в голове все то, что было на игре, коснулось напрямую и прошло где-то на отдалении.

Мне очень хочется написать историю персонажа, но, кажется, для этого мне нужно на день сесть в тихой комнате.

Поиграв про 1940 и про терроризм я пытаюсь понять, была ли я права, отказавшись ехать на миленину "Блокаду".
Все еще мне кажется, что да, потому что нет вообще никакой дистанции между моим сердцем и вот этим всем. Потому что нельзя играть в главную точку своей собственной сборки.

Мы много говорили об этом с Сашкой, который тоже не поехал - если бы была хоть какая-то дистанция, если бы это была та же суть, но другое время, другая страна - пусть мы все отлично понимали бы, про что мы играем на самом деле, мы бы конечно поехали.

Я, честно говоря, даже в "бессмертном полку" не могу участвовать, даже смотреть не могу. Хотя идею люблю очень сильно и очень рада, что это есть.

За окнами холмы вырастают в горы, рядом со мной дорогой и любимый человек, большинство моих любимых людей живы и ходят по этой земле.

Я не знаю, что там будет дальше с моей жизнью, внутри себя я думаю, что не справилась с ней - и не знаю, как вообще можно было справиться.

Быть рядом с теми, кто любит тебя, кто нуждается в твоей любви.
Делать столько, сколько можешь.

Скучаю по преподаванию на самом деле ужасно.




Отправлено из приложения Diary.ru для Android